СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

АНАЛИТИКА

Руслан Айсин: «Внутринациональная проблематика – главный мобилизационный ресурс Кремля?»

Опубликовано

На этой неделе Владимир Путин разрешил секрет Полишинеля — объявил о своем вхождении в президентскую гонку – 2018. Политолог Руслан Айсин рисует контуры России четвертого путинского срока. Будут ли реализованы командой Сергея Кириенко планы по переформатированию государственного устройства страны, справится ли с будущими стрессами и напряжениями татарский мир и можно ли вернуть обратно в бутылку «языкового джина»? Об этом — в материале автора «БИЗНЕС Online».

«На Шипке все спокойно». Так можно охарактеризовать новость о выдвижении Владимира Путина в четвертый раз на пост президента страныФото: kremlin.ru

«НА ШИПКЕ ВСЕ СПОКОЙНО»

«На Шипке все спокойно». Так можно охарактеризовать новость о выдвижении Владимира Путина в четвертый раз на пост президента страны. Как бы не старались чиновники администрации президента затянуть это заявление главного кандидата, тем самым возгоняя вверх по эмоциональной шкале интригу, все было понятно. Интереса к выборам у населения нет. Все, что не имеет тайны, к тому пропадает человеческий интерес. Специально распространяемые слухи о том, что выдвиженцами могут быть губернатор Тульской области Алексей Дюмин или действующий премьер-министр Дмитрий Медведев, уже бывавший в роли и кандидата в президента, и победителя избирательной гонки, не убеждали в том, что существует альтернативный сценарий, в котором нет места «нашему все». И даже складывается впечатление, что без другого «нашего все» Александра Пушкина страна спокойно проживет, а вот без Путина не сможет. Крепка как клинок из дамасской стали тяга наших людей к патернализму, к тому, чтобы переложить ответственность за судьбу страны на плечи «венценосной особы». Дескать, он там наверху, ему все полномочия даем, безграничность власти разрешаем, так пусть он там за нас все и решает.

Но принцип «усталости металла» работает и на человеческом уровне. Путин на вершине властного олимпа больше, чем «дорогой наш Леонид Ильич». Социологи фиксируют, что 25% жителей страны готовы проголосовать за любого альтернативного кандидата. Речь идет о гипотетическом политике. Это четверть населения. Колоссальная цифра. При этом стоит учесть, что российское общество архаично по своей внутренней природе. И часто при социологических опросах люди говорят не о своих политических предпочтениях, а о том, чего от них хотят услышать власти, они следуют «генеральной линии партии», потому что боятся даже моральной обструкции, осуждения за то, что они не с большинством.

Перед прошлыми выборами, если мне не изменяет память, около 17% взрослого населения страны готовы были проголосовать за нового политика, не примелькавшегося, не связанного никакими узами с существующим политическим классом, куда входят как государственные функционеры, так и системные оппозиционеры. Общество жаждало обновления, изменений, был колоссальный запрос, вылившийся в протестный эффект Болотной. Тогда кураторы внутренней политики этот общественный запрос умело купировали выдвижением кандидата в президенты, миллиардера Михаила Прохорова. Он то и собрал голоса либерально настроенного среднего класса крупных городов. Протест был успешно слит.

Спустя пять лет, конечно, ситуация другая. Внешнеполитическая и внутриполитическая диспозиции не сродни 2012 году. Крымская эпопея стоила стране практически полного разрыва отношений с миром и, как следствие, переход на ультраконсервативные рельсы во внутренней жизни. Любой намек на изменение статус-кво, реформы, обсуждение проблем (кроме бесконечных двухминуток ненависти на внешнеполитическую тему) воспринимается как крамола, посягательство на устои. Но вот, что это за устои, по большому счету понять трудно. Алхимическая смесь из визиона депутата Натальи Поклонской, изоляционизма, «особого пути», веры в сакральность аппарата. Как это было при Сталине, где партийный аппарат выполнял роль коллегии жрецов. Все-таки при Иосифе Виссарионовиче было цельное мировоззрение с важнейшими реперными точками эпохи модерна. Сейчас же — это странная конструкция а-ля «Сахарный Кремль» Владимира Сорокина эпохи постмодерна.

«НАЛИЦО ПОЗДНЕБРЕЖНЕВСКАЯ СИТУАЦИЯ, КОГДА СТАГНИРУЮЩИЕ ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО ЖИЛИ В РАЗНЫХ ПЛОСКОСТЯХ»

Такое ощущение, что вот-вот и в стране будет введена должность схожая по значению с той, что соответствовала статусу Константина Победоносцева во времена правления императоров Александра III и Николая II — главный цензор и охранитель. В 1903 году известный писатель Мережковский встречается с уже пожилым Победоносцевым, который ему поясняет необходимость глубокой общественной стагнации следующими словами, вошедшими в мировой цитатник: «Вы не представляете себе, что такое Россия. Это ледяная пустыня, по которой ходит мужик с топором». На что писатель парирует главному государственному идеологу: «А не вы ли превратили ее в эту ледяную пустыню?»

На роль Мережковского-Прохорова была выдвинута теледива, друг семьи Путина Ксения Собчак. В недрах администрации президента возник план: интерес к выборам должны пробудить в числе прочих скандальная Собчак и… конфликт с национальными республиками, прежде всего Татарстаном. Но об этом ниже. Стремительно ворвавшись в унылое политическое поле, Ксения Анатольевна начала, как говорят в молодежной среде, хайпить. Консервативная часть общества вовсю бранила ее на чем свет стоял, пролиберальная публика приветствовала «смелую Ксюшу за правду». Так или иначе, но ей удалось главное — пробудить интерес с предстоящим выборам.

Естественно, ни у кого нет сомнений, что Путин победит и на четвертых своих президентских выборах. Но для «отца нации» неприемлемо, когда высокий процент проголосовавших за него не обеспечен высокой явкой. Легитимность в этом случае оказывается шаткой. Существует версия, что перед Сергеем Кириенко была поставлена задача обеспечить на выборах так называемый план 70/70: то есть явка и процент отданных за главу государства голосов должны равняться этому показателю. Проблема не из легких, как кажется на первый взгляд. Апатия в стране растет. Налицо позднебрежневская ситуация, когда стагнирующие власть и общество жили в разных плоскостях и старались друг друга сильно не беспокоить, не тормошить почем зря.

Попутно Кириенко решает ряд других задач. Сегодня вовсю идет процесс экспертного обсуждения проекта по переустройству национально-территориального принципа деления страны. Возможно, обсуждение завершится решением о конституционной реформе, которая к тому же изменит систему властного формирования, где должность президента будет понижена в статусе, ее лишат сверхполномочий как сейчас, институт премьер-министра будет упразднен. А главным органом в стране станет Государственный совет во главе с председателем этого нового Политбюро. Думаю, пояснять, кто будет во главе стола, смысла нет.

ТРУДНЫЙ ДЛЯ ТАТАРСТАНА 2020-Й

Приход Кириенко в Кремль ознаменовал новые подходы во внутренней политике. Но что важно: Сергей Владиленович стал ломать привычный ход политических вещей, принципиально дистанцируясь от методов своих предшественников. Известно, что он последователь школы методологии Щедровицкого и руководствуется четко продуманным планом действий. Методологи считают, что не бывает нерешаемой проблемы, надо лишь найти к ней ключ. Реализацию плана по переформатированию государственного устройства Кириенко начал с близкого ему Приволжского федерального округа, где он был долгое время полпредом президента. Во-первых, он первым делом приступил к смене губернаторского корпуса в ПФО для того, чтобы начать административно-территориальное переустройство страны с близкого и знакомого ему региона. Татарстан здесь главная помеха. Остальные региональные элиты не имеют желания бодаться с Кремлем. Казань застроптивила. И тут так совпало, что начались проблемы: банковский коллапс, неподписание федеративного договора, языковой кризис.

И это далеко не конец. К 2020 году, к моменту реализации кремлевского стратегического плана, не должен ли Татарстан, по замыслу кураторов, представлять собой политические руины? Напомню, что именно тогда истекает срок полномочий Рустама Минниханова и ожидается очередная всероссийская перепись населения, а она — сильнейший стресс и перенапряжение всех сил для татарского мира и местной элиты. Всякий раз по поводу очередного дробления татарского этноса на десятки субгрупп Казань вступает в вязкий конфликт с Москвой. Так было во время переписи 2002 и 2010 годов. Это сильный фактор давления на татарстанский правящий класс. Символический удар по республике, бесспорно, будет нанесен тем фактом, что в том же году наименование «президент Татарстана» официально заменится на «глава Татарстана». А спина Боливара двоих может не выдержать: слишком серьезные вызовы для измотанной республики.

«МЕТОДОЛОГАМ НЕ ЧУЖДЫ ЗАИГРЫВАНИЯ С СИМВОЛИЗМАМИ»

Старт политическому сезону был дан выступлением Путина 20 июля в Йошкар-Оле, где он раскритиковал обязательность преподавания национальных языков для русскоязычных детей. Тема моментально стала главным политическим событием, как считают многие эксперты. Ничто так не зажигает и не возбуждает чувств, как ущемление национальных прав. Языковая проблема была одной из определяющих в противостоянии России и Украины, и она заставила политически отмобилизоваться русских и украинцев. Но антиукраинская риторика уже не работает как сильный фактор призыва, эффект усталости от более чем 3-летнего нагнетания ощущается. Так сошли с политической повестки проекты «Русского мира»и Новороссии, готовится выход России из сирийской войны. Москва будет замыкать мобилизационную повестку внутри себя, что подтверждает отказ от конфронтационной модели поведения с Международным олимпийским комитетом, который принял решение о не допуске России как страны участницы до Зимних Олимпийских игр 2018 года. Спортсмены могут выступать как частные лица под белым флагом. Все ждали, что на это ответит Путин, президент же сказал, что Россия не будет бойкотировать игры. Спортсмены пусть выступают.

Вот в этой связи внутринациональная проблематика, похоже, становится главным (или одним из главных) мобилизационным ресурсом политтехнологов Кремля. Она в момент подняла политический градус, что вроде как выгодно центральной власти накануне выборов. Люди пойдут выражать свое согласие/несогласие на избирательные участки, других механизмов проявления своей позиции у них уже нет: другие формы политической активности — митинги, пикеты, шествия, формирование партий — затруднены. Ведь политтехнологи Кремля думают, что выпущенного из бутылки джинна после выборов можно будет благополучно вернуть. Но это еще никому не удавалось. Даже методологам.

К слову сказать, Путин заявил о своем выдвижении на встрече с рабочим коллективом завода ГАЗ в Нижнем Новгороде, родном городе Кириенко в день, когда ровно столетие назад, 6 декабря 1917 года, парламент Финляндии принял решение об отделении из состава России и получении статуса независимого государства. Методологам не чужды заигрывания с символизмами. Только вот история не ценит такого рода легкомысленного отношения к сложным вещам.

АНАЛИТИКА

«Мы единственная нация, которая вышла на поле битвы против ДАИШ»

Опубликовано

Генконсул в Казани рассказал о позиции Турции по операции «Источник мира» и пообещал, что товарооборот с Татарстаном достигнет $1 миллиард

В Сирии Турция преследует только две цели — уничтожение курдских террористов и возвращение на родину 3,5 млн беженцев. Перевод статьи министра иностранных дел Чавушоглу с этими тезисами раздал журналистам на сегодняшней пресс-конференции новый консул Исмет Эрикан. О том, вернутся ли турецкие лицеи, какой продукт шокировал консула халяльной маркировкой и может ли Турция спасти от китайских «лагерей перевоспитания» двух студентов КФУ, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Исмет Эрикан: «Наша единственная цель — обезвредить и уничтожить террористов. Какой-либо проблемы с курдами, проживающими в нашей стране или за ее пределами, у нас нет»Исмет Эрикан: «Наша единственная цель — обезвредить и уничтожить террористов. Какой-либо проблемы с курдами, проживающими в нашей стране или за ее пределами, у нас нет»

Фото: Андрей Титов

«ВОЕННАЯ ОПЕРАЦИЯ «ИСТОЧНИК МИРА» ОДНОЗНАЧНО НЕ НАПРАВЛЕНА НА КУРДОВ»

«Предвосхищая ваши вопросы, давайте я на некоторые из них отвечу сразу: я рад находиться в Казани, мне она очень понравилась», — обращаясь к журналистам с этими словами, генеральный консул Турции в Казани Исмет Эрикан попытался сразу пресечь поток стандартных вопросов. Кажется, что он за две недели пребывания в новой должности уже устал отвечать, как он находит столицу Татарстана. «Пасторальной и поэтичной», — ответил дипломат на этот вопрос. В Казань он уже приезжал в феврале 2009 года. «Тогда было очень холодно, но в этот раз атмосфера оказалась теплой в прямом и переносном смысле», — сделал Эрикан очередной комплимент городу.

Консул кратко рассказал о своей основной функции — защищать интересы турецких граждан и организовывать визиты высокопоставленных лиц. В зоне ответственности Эрикана — Татарстан, Башкортостан, Марий Эл, Чувашия, Мордовия и Самарская область. За развитием в регионе турецкого бизнеса он тоже следит и будет продолжать работу своих предшественников в этом направлении. В ближайшие дни дипломат посетит ОЭЗ «Алабуга», где встретится с руководителями турецких предприятий.

«Есть еще одна тема, которую я коротко хотел бы затронуть», — заметил он, покончив с вводной информацией. Речь зашла о проходящей в эти дни в Сирии турецкой операции «Источник мира». Чувствовалось, что именно эта тема стала поводом для проведения пресс-конференции: все остальные прозвучавшие на встрече вопросы и ответы были либо уже известны, либо Эрикан пока не успел их изучить и воздерживался от комментариев. Сам генеральный консул отметил, что обсуждение политических вопросов является компетенцией посольства в Москве, а не казанского консульства, но обратил внимание на вышедшую позавчера в газете The New York Times статью министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, в которой тот объясняет цели и задачи этой операции. Стопка распечатанных переводов статьи на русский язык лежала на столе перед Эриканом, и после окончания пресс-конференции их раздали журналистам. По всей видимости, в консульство сверху поступила директива ознакомить широкие массы со статей министра в американской газете.

«Если коротко говорить о цели данной операции, то это формирование зоны безопасности в Сирии, отдаление от наших границ террористических организаций РПК (Рабочая партия Курдистана — прим. ред.) и YPG (курдские отряды народной самообороны — прим. ред.)», — пояснил дипломат. Вторая цель — вернуть домой 3,5 млн сирийских беженцев, которые сейчас находятся на территории Турции.

Консул обратил внимание на присутствие дезинформации в некоторых СМИ. «Военная операция „Источник мира“ однозначно не направлена на курдов, — подчеркнул он. — Наша единственная цель — обезвредить и уничтожить террористов. Какой-либо проблемы с курдами, проживающими в нашей стране или за ее пределами, у нас нет».

«Наше основное право и обязанность — охранять наши границы», — отметил Эрикан. Также он обратил внимание на то, что на пятый день операции нет сообщений о потерях среди мирного населения от действий турецких военных, но есть информация об их гибели от рук террористов. Так генеральный консул подчеркнул смысл статьи Чавушоглу, в которой министр разъясняет, что YPG не столько борцы с ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» прим. ред.), сколько сообщники запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана. РПК они поставляют взрывчатку, а пленных ДАИШ отправляют в Турцию. «Любое описание ситуации как „турки против курдов“ является злонамеренным и ложным. Курды не наши враги», — четко обозначает линию партии Чавушоглу. Если раньше РПК и YPG «шантажировали» мировое сообщество тем, что они борются против ДАИШ, то теперь союзникам лучше сотрудничать с Турцией. «Мы единственная нация, которая вышла на поле битвы против ДАИШ», — ничтоже сумняшеся пишет министр иностранных дел Турции.

Консул напомнил, что президенты России и Турции поставили цель поднять товарооборот между странами с нынешних $35 млрд до $100 млрд, и заявил, что наращивание оборота между Татарстаном и Турцией следует рассматривать в этих рамках

Фото: Андрей Титов

«ВЕРНУТЬ ТОВАРООБОРОТ НА ПРЕЖНИЙ УРОВЕНЬ — ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ!»

Отвечая на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» о реальности возврата турецко-татарстанского товарооборота к былому уровню в $1 млрд с нынешних $314 млн, Эрикан ответил уверенным да. «Вернуть товарооборот на прежний уровень — обязательное условие!» — подчеркнул он. Консул напомнил, что президенты России и Турции поставили цель поднять товарооборот между странами с нынешних $35 млрд до $100 млрд, и заявил, что наращивание оборота между Татарстаном и Турцией следует рассматривать в этих рамках. «Если 314 миллионов долларов возрастут хотя бы до 1 миллиарда, то мы сделаем вклад в достижение общей цели, поставленной лидерами двух стран. Если мы достигали таких цифр в прошлом, то реально получить их и сейчас, каких-либо препятствий для этого нет», — сказал Эрикан.

Отчасти тому поможет сотрудничество Татарстана и Турции в сфере «халяль»: по словам консула, интерес к этой продукции растет с каждым днем и здесь есть большой потенциал. «Мы можем плодотворно работать в данном направлении», — отметил он, но подчеркнул, что одно дело — производить продукцию «Халяль», а совсем другое — ее сертифицировать. Дипломат вспомнил курьезный случай: в одной стране, где он работал прежде, увидел этикетку «Халяль» даже на рыбе, что его сильно удивило. Поэтому к вопросу надо подходить «целесообразно и достаточно серьезно», благо при турецком министерстве торговли есть специальный центр сертификации халяльной продукции.

Вернуть товарооборот на прежний уровень поможет сотрудничество Татарстана и Турции в сфере халяль: по словам консула, интерес к этой продукции растет с каждым днем, и здесь есть большой потенциалВернуть товарооборот на прежний уровень поможет сотрудничество Татарстана и Турции в сфере «халяль»: по словам консула, интерес к этой продукции растет с каждым днем и здесь есть большой потенциал

Фото: «БИЗНЕС Online»

Новый консул продолжит начинания своих предшественников не только в экономическом, но и в культурном плане: 25–28 октября в кинотеатре «Мир» стартует четвертая Неделя турецкого кино, в рамках которой покажут четыре фильма. «Надеемся, что в дальнейшем покажем больше картин и не ограничимся только Казанью», — отметил Эрикан. Не отказался он и рассказать о своей семье: дочь работает в турецком МИДе, а сын занимается гостиничным бизнесом в Алма-Ате. Причем невестка консула русская. «Сын плохо говорит по-русски, невестка — плохо по-турецки, так что между собой они общаются на английском», — с улыбкой рассказал дипломат. Сам он по возможности русский и татарский выучит, благо уже владеет родственными языками — болгарским и турецким. «Я не так умен и молод, как Турхан Дильмач», — пошутил Эрикан, вспоминая своего одного из самых ярких и полюбившихся татарстанцам предшественника. А вот китайский язык новому консулу не поддался, хоть он и проработал на Тайване несколько лет. Что касается русской классики, то с ней дипломат познакомился еще в юности, а сейчас есть возможность перечитать «в новой атмосфере».

«Вернутся ли турецкие лицеи?» — поинтересовался один из журналистов. Никакой информации о подобных планах у консула не оказалось.

Вопрос о возможной помощи Турции двум татарским студентам из Китая, которые опасаются вернуться на родину, оказался в числе тех, на которые Эрикан не смог ответить, так как ничего об этом не слышал. Также он не стал отвечать на вопрос об официальной позиции Турции по проходящим в Китае гонениям на тюркоязычных мусульман, однако после пресс-конференции выразил готовность ознакомиться с ситуацией двух китайских татар из КФУ и попросил прислать материалы на электронную почту.

Линар Фархутдинов

Продолжение

АНАЛИТИКА

Рост исламофобии – угроза безопасности Европы

Опубликовано

Рост исламофобии влияет на все сферы общественной жизни Европы

 

На фоне роста популярности ультраправых в странах Европы выросло количество преступлений на почве исламофобии. Об этом говорится в докладе Фонда политических, экономических и социальных исследования Турции (SETA) на тему: «Ситуация в сфере исламофобии в Европе в 2018 году», основанном на анализе процессов и факторов, прямо или косвенно способствовавших росту ксенофобии в европейских странах.

Авторы доклада отмечают, что рост преступности на религиозной почве представляет угрозу не только для мусульман, но и для безопасности и стабильности во всей Европе.

В докладе отмечается, что рост исламофобии проявляется во всех сферах общественной жизни Европы, в том числе бизнесе, сферах образования и юстиции.

К примеру, в Бельгии в прошлом году зафиксировано 70 инцидентов на почве исламофобии. При этом в 74 процентах случаев имели место оскорбления и нападения на мусульманок, говорится в докладе.

В Австрии количество преступлений на почве исламофобии в 2018 году составило 540, что на 74 процента больше показателя 2017 года (309), отмечается в документе.

По данным доклада, во Франции в 2018 году также зафиксирован рост числа нападений на мусульман. Мусульмане в этой стране в прошлом году подверглись атакам 676 раз, что на 54 процента больше, чем в 2017 году.

В Германии в прошлом году зафиксировано 678 нападений на мусульман, 40 провокаций в районе мечетей. Ультраправые в Германии 173 раза нападали на центры размещения мигрантов.

В Норвегии в прошлом году зафиксировано 151 преступление на религиозной почве. В 91 проценте случаев имели место оскорбления и нападения на мусульман.

В Великобритании в 2011-2018 годах зафиксирован 415-процентный рост преступности на почве исламофобии.

 

Продолжение

АНАЛИТИКА

Американский план «Большой Ближний Восток» или российский проект «Большая Евразия»?

Опубликовано

Каков план проекта США «Большой Ближний Восток»?

С 2020 года Россия будет активно реализовывать Традиционную исламскую стратегию в ответ на проект США «Партнерство для совместного будущего и прогресса в расширенном регионе Ближнего Востока и Северной Африки», который также называют проектом «Большого Ближнего Востока», целью которого является формирование нового глобального мира.

Хотя администрация США до сих пор не представляет официальных документов, связанных с проектом «Большой Ближний Восток», он продолжает реализовываться на Ближнем Востоке и особенно в Иране, и в него часто вносятся поправки. Основная цель этого проекта была определена как борьба с «глобальным терроризмом и фундаменталистским исламом». После нападения на башни-близнецы 11 сентября 2001 года проект «Большой Ближний Восток» стал внедряться ещё активнее. По данным Соединенных Штатов, все нападения на них осуществлялись организациями, в основе которых лежит ваххабизм. Американцы считают, что географическим районом, питающим глобальный террор, является исламская география, которая охватывает более 50 стран, от Мавритании до Индонезии.

В плане проекта «Большой Ближний Восток» действия, которые должны предпринять США для контроля над исламским миром, перечислены в следующих пунктах:

• В первую очередь будет поддерживаться умеренный ислам. Поддержка будет расширена за счет предоставления финансовой поддержки, построения модели лидерства и создания лидеров, соответствующих этой модели.

• Недостатки традиционных исламистов будут подвергаться критике, но их будут поддерживать против фундаменталистов.

• Будет вестись борьба с фундаменталистами. В этом контексте будут выявляться незаконные действия, выноситься на повестку дня негативные последствия актов насилия, и будет  предотвращена их героизация.

• Выборочно будут поддерживаться секуляристы. В этом контексте будет поощряться восприятие фундаментализма как общего врага, и будут сломлены амбиции по установлению связей с антиамериканскими силами на основе национализма и левизны.

В Плане реализации проекта «Большой Ближний Восток»  предусмотрено, что урегулирование палестино-израильского конфликта повысит репутацию США в исламской географии. Также предусмотрено, что входящие в рамки проекта богатые нефтью тоталитарные и теократические режимы (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Объединенные Арабские Эмираты)  перейдут к парламентской демократии, сохраняя при этом свои королевства или эмираты. Планируется свергнуть теократические и / или репрессивные режимы в странах, которые США считают бандитскими или оказывающими поддержку терроризму (Иран, Сирия, Ливия, Судан) и заменить их умеренными исламскими демократическими режимами. В соответствии с планами США, беспорядки в этих четырех странах продолжаются. Что же касается Турции, США внедряют проект, направленный на снижение влияния турецких вооруженных сил.

В чем заключается проект «Большая Евразия» в рамках Традиционного Исламского Проекта России?

В ответ на инициированный Соединенными Штатами проект «Большой Ближний Восток» Россия разработала проект «Стратегия для Ближнего Востока и Северной Африки – проект Большая Евразия». Новый план, который Россия частично начала реализовывать с 2019 года, направлен на то, чтобы освободить народы региона от колониализма, ограничить разрушительный эффект США, сбалансировать геополитические интересы и создать региональные альянсы со странами региона с традиционным пониманием ислама.

Россия стремится уменьшить влияние ваххабитов, распространяющееся с Ближнего Востока на Северном Кавказе, и предотвратить радикальные исламские взгляды, которые в будущем могут разрушить традиционный ислам на Кавказе. Реализуя проект «Большой Ближний Восток», США сделали так, что страны Персидского залива стали зависеть от них в военном и финансовом плане. Альтернатива, выдвинутая Россией против этого плана Соединенных Штатов, в целом может быть объяснена как попытка предотвращения появления террористических организаций путем поддержки традиционного ислама. Цели этого нового плана России заключаются в следующем:

• Остановить проект «Большой Ближний Восток» США на Ближнем Востоке и в Северной Африке,

• Реализовать Евразийский проект посредством традиционной исламской философии,

• Создать зону регионального сотрудничества, положив конец конкуренции и конфликтам между исламскими странами,

• Поддержав страны региона, зависящие от США, убедить их выйти из этого партнерства.

Традиционная исламская политика России зависит прежде всего от ее отношений с мусульманами в Российской Федерации.

В этом новом плане России предусмотрено вынесение на первый план исторических личностей и идей, представляющих традиционный ислам. В этом смысле, особенно на Кавказе, были успешно реализованы проекты поддержки Тасаввуфа в исламе. Успех России в противопоставлении традиционного ислама ваххабизму в Чечне, Дагестане и Средней Азии позволил сделать выводы о том, что этот проект может быть реализован во всем исламском мире. Турция рассматривается как важный партнер России в этом плане. Согласно плану, при партнерстве с Турцией, в которой суфизм имеет глубокие корни, и поддержке традиции Юнуса Эмре, Мевланы и Бекташи,  можно будет реализовать этот план на Ближнем Востоке и в Северной Африке, главным образом, на Кавказе, в Средней Азии и на Балканах. Наряду с планом использования партнерства с Турцией для противопоставления традиционного ислама ваххабизму, Россия также планирует вместе с Ираном использовать шиизм. Таким образом, планируется создать совместный план действий в регионе с учетом неотъемлемого национального элемента России – русского православия, традиций турецкого тасаввуфа и иранского шиизма.

Предлагая Евразийскую цивилизацию, Россия стремится к религиозному миру

Согласно ожиданиям, Турция, используя традиции Мавляны, Бекташи и Юнуса Эмре, сможет стать истиным лидером суннитов, Иран с шиитскими традициями сможет собрать под одной крышей все шиитские общины в регионе, а Россия со своим православием сможет стать лидером всех христиан.

Партнерства России с Турцией и Ираном опираются на совершенно разные идеи. В области влияния Турции будет поддерживаться тасаввуф, в области влияния Ирана –  шиизм. В основе плана,  в соответствии с которым Россия активизирует евразийскую стратегию, лежит религиозная философия, основанная на тасаввуфе, православии и шиизме. Россия предлагает новую альтернативу в условиях беспорядков и атмосферы безнадежности на Ближнем Востоке после арабской весны. Она стремится установить многополярный и справедливый мировой порядок вместо однополярного мирового порядка США.

В Евразийском плане, опирающемся на традиционные религиозные верования, приоритетами являются борьба с колониализмом и политикой США, балансирование геополитических интересов и предотвращение формирования террористических организаций посредством традиционной философии ислама. В соответствии с этим планируется создание новых альянсов с участием России и Турции против НАТО и ЕС. Евразийская стратегия направлена не на создание христианского союза, такого, как ЕС, а на создание союза государств, в котором все сохранят свою идентичность, культуру и традиции. Согласно планам России, в это новое образование  обязательно должны войти имеющий хорошие отношения с Турцией Пакистан, и имеющий хорошие отношения с Россией Египет. Россия, в религиозном плане имеющая исторические корни, как империя, считает, что новый блок, который будет сформирован между Турцией и Ираном, будет способствовать балансу в мире.

Сможет ли российский План использования традиционного ислама решить проблемы Карабаха, Кипра, Крыма и так далее?

Российский план использовани традиционного ислама имеет два уровня: шиитский и суннитский. Возможно, Ирак, Сирия, Ливан, Йемен, Бахрейн и Афганистан смогут войти в евразийский блок из-за влияния Ирана и шиитского фактора на Ближнем Востоке. Турция же, благодаря устоявшимся традициям тасаввуфа, может иметь успех  почти во всех странах на Ближнем Востоке и в странах Магриба. Если Турция использует эту силу, можно будет одержать победу там, где доминируют ваххабизм, салафизм и т.д. В этом смысле можно будет установить прочные связи между имеющими суфийские традиции Египтом, Иорданией, Суданом, Ливией, Алжиром, Марокко, Афганистаном, Пакистаном и другими странами и блоком Турция-Россия.

В традиционной исламской стратегии России привлекается внимание к тасаввуфу, делается это для  решения проблем курдов и палестинцев и содействия реконструкции таких государств, как Афганистан, Ирак, Ливан, Сирия и Ливия. Однако до реализации этого плана должны быть обсуждены такие проблемы, как Карабах, Крым и Кипр. В противном случае проект «Большая Евразия» может завершиться, даже не начавшись.

Анализ преподавателя университета им. Йылдырыма Беязыта, главы Центра российских исследований (RUSEN) Салиха Йылмаза

Продолжение

трендовые темы