СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

АНАЛИТИКА

Руслан Айсин: «Внутринациональная проблематика – главный мобилизационный ресурс Кремля?»

Опубликовано

На этой неделе Владимир Путин разрешил секрет Полишинеля — объявил о своем вхождении в президентскую гонку – 2018. Политолог Руслан Айсин рисует контуры России четвертого путинского срока. Будут ли реализованы командой Сергея Кириенко планы по переформатированию государственного устройства страны, справится ли с будущими стрессами и напряжениями татарский мир и можно ли вернуть обратно в бутылку «языкового джина»? Об этом — в материале автора «БИЗНЕС Online».

«На Шипке все спокойно». Так можно охарактеризовать новость о выдвижении Владимира Путина в четвертый раз на пост президента страныФото: kremlin.ru

«НА ШИПКЕ ВСЕ СПОКОЙНО»

«На Шипке все спокойно». Так можно охарактеризовать новость о выдвижении Владимира Путина в четвертый раз на пост президента страны. Как бы не старались чиновники администрации президента затянуть это заявление главного кандидата, тем самым возгоняя вверх по эмоциональной шкале интригу, все было понятно. Интереса к выборам у населения нет. Все, что не имеет тайны, к тому пропадает человеческий интерес. Специально распространяемые слухи о том, что выдвиженцами могут быть губернатор Тульской области Алексей Дюмин или действующий премьер-министр Дмитрий Медведев, уже бывавший в роли и кандидата в президента, и победителя избирательной гонки, не убеждали в том, что существует альтернативный сценарий, в котором нет места «нашему все». И даже складывается впечатление, что без другого «нашего все» Александра Пушкина страна спокойно проживет, а вот без Путина не сможет. Крепка как клинок из дамасской стали тяга наших людей к патернализму, к тому, чтобы переложить ответственность за судьбу страны на плечи «венценосной особы». Дескать, он там наверху, ему все полномочия даем, безграничность власти разрешаем, так пусть он там за нас все и решает.

Но принцип «усталости металла» работает и на человеческом уровне. Путин на вершине властного олимпа больше, чем «дорогой наш Леонид Ильич». Социологи фиксируют, что 25% жителей страны готовы проголосовать за любого альтернативного кандидата. Речь идет о гипотетическом политике. Это четверть населения. Колоссальная цифра. При этом стоит учесть, что российское общество архаично по своей внутренней природе. И часто при социологических опросах люди говорят не о своих политических предпочтениях, а о том, чего от них хотят услышать власти, они следуют «генеральной линии партии», потому что боятся даже моральной обструкции, осуждения за то, что они не с большинством.

Перед прошлыми выборами, если мне не изменяет память, около 17% взрослого населения страны готовы были проголосовать за нового политика, не примелькавшегося, не связанного никакими узами с существующим политическим классом, куда входят как государственные функционеры, так и системные оппозиционеры. Общество жаждало обновления, изменений, был колоссальный запрос, вылившийся в протестный эффект Болотной. Тогда кураторы внутренней политики этот общественный запрос умело купировали выдвижением кандидата в президенты, миллиардера Михаила Прохорова. Он то и собрал голоса либерально настроенного среднего класса крупных городов. Протест был успешно слит.

Спустя пять лет, конечно, ситуация другая. Внешнеполитическая и внутриполитическая диспозиции не сродни 2012 году. Крымская эпопея стоила стране практически полного разрыва отношений с миром и, как следствие, переход на ультраконсервативные рельсы во внутренней жизни. Любой намек на изменение статус-кво, реформы, обсуждение проблем (кроме бесконечных двухминуток ненависти на внешнеполитическую тему) воспринимается как крамола, посягательство на устои. Но вот, что это за устои, по большому счету понять трудно. Алхимическая смесь из визиона депутата Натальи Поклонской, изоляционизма, «особого пути», веры в сакральность аппарата. Как это было при Сталине, где партийный аппарат выполнял роль коллегии жрецов. Все-таки при Иосифе Виссарионовиче было цельное мировоззрение с важнейшими реперными точками эпохи модерна. Сейчас же — это странная конструкция а-ля «Сахарный Кремль» Владимира Сорокина эпохи постмодерна.

«НАЛИЦО ПОЗДНЕБРЕЖНЕВСКАЯ СИТУАЦИЯ, КОГДА СТАГНИРУЮЩИЕ ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО ЖИЛИ В РАЗНЫХ ПЛОСКОСТЯХ»

Такое ощущение, что вот-вот и в стране будет введена должность схожая по значению с той, что соответствовала статусу Константина Победоносцева во времена правления императоров Александра III и Николая II — главный цензор и охранитель. В 1903 году известный писатель Мережковский встречается с уже пожилым Победоносцевым, который ему поясняет необходимость глубокой общественной стагнации следующими словами, вошедшими в мировой цитатник: «Вы не представляете себе, что такое Россия. Это ледяная пустыня, по которой ходит мужик с топором». На что писатель парирует главному государственному идеологу: «А не вы ли превратили ее в эту ледяную пустыню?»

На роль Мережковского-Прохорова была выдвинута теледива, друг семьи Путина Ксения Собчак. В недрах администрации президента возник план: интерес к выборам должны пробудить в числе прочих скандальная Собчак и… конфликт с национальными республиками, прежде всего Татарстаном. Но об этом ниже. Стремительно ворвавшись в унылое политическое поле, Ксения Анатольевна начала, как говорят в молодежной среде, хайпить. Консервативная часть общества вовсю бранила ее на чем свет стоял, пролиберальная публика приветствовала «смелую Ксюшу за правду». Так или иначе, но ей удалось главное — пробудить интерес с предстоящим выборам.

Естественно, ни у кого нет сомнений, что Путин победит и на четвертых своих президентских выборах. Но для «отца нации» неприемлемо, когда высокий процент проголосовавших за него не обеспечен высокой явкой. Легитимность в этом случае оказывается шаткой. Существует версия, что перед Сергеем Кириенко была поставлена задача обеспечить на выборах так называемый план 70/70: то есть явка и процент отданных за главу государства голосов должны равняться этому показателю. Проблема не из легких, как кажется на первый взгляд. Апатия в стране растет. Налицо позднебрежневская ситуация, когда стагнирующие власть и общество жили в разных плоскостях и старались друг друга сильно не беспокоить, не тормошить почем зря.

Попутно Кириенко решает ряд других задач. Сегодня вовсю идет процесс экспертного обсуждения проекта по переустройству национально-территориального принципа деления страны. Возможно, обсуждение завершится решением о конституционной реформе, которая к тому же изменит систему властного формирования, где должность президента будет понижена в статусе, ее лишат сверхполномочий как сейчас, институт премьер-министра будет упразднен. А главным органом в стране станет Государственный совет во главе с председателем этого нового Политбюро. Думаю, пояснять, кто будет во главе стола, смысла нет.

ТРУДНЫЙ ДЛЯ ТАТАРСТАНА 2020-Й

Приход Кириенко в Кремль ознаменовал новые подходы во внутренней политике. Но что важно: Сергей Владиленович стал ломать привычный ход политических вещей, принципиально дистанцируясь от методов своих предшественников. Известно, что он последователь школы методологии Щедровицкого и руководствуется четко продуманным планом действий. Методологи считают, что не бывает нерешаемой проблемы, надо лишь найти к ней ключ. Реализацию плана по переформатированию государственного устройства Кириенко начал с близкого ему Приволжского федерального округа, где он был долгое время полпредом президента. Во-первых, он первым делом приступил к смене губернаторского корпуса в ПФО для того, чтобы начать административно-территориальное переустройство страны с близкого и знакомого ему региона. Татарстан здесь главная помеха. Остальные региональные элиты не имеют желания бодаться с Кремлем. Казань застроптивила. И тут так совпало, что начались проблемы: банковский коллапс, неподписание федеративного договора, языковой кризис.

И это далеко не конец. К 2020 году, к моменту реализации кремлевского стратегического плана, не должен ли Татарстан, по замыслу кураторов, представлять собой политические руины? Напомню, что именно тогда истекает срок полномочий Рустама Минниханова и ожидается очередная всероссийская перепись населения, а она — сильнейший стресс и перенапряжение всех сил для татарского мира и местной элиты. Всякий раз по поводу очередного дробления татарского этноса на десятки субгрупп Казань вступает в вязкий конфликт с Москвой. Так было во время переписи 2002 и 2010 годов. Это сильный фактор давления на татарстанский правящий класс. Символический удар по республике, бесспорно, будет нанесен тем фактом, что в том же году наименование «президент Татарстана» официально заменится на «глава Татарстана». А спина Боливара двоих может не выдержать: слишком серьезные вызовы для измотанной республики.

«МЕТОДОЛОГАМ НЕ ЧУЖДЫ ЗАИГРЫВАНИЯ С СИМВОЛИЗМАМИ»

Старт политическому сезону был дан выступлением Путина 20 июля в Йошкар-Оле, где он раскритиковал обязательность преподавания национальных языков для русскоязычных детей. Тема моментально стала главным политическим событием, как считают многие эксперты. Ничто так не зажигает и не возбуждает чувств, как ущемление национальных прав. Языковая проблема была одной из определяющих в противостоянии России и Украины, и она заставила политически отмобилизоваться русских и украинцев. Но антиукраинская риторика уже не работает как сильный фактор призыва, эффект усталости от более чем 3-летнего нагнетания ощущается. Так сошли с политической повестки проекты «Русского мира»и Новороссии, готовится выход России из сирийской войны. Москва будет замыкать мобилизационную повестку внутри себя, что подтверждает отказ от конфронтационной модели поведения с Международным олимпийским комитетом, который принял решение о не допуске России как страны участницы до Зимних Олимпийских игр 2018 года. Спортсмены могут выступать как частные лица под белым флагом. Все ждали, что на это ответит Путин, президент же сказал, что Россия не будет бойкотировать игры. Спортсмены пусть выступают.

Вот в этой связи внутринациональная проблематика, похоже, становится главным (или одним из главных) мобилизационным ресурсом политтехнологов Кремля. Она в момент подняла политический градус, что вроде как выгодно центральной власти накануне выборов. Люди пойдут выражать свое согласие/несогласие на избирательные участки, других механизмов проявления своей позиции у них уже нет: другие формы политической активности — митинги, пикеты, шествия, формирование партий — затруднены. Ведь политтехнологи Кремля думают, что выпущенного из бутылки джинна после выборов можно будет благополучно вернуть. Но это еще никому не удавалось. Даже методологам.

К слову сказать, Путин заявил о своем выдвижении на встрече с рабочим коллективом завода ГАЗ в Нижнем Новгороде, родном городе Кириенко в день, когда ровно столетие назад, 6 декабря 1917 года, парламент Финляндии принял решение об отделении из состава России и получении статуса независимого государства. Методологам не чужды заигрывания с символизмами. Только вот история не ценит такого рода легкомысленного отношения к сложным вещам.

АНАЛИТИКА

Не геноцид, а переселение!

Опубликовано

Ресул Тосун (Resul Tosun)

Star (Турция)

24 апреля — дата, когда на повестке дня возникает так называемый «геноцид армян».

Дабы отыграться за прошлое на Турции, наследнице Османской империи, западный мир принимал и принимает в своих парламентах решения о так называемом «геноциде армян», делая вид, что сам не совершал геноциды в Африке, Азии, на Ближнем Востоке. А ведь и эти действия стоили миллионов человеческих жизней.

Турция говорит: давайте создадим международную комиссию историков, заинтересованные стороны (Турция, Великобритания, Россия и другие) откроют свои архивы, обвинения в геноциде будут подробно изучены, и все мы признаем полученные результаты.

Но квазидемократические западные страны не соглашаются на это предложение.

Турция делает его со спокойной совестью — у нас есть веские доказательства, что геноцида не было.

***

Да, это был не геноцид, а переселение в силу необходимости (вынужденная миграция).

События имели место в 1915 году, когда шла Первая мировая война. С началом войны, к сожалению, некоторые наши граждане армянского происхождения выступили на стороне России против Османской империи, а кое-кто сформировал партизанские отряды и начал нападать на мусульманские деревни.

Российские силы при поддержке армян убили около 120 тысяч мусульман. И государство в качестве вынужденной меры переселило граждан армянского происхождения с востока на юг страны, а именно — тех из них, что были способны вести боевые действия. Тем, кто находился на западе страны, не причинили вреда.

Перед переселением были созданы комиссии для обеспечения сохранности имущества армянского населения. Эти комиссии регистрировали собственность переселенцев, чтобы по возвращении они могли получить ее обратно. Были приняты меры по обеспечению переселенцев продуктами питания, с точки зрения безопасности государство мобилизовало все возможности того времени.

***

В ходе этого переселения погибло около 60 тысяч армян, кто-то — от эпидемий, а кто-то — в атаках партизан.

Власти предали суду 1397 лиц, которых посчитали виновными в недостаточном обеспечении безопасности, и вынесли разного рода приговоры, включая смертную казнь!

Когда война кончилась, 22 декабря 1918 года, власти приняли правовые меры, позволившие переселенцам вернуться в свои дома, и выделили бюджет в размере 120 миллионов лир (по нынешним временам — около миллиарда долларов).

Порядка 200 тысяч граждан армянского происхождения вернулись в свои дома.

Совершенно очевидно, что события, которые я попытался коротко обобщить, однозначно не были геноцидом, а были переселением в качестве вынужденной меры в условиях войны.

Ведь чтобы те или иные события можно было назвать «геноцидом», они должны соответствовать определению геноцида в конвенции ООН, принятой 9 декабря 1948 года.

***

Теперь о преувеличенных цифрах. Диаспора распространяет ложь о том, что тогда было убито полтора миллиона армян, в то время как общая численность армян в Османской империи всего составляла около полутора миллионов.

Самая большая из называемых цифр, согласно Джастину Маккарти (Justin Mc.Carthy), составляет 1,698 миллиона человек. Если были убиты полтора миллиона, то должно было остаться порядка 200 тысяч (отталкиваясь от цифры Маккарти).

Однако все исследования говорят о том, что в 1919 году в Османской империи было 1,4 миллиона армян.

Из 1,698 миллиона погибло 1,5 миллиона и осталось 1,4 миллиона? Как это возможно?

***

По османской статистике, всего армян в стране было полтора миллиона. Потери во время переселения составили около 60 тысяч.

Судя по тому, что в 1919 году насчитывалось 1,4 миллиона армян, максимальное число жертв должно быть не более 100 тысяч. С учетом тех, кто мигрировал на запад!

Конечно, мы не преуменьшаем цифру 100 тысяч. Это большое горе.

Потери среди мусульман — 120 тысяч.

Большое горе для обеих сторон, но не геноцид!

Османская империя предала суду и наказала всех, кого посчитала виновным.

Турецкие власти под руководством Эрдогана тоже в своих заявлениях разделяют эту боль.

От Запада мы ожидаем объективного отношения и передачи этого вопроса на рассмотрение международной комиссии историков, как предлагает Турция, а не принятия решений по историческим событиям путем голосования в парламентах.

Продолжение

АНАЛИТИКА

Теракты на Шри-Ланке: последнее звено войны четвертого поколения

Опубликовано

На Шри-Ланке на Пасху прогремели восемь взрывов. Эксперт по терроризму Абдулла Агар в беседе с турецкой газетой «Ени шафак» заявляет, что мир столкнулся с войной четвертого поколения. В цепи насилия появляются такие звенья, как «религиозная» и «сектантская» ненависть. Автор статьи вспоминает и трагедию в Новой Зеландии, и недавние пожары в Нотр-Даме и мечети Аль-Акса.

Теракты на Шри-Ланке: последнее звено войны четвертого поколения (Yeni Şafak, Турция)

Сертач Аксан (Sertaç Aksan)

Сотрясаемый терактами, которые в последнее время происходят один за другим, пожарами в исторически важных местах, природными катастрофами и другими катаклизмами, мир практически оказался на острие ножа. На этот раз новость о терактах пришла из Шри-Ланки. Взрывы прогремели одновременно в трех церквях и трех роскошных гостиницах в день празднования Пасхи, когда, как верят христиане, Иисус Христос воскрес после распятия. Это событие в очередной раз обозначило на повестке дня понятие «знаковый терроризм». Эксперт по терроризму и безопасности Абдулла Агар (Abdullah Ağar) в беседе с «Ени шафак» (Yeni Şafak) отмечает, что пока мир затрудняется понять войну четвертого поколения, и говорит: «Теракты такого масштаба способны напрямую повлиять на лиц, принимающих решения. Если и здесь, как в Мьянме, счет будет выставлен мусульманам, это будет иметь очень серьезные последствия».

В результате восьми взрывов, прогремевших на Шри-Ланке практически одновременно, по первым данным, 185 человек погибли и более 400 получили ранения. Местные источники сообщили, что теракты с высокой долей вероятности были совершены смертниками.

По мнению экспертов, каждый из актов терроризма, участившихся в последнее время, заслуживает отдельного рассмотрения не только в силу человеческих жизней, которые он уносит, но и с точки зрения исторического значения места, где он происходит, влияния теракта на общество, его последствий.

Мы имеем дело с войной четвертого поколения

Эксперт по терроризму и безопасности Абдулла Агар в беседе с «Ени шафак» сделал важные предупреждения о том, что такого рода теракты однозначно выходят за рамки устоявшихся представлений. В терактах нового периода есть такие звенья, как «религиозная ненависть», «враждебность в религии», «сектантская ненависть», «политическая ненависть».

«Мы имеем дело с атаками, которые прямо направлены на конструирование обществ, — говорит Агар. — Структура, принимающая решение об этих атаках, ведет страны к разделу, а, если не к разделу, то к дестабилизации, поляризации. Пример Сирии налицо. Может быть, пока на карте нет отчетливого разделения, но общество пережило религиозный, этнический, духовный раскол. То же самое касается Ирака. В отношении Турции также настойчиво пытаются применить этот метод».

На территории Шри-Ланки проживают христиане (6,7% от общей численности населения), индусы (7,7%), мусульмане (8,9%), буддисты (76,7%). И теракты происходят одновременно в трех церквях и трех роскошных гостиницах в день празднования Пасхи, когда, как верят христиане, Иисус Христос воскрес после распятия.

Последнее звено — Шри-Ланка

Мир сталкивается с войной четвертого поколения, отмечает Агар. Подчеркивая, что эти теракты будут иметь очень большие последствия, эксперт останавливается на примере Мьянмы: «Как известно, общество Мьянмы было во многом затерроризировано, и всю цену пришлось заплатить мусульманам. В результате миллионы мусульман лишились своих земель и были вынуждены массово эмигрировать. Если счет за теракты на Шри-Ланке также будет предъявлен мусульманам по вине ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) или другой подобной террористической организации, то это будет иметь тяжелые последствия. В этих терактах столько погибших и раненых, что можно без труда манипулировать даже здравомыслящими людьми, ответственными за принятие решений. Мы говорим о терактах, которые могут напрямую повлиять на идеи общества и лиц, принимающих решения».

Президент Реджеп Тайип Эрдоган написал в Твиттере: «Решительно осуждаю теракты на Шри-Ланке во время праздника Пасхи. Это нападение на все человечество. От себя лично и от имени моего народа выражаю соболезнования семьям погибших и всему народу Шри-Ланки, желаю скорейшего выздоровления пострадавшим».

Как известно, после трагедии в мечетях Новой Зеландии, унесшей жизни 50 человек, также обсуждался вопрос о том, что нападавший не мог в одиночку спланировать ни саму акцию, ни сигналы, которые он дал до и во время нее.

А на днях во власти огня оказался Собор Парижской Богоматери, который имеет большое значение не только как исторический, туристический объект, но и с религиозной точки зрения. Собор оказался под угрозой полного разрушения. В те часы, когда загорелся собор, пожар возник и в мечети Аль-Масджид Аль-Акса в Иерусалиме.

Продолжение

АНАЛИТИКА

Sabah (Турция): давайте признаем геноциды, которые совершила Европа

Опубликовано

Мевлют Тезель (Mevlüt Tezel)

Когда министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) поставил на место якобы всезнающую и заносчивую депутатку французского парламента Соню Крими (Sonia Krimi, осудила позицию Анкары по событиям 1915 года в Османской империи — прим. перев.), это было достойно восхищения. Чавушоглу дал подобающий ответ (отметив, что Франция не имеет права учить Турцию истории, — прим. перев.), но этого мало.

Да, в 1915 году произошли трагические события, были погибшие, но мы не можем убедить европейские страны в том, что произошедшее не было систематическим геноцидом. Европа использует 1915 год, чтобы загнать Турцию в угол и добиться политических выгод. В ответ на признание многими европейскими странами событий 1915 года геноцидом и проведение дней памяти мы должны делать соответствующие шаги.

В Индонезии, бывшей колонии Нидерландов, голландские военные расстреляли 3,1 тысяч индонезийских мужчин. С XVII века Нидерланды создавали колонии, в частности на территории Кот-д’Ивуара, Ганы, Южной Африки, Анголы, Намибии, Сенегала, и устраивали геноцид на этих землях.

В Руанде и Конго под колониальным господством Бельгии более 10 миллионов человек стали жертвами геноцида. А Франция в 1954-1962 годах истребила 1,5 миллиона алжирцев.

Великобритания в 1788-1938 годах систематически уничтожала аборигенов — коренное население Австралии. Из 750 тысяч местных жителей Австралии смогли выжить только 31 тысяча человек.

Еще раз повторю: история многих европейских стран полна геноцидов, но они все время обвиняют в геноциде нас.

Давайте и мы сделаем то же самое — признаем геноциды, которые совершили страны Европы, организуем памятные церемонии, откроем мемориалы жертвам.

Продолжение

трендовые темы