СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

История и современность

Об отношениях Золотой Орды с Анатолией

Опубликовано

В ЗОЛОТЮ ОРДУ ИЗ АНАТОЛИИ ПЕРЕСЕЛИЛИСЬ УЧЕНЫЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ДЕЯТЕЛИ

Анатолию и Дешти-Кыпчак (одно из названий территории Золотой Орды, — прим. ред.) издревле связывали тесные культурные, религиозные и политические связи. Так было и в татарский период. Джучиды считали, что по завещанию Чингисхана все земли на западе от Центральной Азии должны были принадлежать Улусу Джучи. Конечно же, среди этих земель они рассматривали и Анатолию. В период соправительства Бату и Менгу кагана именно Бату управлял этими землями и установил тесные связи с сельджуками. Его брат, Берке, один из первых мусульман из семьи Чингиз-хана был женат на сельджукской принцессе.

Примечательно, что правитель Крыма Тотлуг Тимур был турком-сельджуком, т. е. из Анатолии. Он был из тех, кто активно участвовал в исламизации Золотой Орды, и был среди сторонников Узбек-хана. Об этом сообщается в «Каландар-наме»: «Тот амир руководящий по корням был сельджуком». То есть уже ранние джучиды привлекали выходцев из Анатолии, связанных с сельджукской элитой, к административной работе, а в период ханов Узбека и Джанибека они стали опорой власти. Безусловно, такое явление было связно с установившимися родственными связями между джучидами и сельджуками, а также с политикой укрепления центральной власти в Золотой Орде, с распространением ислама. Данные «Каландар-наме» отчетливо показывают, что среди активных распространителей ислама в Золотой Орде были выходцы и из Анатолии.

Представители анатолийского тариката каландаров были рядом с ханом Узбеком и Джанибеком. Возможно, их предшественники были уже среди хана Берке. Анатолийские шейхи и беи находились среди последних сельджукских принцев, которые были спасены из византийского плена Берке-ханом. В Золотую Орду из Анатолии переселились ученые и религиозные деятели. Также часть жителей новых построенных золотоордынских городов были выходцами из Анатолии. Известно, что Берке-хан отдал мусульманским миссионерам из Анатолии Крым и Причерноморье, включая Добруджу, современную территорию Молдовы и Румынии.

Эти связи не прекращались и после того, как Хулагу создал новое государство, в состав которого, несмотря на противостояние джучидов, вошла и Анатолия.

«ТАТАРСКИЕ ХАНЫ К ОСМАНАМ ОТНОСИЛИСЬ УВАЖИТЕЛЬНО И СОСТОЯЛИ С НИМИ В ХОРОШИХ ОТНОШЕНИЯХ»

Введение в научный оборот обширного богословского сочинения «Каландар-наме» Абу Бакра Каландара Руми Аксарайи позволило по-новому взглянуть на многие аспекты религиозной жизни в Золотой Орде и неожиданно раскрыло перед исследователями насколько тесными были связи с Анатолией.

С сельджукскими бейликами, в том числе с постепенно начавшим набирать силу бейликом осман, правящий род которых в османских исторических сочинениях считался татарским, Золотая Орда установила тесные связи. Эти связи не прекращались и после того, как Хулагу создал новое государство, в состав которого несмотря на противостояние джучидов, вошла и Анатолия. Как известно, с хулагуидами Золотая Орда очень часто воевала. Поэтому тесные контакты происходили в непростых военно-политических обстоятельствах.

Но связи, которые были заложены во времена Бату и Берке, безусловно продолжились и в последующем, но с образованием отдельного улуса Хулагу из политических они перешли в культурно-религиозные.

Анатолийский след в Золотой Орде прослеживается достаточно четко в архитектуре, где влияние ахлатской школы мы можем увидеть среди сохранившихся памятников золотоордынского периода не только в Крыму, но и в Среднем Поволжье, в золотоордынском Болгаре. Судя по сохранившимся памятникам золотоордынские города, особенно западной части правого крыла, были построены под сильным влиянием сельджукского стиля. Без мастеров из Анатолии он не мог распространяться так далеко на север. И это было характерно именно в период Золотой Орды. Кроме архитектуры и в торевтике, и в искусстве достаточно сильно чувствуется анатолийское влияние, по этому направлению можно назвать десятки работ известного археолога из Государственного Эрмитажа Марка Крамаровского, в которых рассматриваются эти влияния на конкретных примерах достаточно подробно.

В конце XIV века, когда османы превратились в ведущую силу в Анатолии, у этих государств появился общий враг в лице эмира Тимура.

В XIII веке джучиды установили тесные контакты с поздними сельджуками на высоком политическом уровне, что давало возможность привлечь возможности Анатолии, богатой традициями в архитектуре, управлении и искусстве для устройства новых золотоордынских городов. В дальнейшем же, в XIV веке, особенно во времена исламизации Золотой Орды, потребовавшей в большом количестве ученых, проповедников и богословов, на первый план вышли контакты по религиозной линии. Исламизация также должна была усилить влияние Анатолии в архитектуре культовых сооружений, организации научной жизни, упорядочении исламских тарикатов и их взаимосвязей с правящей элитой в Золотой Орде.

Начиная с середины XIV века, события в Золотой Орде начали развиваться быстрыми темпами, происходили политические смуты, потери сфер влияния. Золотая Орда постепенно начала ослабевать. В то же время один из бейликов в западной Анатолии — османы — в это время расширял свою территорию в Анатолии и на Балканах и добился создания мощного государства, которое очень быстро оказало военное сопротивление власти ильханов и вышло из ее подчинения. У османов была своя идеология, которая заключалась в газавате — священной войне против европейских государств, у которых в свою очередь была идеология «освобождения» ближневосточных земель от мусульман.

По письмам золотоордынских ханов султанам Османской империи мы видим, что татарские ханы к османам относились уважительно и состояли с ними в хороших отношениях. Причина всего этого безусловно кроется именно в идеологии газавата, которую формировали суфийские круги, которые были тесно связаны между собой. Например, дети приближенных хана уходили в ученики к анатолийским шейхам, шейх каландаров Абу Бакр из Анатолии преподавал в Крыму. Поэтому идеологически уважение к газавату османов в Золотой Орде вполне объяснимо. Начиная с хана Джанибека, ханские отпрыски были воспитаны аталыками-пирами, имеющими отношение к суфиям.

Несомненно, мусульманская элита обоих регионов была связана между собой, среди османских газиев было много выходцев из Дешти-Кыпчака. В конце XIV века, когда уже османы превратились в ведущую силу в Анатолии, у этих государств появился общий враг в лице эмира Тимура. Золотая Орда и османы решили противостоять вместе против общей угрозы. Была создана антитимуровская коалиция, куда вошли татарский хан Токтамыш, правитель османов Баязид, мамлюкский султан Баркук, эмир Сиваса Ахмед Бурханеддин, правитель Каракоюнлу Кара Юсуф, Джелаириды, правитель Мардина и Туркменский эмират. Переговоры о союзе начались в 1394 году. Тимур, чтобы не допустить образования этого союза, напал на Золотую Орду и разбил татарскую армию, так как инициатором противостояния с Тимуром был Токтамыш-хан. Как известно, благодаря этому разрушительному походу 1395—1396 годов, татары были вытеснены из активной международной политики.

Поражение от Тимура Токтамыша в 1395 году и Баязита в 1402 году стало судьбоносным для обоих государств.

«ЗОЛОТАЯ ОРДА» ХОТЕЛА ПРОДОЛЖИТЬ С ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИЕЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ И ТОРГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ»

Поражение от Тимура Токтамыша в 1395 году и Баязита в 1402 году стало судьбоносным для обоих государств. Поэтому в этот период, когда после поражения оба государства столкнулись с внутренними проблемами, говорить о каких-то взаимоотношениях Золотой Орды с Анатолией невозможно. Вместе с тем, как сообщает придворный историк Тимура Низам ад-дин Шами, разбитая Тимуром золотоордынская группировка войск под управлением эмира Актауа, отступила в низовья Днепра, а затем переселилась на территорию Османской империи, в низовья Дуная. В итоге переселившиеся люди Актауа были расквартированы на юге Дуная и на Балканах. Однако спустя некоторое время Баязит изменил свое мнение и расправился с татарскими эмирами, а народ расселил вокруг Эдирны. Также арабские авторы сообщали, что в конце XIV века на территорию Анатолии «к румийцам» татары переселились в огромном количестве, «которое не поддается ни счету ни исчислению». Безусловно, среди покинувших неспокойную страну были большей частью жители городов.

Последний хан единой Золотой Орды Улуг Мухаммад в 1428 году отправил посольство к султану Мураду II с посланием. В этом письме Улуг Мухаммад остановился и на прежних взаимоотношениях Золотой Орды с Османской империей: «Наши прежние братья-ханы и ваши отцы, султаны вилайета Рум, и старшие братья неоднократно посылали друг другу послов, обменивались подарками и приветствиями, вели торг через купцов-уртаков и находились в хороших отношениях. Затем наш брат-хан Токтамыш-хан и ваш дед гази Баязид-бек в соответствии с добрым старым обычаем обменивались послами, подарками, приветствиями и, пребывая в дружбе и согласии, удостоились милости господней».

Золотая Орда имела торговые отношения с Ближним Востоком, Египтом и средиземноморскими странами, посредниками выступали генуэзцы и венецианцы. Все это происходило через проливы, которые в XV веке перешли в руки османов, и путь итальянцам был закрыт. Этот вопрос ханы пытались решить, но политическая нестабильность мешала выработать стратегию по решению этой проблемы, а османы все шли дальше и захватывали Балканы, окончательно разрушив торговые связи Золотой Орды с итальянцами, тем самым усугубляя ее экономическое положение. Если бы в Золотой Орде смута была прекращена, то несомненно татарские ханы имели бы более четкую позицию в восточноевропейской политике, и, безусловно, все изменения происходили бы с учетом их интересов.

Известно, что и после Улуг Мухаммада золотоордынские ханы переписывались с османскими султанами. Нам известны два письма татарских ханов знаменитому Фатих султан Мехмеду, это отправленные в 1466 году письмо Махмуд-хана и в 1477 году письмо Ахмад-хана.

Последний хан единой Золотой Орды Улуг Мухаммад в 1428 году отправил посольство к султану Мураду II с посланием.

Из содержания письма Махмуд-хана мы узнаем о том, что Золотая Орда хотела продолжить с Османской империей дипломатические и торговые отношения: «послы-посланники наших давних ханов, предков наших, и послы-посланники из лучших прежних людей Ваших друг к другу приходили, купеческие караваны друг к другу ходили, подарками, приветами обменивались, взаимно справлялись о благополучии и здравии; дружбою, братскими отношениями достигли милости всевышнего бога. Благодарение милости Аллаха, когда великое место прежних ханов, предков наших, было милостиво даровано нам и в то время, когда мы, по обычаю наших прежних лучших людей, полагали обмениваться послами-посланниками, купеческими караванами, взаимно справляться о благополучии и здравии, случилось много важных дел; так что наши люди не могли прибыть [к Вам] по той причине. Теперь милостью единого и сущего всевышнего бога, если с этого дня, увеличивая дружбу наших давних добрых людей, умножатся добрые между нами отношения, укрепляя еще более в будущем дружбу между нами, наши добрые люди станут ходить друг к другу, дальний [государь] услышит [об этом], ближний увидит [это]».

В письме Ахмад-хана прослеживается то, что Золотая Орда является безоговорочным союзником Османской империи: «Отправленный посол Карадж Бахатур прибыл; он сообщил нам, что Вы здоровы и благополучны; он привез нам также сведения о завоеванных [Вами] городах. Мы же, услышав эти речи, чрезвычайно и бесконечно обрадовались. Хвала богу всевышнему за благополучное окончание дел. Братские отношения между Вами и нами обнаружились на пути любви. От сих дней и во веки веков пусть не будет недостатка [в дружбе и любви], и послы-посланники наши с дорогими приветами и дешевыми подарками пусть друг к другу ходят. Для того чтобы дружба-братство наше развивалась изо дня в день, к Вам послом я отправил сына брата моего по имени Азиз Ходжа. Одним сыном (потомком) Чингисхана являюсь я, другим его сыном (потомком) является Азиз Ходжа. Впредь милостью бога между Вами и нами [установившаяся] дружба этим путем пусть умножится, так что, если угодно будет богу всевышнему, в последующие времена среди друзей [и] врагов имя этой [дружбы] пусть останется. Далее, в какую сторону Вы направитесь и походом пойдете, мы также с этой стороны готовы усилить Вас».

Ситуация более прояснится, если мы будем учитывать время написания этого письма, так как именно в этот период Золотая Орда переживала последние дни своего существования, а османы завладели Крымским полуостровом и землями вокруг Азовского моря, расширив тем самым свою территорию. Летом 1454 года флот османов под командованием Демир-Кяхьи совершил рейд вдоль берегов Черного моря и встретился с Хаджи Гиреем, который поддержал османов. Он заключил с османами договор, по которому султан получал помощь татар при покорении Каффы и других генуэзских крепостей, а татары — Каффу и все побережье Тавриды.

Летом 1454 года флот османов под командованием Демир-Кяхьи совершил рейд вдоль берегов Черного моря и встретился с Хаджи Гиреем, который поддержал османов.

«НАСЕЛЕНИЕ ПОЗДНЕЙ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ ОКАЗАЛОСЬ ПОД СИЛЬНЫМ ВЛИЯНИЕМ ОСМАНСКОЙ ИДЕОЛОГИИ ГАЗАВАТА»

Активность татарско-османских посольств во второй половине 70-х годов XV века показывает, что отношения на культурном уровне между Анатолией и Дешти-Кыпчаком были на высоком уровне. Теперь же, когда происходили большие политические перемены, золотоордынские ханы, все еще достаточно влиятельные в Восточной Европе, пытались выработать стратегию в своих взаимоотношениях с османами. И нельзя не заметить, что отношение было более чем положительно. Но нужно было соблюсти интересы и Золотой Орды, особенно это касалось новых реалий на Балканах, где район Добруджи, населенный татарами, в будущем всегда будет в центре внимания Османской империи. А также стабилизации торговли на Черном море.

Однако в поздней Золотой Орде политическая нестабильность не заканчивалась, хан Ахмад был убит. При поддержке литовских князей и Польши Крым превращался в независимый татарский юрт с притязаниями на «Тахт эли», но при этом очень скоро попавший под сильное политическое влияние Османской империи. Это также показывает, что население поздней Золотой Орды оказалось под сильным влиянием османской идеологии газавата, что вполне могло бы привести к тесному союзу этих держав.

Золотая Орда распалась на несколько татарских ханств, с которыми у осман уже были в основном периодические связи. Крымское ханство признало вассалитет Османской империи и в дальнейшем уже действовало в фарватере османской политики. Татарские ханства практически непосредственно имели отношения с османами теперь уже только через правителей Крыма Гиреидов.

Ильнур Миргалеев
Руководитель Центра исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А. Усманова Института истории им. Ш. Марджани Академии наук РТ

отношениях Золотой Орды с Анатолией

«В ЗОЛОТУЮ ОРДУ ИЗ АНАТОЛИИ ПЕРЕСЕЛИЛИСЬ УЧЕНЫЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ДЕЯТЕЛИ»

Анатолию и Дешти-Кыпчак (одно из названий территории Золотой Орды, — прим. ред.) издревле связывали тесные культурные, религиозные и политические связи. Так было и в татарский период. Джучиды считали, что по завещанию Чингисхана все земли на западе от Центральной Азии должны были принадлежать Улусу Джучи. Конечно же, среди этих земель они рассматривали и Анатолию. В период соправительства Бату и Менгу кагана именно Бату управлял этими землями и установил тесные связи с сельджуками. Его брат, Берке, один из первых мусульман из семьи Чингиз-хана был женат на сельджукской принцессе.

Примечательно, что правитель Крыма Тотлуг Тимур был турком-сельджуком, т. е. из Анатолии. Он был из тех, кто активно участвовал в исламизации Золотой Орды, и был среди сторонников Узбек-хана. Об этом сообщается в «Каландар-наме»: «Тот амир руководящий по корням был сельджуком». То есть уже ранние джучиды привлекали выходцев из Анатолии, связанных с сельджукской элитой, к административной работе, а в период ханов Узбека и Джанибека они стали опорой власти. Безусловно, такое явление было связно с установившимися родственными связями между джучидами и сельджуками, а также с политикой укрепления центральной власти в Золотой Орде, с распространением ислама. Данные «Каландар-наме» отчетливо показывают, что среди активных распространителей ислама в Золотой Орде были выходцы и из Анатолии.

Представители анатолийского тариката каландаров были рядом с ханом Узбеком и Джанибеком. Возможно, их предшественники были уже среди хана Берке. Анатолийские шейхи и беи находились среди последних сельджукских принцев, которые были спасены из византийского плена Берке-ханом. В Золотую Орду из Анатолии переселились ученые и религиозные деятели. Также часть жителей новых построенных золотоордынских городов были выходцами из Анатолии. Известно, что Берке-хан отдал мусульманским миссионерам из Анатолии Крым и Причерноморье, включая Добруджу, современную территорию Молдовы и Румынии.

Эти связи не прекращались и после того, как Хулагу создал новое государство, в состав которого, несмотря на противостояние джучидов, вошла и Анатолия.

«ТАТАРСКИЕ ХАНЫ К ОСМАНАМ ОТНОСИЛИСЬ УВАЖИТЕЛЬНО И СОСТОЯЛИ С НИМИ В ХОРОШИХ ОТНОШЕНИЯХ»

Введение в научный оборот обширного богословского сочинения «Каландар-наме» Абу Бакра Каландара Руми Аксарайи позволило по-новому взглянуть на многие аспекты религиозной жизни в Золотой Орде и неожиданно раскрыло перед исследователями насколько тесными были связи с Анатолией.

С сельджукскими бейликами, в том числе с постепенно начавшим набирать силу бейликом осман, правящий род которых в османских исторических сочинениях считался татарским, Золотая Орда установила тесные связи. Эти связи не прекращались и после того, как Хулагу создал новое государство, в состав которого несмотря на противостояние джучидов, вошла и Анатолия. Как известно, с хулагуидами Золотая Орда очень часто воевала. Поэтому тесные контакты происходили в непростых военно-политических обстоятельствах.

Но связи, которые были заложены во времена Бату и Берке, безусловно продолжились и в последующем, но с образованием отдельного улуса Хулагу из политических они перешли в культурно-религиозные.

Анатолийский след в Золотой Орде прослеживается достаточно четко в архитектуре, где влияние ахлатской школы мы можем увидеть среди сохранившихся памятников золотоордынского периода не только в Крыму, но и в Среднем Поволжье, в золотоордынском Болгаре. Судя по сохранившимся памятникам золотоордынские города, особенно западной части правого крыла, были построены под сильным влиянием сельджукского стиля. Без мастеров из Анатолии он не мог распространяться так далеко на север. И это было характерно именно в период Золотой Орды. Кроме архитектуры и в торевтике, и в искусстве достаточно сильно чувствуется анатолийское влияние, по этому направлению можно назвать десятки работ известного археолога из Государственного Эрмитажа Марка Крамаровского, в которых рассматриваются эти влияния на конкретных примерах достаточно подробно.

В конце XIV века, когда османы превратились в ведущую силу в Анатолии, у этих государств появился общий враг в лице эмира Тимура.

В XIII веке джучиды установили тесные контакты с поздними сельджуками на высоком политическом уровне, что давало возможность привлечь возможности Анатолии, богатой традициями в архитектуре, управлении и искусстве для устройства новых золотоордынских городов. В дальнейшем же, в XIV веке, особенно во времена исламизации Золотой Орды, потребовавшей в большом количестве ученых, проповедников и богословов, на первый план вышли контакты по религиозной линии. Исламизация также должна была усилить влияние Анатолии в архитектуре культовых сооружений, организации научной жизни, упорядочении исламских тарикатов и их взаимосвязей с правящей элитой в Золотой Орде.

Начиная с середины XIV века, события в Золотой Орде начали развиваться быстрыми темпами, происходили политические смуты, потери сфер влияния. Золотая Орда постепенно начала ослабевать. В то же время один из бейликов в западной Анатолии — османы — в это время расширял свою территорию в Анатолии и на Балканах и добился создания мощного государства, которое очень быстро оказало военное сопротивление власти ильханов и вышло из ее подчинения. У османов была своя идеология, которая заключалась в газавате — священной войне против европейских государств, у которых в свою очередь была идеология «освобождения» ближневосточных земель от мусульман.

По письмам золотоордынских ханов султанам Османской империи мы видим, что татарские ханы к османам относились уважительно и состояли с ними в хороших отношениях. Причина всего этого безусловно кроется именно в идеологии газавата, которую формировали суфийские круги, которые были тесно связаны между собой. Например, дети приближенных хана уходили в ученики к анатолийским шейхам, шейх каландаров Абу Бакр из Анатолии преподавал в Крыму. Поэтому идеологически уважение к газавату османов в Золотой Орде вполне объяснимо. Начиная с хана Джанибека, ханские отпрыски были воспитаны аталыками-пирами, имеющими отношение к суфиям.

Несомненно, мусульманская элита обоих регионов была связана между собой, среди османских газиев было много выходцев из Дешти-Кыпчака. В конце XIV века, когда уже османы превратились в ведущую силу в Анатолии, у этих государств появился общий враг в лице эмира Тимура. Золотая Орда и османы решили противостоять вместе против общей угрозы. Была создана антитимуровская коалиция, куда вошли татарский хан Токтамыш, правитель османов Баязид, мамлюкский султан Баркук, эмир Сиваса Ахмед Бурханеддин, правитель Каракоюнлу Кара Юсуф, Джелаириды, правитель Мардина и Туркменский эмират. Переговоры о союзе начались в 1394 году. Тимур, чтобы не допустить образования этого союза, напал на Золотую Орду и разбил татарскую армию, так как инициатором противостояния с Тимуром был Токтамыш-хан. Как известно, благодаря этому разрушительному походу 1395—1396 годов, татары были вытеснены из активной международной политики.

Поражение от Тимура Токтамыша в 1395 году и Баязита в 1402 году стало судьбоносным для обоих государств.

«ЗОЛОТАЯ ОРДА» ХОТЕЛА ПРОДОЛЖИТЬ С ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИЕЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ И ТОРГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ»

Поражение от Тимура Токтамыша в 1395 году и Баязита в 1402 году стало судьбоносным для обоих государств. Поэтому в этот период, когда после поражения оба государства столкнулись с внутренними проблемами, говорить о каких-то взаимоотношениях Золотой Орды с Анатолией невозможно. Вместе с тем, как сообщает придворный историк Тимура Низам ад-дин Шами, разбитая Тимуром золотоордынская группировка войск под управлением эмира Актауа, отступила в низовья Днепра, а затем переселилась на территорию Османской империи, в низовья Дуная. В итоге переселившиеся люди Актауа были расквартированы на юге Дуная и на Балканах. Однако спустя некоторое время Баязит изменил свое мнение и расправился с татарскими эмирами, а народ расселил вокруг Эдирны. Также арабские авторы сообщали, что в конце XIV века на территорию Анатолии «к румийцам» татары переселились в огромном количестве, «которое не поддается ни счету ни исчислению». Безусловно, среди покинувших неспокойную страну были большей частью жители городов.

Последний хан единой Золотой Орды Улуг Мухаммад в 1428 году отправил посольство к султану Мураду II с посланием. В этом письме Улуг Мухаммад остановился и на прежних взаимоотношениях Золотой Орды с Османской империей: «Наши прежние братья-ханы и ваши отцы, султаны вилайета Рум, и старшие братья неоднократно посылали друг другу послов, обменивались подарками и приветствиями, вели торг через купцов-уртаков и находились в хороших отношениях. Затем наш брат-хан Токтамыш-хан и ваш дед гази Баязид-бек в соответствии с добрым старым обычаем обменивались послами, подарками, приветствиями и, пребывая в дружбе и согласии, удостоились милости господней».

Золотая Орда имела торговые отношения с Ближним Востоком, Египтом и средиземноморскими странами, посредниками выступали генуэзцы и венецианцы. Все это происходило через проливы, которые в XV веке перешли в руки османов, и путь итальянцам был закрыт. Этот вопрос ханы пытались решить, но политическая нестабильность мешала выработать стратегию по решению этой проблемы, а османы все шли дальше и захватывали Балканы, окончательно разрушив торговые связи Золотой Орды с итальянцами, тем самым усугубляя ее экономическое положение. Если бы в Золотой Орде смута была прекращена, то несомненно татарские ханы имели бы более четкую позицию в восточноевропейской политике, и, безусловно, все изменения происходили бы с учетом их интересов.

Известно, что и после Улуг Мухаммада золотоордынские ханы переписывались с османскими султанами. Нам известны два письма татарских ханов знаменитому Фатих султан Мехмеду, это отправленные в 1466 году письмо Махмуд-хана и в 1477 году письмо Ахмад-хана.

Последний хан единой Золотой Орды Улуг Мухаммад в 1428 году отправил посольство к султану Мураду II с посланием.

Из содержания письма Махмуд-хана мы узнаем о том, что Золотая Орда хотела продолжить с Османской империей дипломатические и торговые отношения: «послы-посланники наших давних ханов, предков наших, и послы-посланники из лучших прежних людей Ваших друг к другу приходили, купеческие караваны друг к другу ходили, подарками, приветами обменивались, взаимно справлялись о благополучии и здравии; дружбою, братскими отношениями достигли милости всевышнего бога. Благодарение милости Аллаха, когда великое место прежних ханов, предков наших, было милостиво даровано нам и в то время, когда мы, по обычаю наших прежних лучших людей, полагали обмениваться послами-посланниками, купеческими караванами, взаимно справляться о благополучии и здравии, случилось много важных дел; так что наши люди не могли прибыть [к Вам] по той причине. Теперь милостью единого и сущего всевышнего бога, если с этого дня, увеличивая дружбу наших давних добрых людей, умножатся добрые между нами отношения, укрепляя еще более в будущем дружбу между нами, наши добрые люди станут ходить друг к другу, дальний [государь] услышит [об этом], ближний увидит [это]».

В письме Ахмад-хана прослеживается то, что Золотая Орда является безоговорочным союзником Османской империи: «Отправленный посол Карадж Бахатур прибыл; он сообщил нам, что Вы здоровы и благополучны; он привез нам также сведения о завоеванных [Вами] городах. Мы же, услышав эти речи, чрезвычайно и бесконечно обрадовались. Хвала богу всевышнему за благополучное окончание дел. Братские отношения между Вами и нами обнаружились на пути любви. От сих дней и во веки веков пусть не будет недостатка [в дружбе и любви], и послы-посланники наши с дорогими приветами и дешевыми подарками пусть друг к другу ходят. Для того чтобы дружба-братство наше развивалась изо дня в день, к Вам послом я отправил сына брата моего по имени Азиз Ходжа. Одним сыном (потомком) Чингисхана являюсь я, другим его сыном (потомком) является Азиз Ходжа. Впредь милостью бога между Вами и нами [установившаяся] дружба этим путем пусть умножится, так что, если угодно будет богу всевышнему, в последующие времена среди друзей [и] врагов имя этой [дружбы] пусть останется. Далее, в какую сторону Вы направитесь и походом пойдете, мы также с этой стороны готовы усилить Вас».

Ситуация более прояснится, если мы будем учитывать время написания этого письма, так как именно в этот период Золотая Орда переживала последние дни своего существования, а османы завладели Крымским полуостровом и землями вокруг Азовского моря, расширив тем самым свою территорию. Летом 1454 года флот османов под командованием Демир-Кяхьи совершил рейд вдоль берегов Черного моря и встретился с Хаджи Гиреем, который поддержал османов. Он заключил с османами договор, по которому султан получал помощь татар при покорении Каффы и других генуэзских крепостей, а татары — Каффу и все побережье Тавриды.

Летом 1454 года флот османов под командованием Демир-Кяхьи совершил рейд вдоль берегов Черного моря и встретился с Хаджи Гиреем, который поддержал османов.

«НАСЕЛЕНИЕ ПОЗДНЕЙ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ ОКАЗАЛОСЬ ПОД СИЛЬНЫМ ВЛИЯНИЕМ ОСМАНСКОЙ ИДЕОЛОГИИ ГАЗАВАТА»

Активность татарско-османских посольств во второй половине 70-х годов XV века показывает, что отношения на культурном уровне между Анатолией и Дешти-Кыпчаком были на высоком уровне. Теперь же, когда происходили большие политические перемены, золотоордынские ханы, все еще достаточно влиятельные в Восточной Европе, пытались выработать стратегию в своих взаимоотношениях с османами. И нельзя не заметить, что отношение было более чем положительно. Но нужно было соблюсти интересы и Золотой Орды, особенно это касалось новых реалий на Балканах, где район Добруджи, населенный татарами, в будущем всегда будет в центре внимания Османской империи. А также стабилизации торговли на Черном море.

Однако в поздней Золотой Орде политическая нестабильность не заканчивалась, хан Ахмад был убит. При поддержке литовских князей и Польши Крым превращался в независимый татарский юрт с притязаниями на «Тахт эли», но при этом очень скоро попавший под сильное политическое влияние Османской империи. Это также показывает, что население поздней Золотой Орды оказалось под сильным влиянием османской идеологии газавата, что вполне могло бы привести к тесному союзу этих держав.

Золотая Орда распалась на несколько татарских ханств, с которыми у осман уже были в основном периодические связи. Крымское ханство признало вассалитет Османской империи и в дальнейшем уже действовало в фарватере османской политики. Татарские ханства практически непосредственно имели отношения с османами теперь уже только через правителей Крыма Гиреидов.

Ильнур Миргалеев
Руководитель Центра исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А. Усманова Института истории им. Ш. Марджани Академии наук РТ

Продолжение
РЕКЛАМА
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История и современность

Султан Абдульхамид и его роль в истории для потомков

Опубликовано

Передает NajmNews со ссылкой на http://www.trt.net.tr

Автор программы – декан факультета политологии университета им. Йылдырыма Беязыта, профессор Кудрет Бюльбюль.

Султан Абдульхамид Второй скончался 10 февраля 1918 года. В этом году – 101-я годовщина со дня его смерти. Но история не означает прошлое. То, что освещает будущее, принимается за основной критерий. По этой причине на историю необходимо смотреть не с точки зрения похвалы или критики, а с точки зрения урока на будущее. Как сказал поэт Мехмет Акиф, история – это повторение.

«Было бы повторение, если бы были усвоены уроки?» Если посмотреть с этой точки зрения, период правления султана Абдульхамида является для нас одним из самых показательных примеров в истории, который поможет нам лучше осознать и понять настоящее время. Несомненно, в этом периоде есть попытки развития, строящиеся школы, дороги, отношения с далекими странами, политика глобального баланса, и все это – важные вопросы, требующие пристального внимания. После указания на несколько тем автор программы, отталкиваясь от проблем, с которыми мы сталкивались в то время, желает осветить имеющиеся сегодня вопросы.

Можно сказать, что целью султана Абдульхамида были попытки спасти огромную разваливавшуюся империю путем проведения политики баланса между империалистическими силами того времени. Вся жизнь так называемого «больного человека», как еще называли Османскую империю позднего периода, была посвящена борьбе с внешними силами и внутренними силами, которые сотрудничали с внешними актерами. По этой причине султан столкнулся со многими незаслуженными обвинениями в свой адрес. После прихода к власти партии «Иттихат ве Теракки « («Единение и прогресс»), которая обвинила его в деспотизме, попирающем права меньшинств, было принято множество указов и распоряжений, которые содержали в себе еще большие репрессии. В тот период евреи-сионисты при поддержке Великобритании пытались основать на территории Османской империи государство Израиль.

Катип Челеби сравнивал государства с человеком, как это делал и Ибн-Хальдун. Как и у человека, у государства есть периоды детства, молодости и старости. Согласно Катипу Челеби, Османское государство давно пережило детство, юность и зрелость, и вступило в период старения. Но, как доктора стараются продлить жизнь больного, так и опытные и мудрые правители могут отсрочить распад государства. По этой причине Челеби говорил, что бразды правления в Османской империи должны быть оставлены мудрому и опытному правителю (sâhib’üs-seyf).

Султан Абульхамид был как раз тем самым мудрым правителем, о котором говорил Катип Челеби. Но изменился дух времени. Эра империй подходила к концу. В начале XXвека не только Османская империя покинула мировую политическую арену. Вместе с ней прекратили свое существование Российская империя, Австро-Венгрия, и причиной тому послужила Первая мировая война. Британская империя, считавшаяся сильнейшим актером того времени, потеряла былую мощь и славу вместе с концом Второй мировой войны.

 

Отражение в действительности

С точки зрения отражения тех событий на действительности можно сказать, что в тот период султан Абдульхамид начал строить отношения с другими странами в глобальном масштабе, что вызвало большой интерес к мусульманам во всем мире. По этой причине во многих странах мира можно увидеть исторические памятники эпохи Абдульхамида, от Японии до Китая, от Африки до Ближнего Востока и Европы. Среди всех османских падишахов, возможно, только Абдульхамид оставил огромное количество памятников во всех сферах, несмотря на трудное положение государства в то время.

По причине того, что Абдульхамид не был падишахом периода расцвета, а занимался защитой и спасением государства, его наследие, дошедшее до наших дней, выразилось более в форме попыток спасения и результатов спасения государства.

Низвержение Абдульхамида путем переворота с точки зрения результатов может рассматриваться как высшее проявление традиции переворотов, среди всех попыток, предпринятых до того времени. Традиция демократии, продолженная после зачинщиков  переворота, членов «Иттихад ве Теракки», линией Мендереса, Озала и Эрдогана, нашедших себя в революции и свободе, продолжалась на всем протяжении истории республики. Шаги по демократизации в период правления Партии справедливости и развития, ослабили традицию переворотов и военного давления в Турции. С переходом к президентской системе правления в Турции наступил, возможно, период с самой ослабленной традицией переворотов.

Деятельность по свержению Абдульхамида, и в особенности работа членов «Иттихад ве Теракки» оставила наследие в виде практики, в которой мыслители, чиновники, армия и другие внутренние элементы могут осуществлять тесное сотрудничество с внешними силами, втайне от народа, и которая порождает серьезные последствия для народа и государства. Те процессы в государстве, с которыми столкнулись Мендерес, Озал, Эрбакан и Эрдоган, являются продолжением тех процессов, которые уже были в прошлом и окончились успешно.

Личность султана Абдульхамида демонизировалась как внутри страны и за ее пределами, преподносилась как источник проблем, и в обществе формировалась идея о том, что в случае низложения султана все эти проблемы исчезнут. Высказывания ненависти в адрес одного конкретного человека ставили целью показать его как источник всех проблем; известно, что Мендерес, Озал и Эрдоган также столкнулись с этим.

 

Сожаления, покаяние.

Некоторые мыслители, ставшие свидетелями событий после низложения Абдульхамита, выразили свое сожаление и публично покаялись. Самым известным из них стало стихотворение Рызы Тевфика «Покаяние перед его величеством, султаном Абдульхамитом».  В нем поэт открыто приносит свои извинения перед султаном:

 

Когда в истории будет звучать твое имя,

Они признают твою правоту, о великий султан.

Это были мы, которые без зазрения совести

Клеветали на самого политичного султана века.

 

В то же время нельзя сказать, что публичное покаяние перед султаном Абдульхамидом стало распространенной практикой среди чиновников и мыслителей, оппозиционно настроенных к власти. Как сказал Кемаль Тахир, эти мыслители и чиновники стали частью процесса вестернизации для спасения Османского государства. Несмотря на то, что они видели слабость государства, они не свернули со своего пути, а обвиняли тех, кто противился им, в отсталости. Как говорил Кемаль Тахир, «В каком-то смысле они просуществовали так вплоть до предательства. Эти просветители и прогрессивные османские деятели встретили распад империи в 1918-м году как неминуемую гибель, результат провидения. Можно даже сказать, что они были убеждены в своей правоте».

Актуальны ли выражения, использованные Кемалем Тахиром для османских деятелей и чиновников, для некоторых государственных деятелей и просветителей периода Республики? Испытывали ли эти просветители раскаяние и сожаление по причине тех последствий, с которыми столкнулась Турция после казни премьер-министра Аднана Мендереса, после, по мнению автора программы, убийства Тургута Озала? Просветители такого пошиба, которые, как попугаи, повторяют западную пропаганду, направленную против Эрдогана и не имеют других тем для разговоров, устыдятся ли своих действий в случае если, не приведи Господь, остановится продвижение и развитие Турции? Вполне возможно, что они вновь попытаются обелить себя, для того, чтобы не отвечать за свои действия.

Продолжение

История и современность

Имам Шамиль

Опубликовано

Лидер горцев Дагестана и Чечни в борьбе за независимость против Российской империи (Кавказская война), третий имам Имамата Нагорного Дагестана и Чечни. В 1859 году был осажден в Гунибе и 7 сентября (по новому стилю) сдался в плен.

Детство и юность Шамиля

Родился в аварском селении Гимры (Генуб) Койсубулинского общества примерно в 1797 году (по другим сведениям примерно в 1799 году). Отец – аварский уздень (представитель благородного сословия) Денгау Мохаммед, мать – из боковой ветви казикумухского правящего рода. При рождении получил имя Али. Чтобы избежать несчастливой судьбы, дед дал болезненному ребенку другое имя – Самуил, которое на Кавказе звучит как “Шамиль”. И Шамиль вырос крепким и здоровым юношей. Позднее сам Шамиль говорил, что в этом следовал пророку Мохаммеду, который дважды менял свое имя.

С детских лет Шамиль дружил с первым имамом Гази-Мохаммедом ибн Исмаилом аль-Джимрави аль-Дагестани (часто встречается русское написание его имени – Кази-мулла, Гази Мухаммед, Гази Магомед), эта дружба сохранилась до самой смерти Гази Мухаммеда. Шамиль учился у Саида аль-Харакани, потом у шейха аль-Саида Джамала аль-Дина, который ввел его в накшбандийское братство, а шейх Мохаммед аль-Яраги посвятил его в халифы.

В 1828 или 1829 году Гази Мухаммед был избран первым имамом и объявил газзават (священную войну) против России. Шамиль присоединился к нему и принимал участие в боях с русскими войсками.

В 1832 году Гази Мухаммед и Шамиль были осаждены русскими войсками под началом барона Розена в родном ауле Гимры. Гази Мухаммед погиб, а Шамиль, хотя и сильно израненный, сумел пробиться и спастись.

Вторым имамом после Гази Мухаммеда стал Гамзат-бека ибн Али Искандер-бека аль-Гуцали (Гамзат-бек).

Шамиль оставался активным помощником, собирая войска, добывая материальные средства и командуя экспедициями против русских и врагов имама 1.

Шамиль во главе Имамата Чечни и Дагестана

В 1834 году, после гибели Гамзат-бека, Шамиль стал имамом. Шамиль обладал военным талантом, большими организаторскими способностями, выдержкой, настойчивостью, умением выбирать время для удара и помощников для исполнения своих предначертаний. Отличаясь твердой и непреклонной волей, он умел воодушевлять горцев, умел возбуждать их к самопожертвованию и к повиновению его власти2.

В 1834 году русский генерал Клюге фон Клюгенау захватил резиденцию Шамиля – аул Гоцатль. Шамиль отступил в Северный Дагестан, где укрепив свою власть среди горцев, возобновил борьбу.

В 1837 году, потерпев очередное поражение, Шамиль заключил перемирие и выдал заложников, но через год снова поднял восстание и добился больших успехов, несмотря на превосходство сил противника. В это время начались народные волнения в Южном Дагестане и Азербайджане, что сыграло на руку Шамилю.

За несколько лет Шамиль подчинил себе значительную часть Северо-Восточного Кавказа. Используя тактику партизанской войны, он тревожил гарнизоны русских крепостей левого фланга и центра Кавказской линии. К 1835 году он усилился настолько, что осадил в Хунзахе правителя Аварии Аслан-хана Казикумухского.

Экспедиция, посланная против Шамиля в 1839 году под руководством генерала П.Х. Граббе, осадила его в крепости на горе Ахульго. В ходе ожесточенного штурма 21 августа 1839 года с младенцем на руках погибла жена Шамиля Джавгарат. Убит был его дядя Бартыхан, а сестра имама Патимат бросилась в пропасть. Имам Шамиль с небольшим отрядом мюридов пробился сквозь ряды осаждающих и скрылся в горах Аварии.

В 1840 году Шамиль возобновил военные действия в Чечне, где к тому времени вспыхнуло восстание, вызванное стремлением русских разоружить чеченцев. К концу года Шамиль контролировал всю Чечню.

Весной 1842 года генерал Головин отправился из Ичкерии в поход против резиденции Шамиля, находившейся в даргинском селении Дарго, но был разбит горцами и с большими потерями отступил. Головина на посту командующего Отдельным Кавказским корпусом сменил генерал-адъютант А.И. Нейдгарт.

Апогей власти третьего имама приходится на 1843-1847 годы. Ведя освободительную борьбу под зеленым знаменем Пророка за построение государства, основанного на предписаниях Всевышнего, Шамилю удалось объединить почти всех горцев Дагестана и Чечни.

Реформы имама Шамиля

Делом всей жизни Шамиля стало создание имамата – теократического государства, базирующегося на принципах шариата.

В 1842 году из приближенных Шамиля был создан совет (диван) для решения политических, административных, религиозных и судебных обязанностей. В субботу и воскресенье Шамиль лично принимал жалобщиков.

В 1842-1847 годах был принят свод правовых положений Шамиля под общим названием “Низам” (Порядок).
Сборник состоял из постановлений и правил, соответствующих требованиям шариата и дополнявших его положения с учетом тех или иных конкретных обстоятельств. В низамах рассматривались вопросы женитьбы и наследства, торговли и мены, денежные штрафы за драки и поножовщину, положения об общественной казне и содержании административных лиц и т.п. Введен запрет на народные увеселения. Запрещен был обычай кровной мести (канлы) и умыкания невест и даже выкуп за неё.

Правовая реформа (низам) Шамиля, как и другие мероприятия, проводившиеся в имамате в условиях бесконечных войн, не могла быть последовательной и окончательной. Положения мусульманского права сочетаются в ней с некоторыми нормами традиционных законов горцев – адата. В наибствах по законам низама судили с учетом местного обычного права.

Важным последствием 25-летнего правления Шамиля стало также распространение в Чечне и Дагестане суфийских тарикатов, которые до сих пор оказывают большое влияние на повседневную жизнь этих народов.

Шамиль оставил в неприкосновенности основу горского общества – традиционную общину. Именно сельская община (джамаат) стала социальной опорой государства Шамиля.

Под руководством Шамиля в имамате сложился эффективный административный аппарат, состоящий из наибов и мюридов. В обязанности наибов входило управление наибством, сбор налогов, набор рекрутов, наблюдение за исполнением законов шариата. При наибах находились муфтии, которые руководили деятельностью судей (кадиев), толковали мусульманские законы и решали спорные дела. Первоначально каждый наиб имел право назначать и смещать муфтиев и кадиев, а также судить и казнить жителей наибства. Приговор о смертной казни обязательно утверждал сам имам. Наибские мюриды, в отличие от мюридов тарикатских, были помощниками наибов (своего рода “наибской гвардией”). За свою службу мюрид получал все необходимое для жизни и войны.

Реформы Шамиля, направленные на смену власти ханов и беков на имамо-наибскую, встречали решительный отпор, потому что шли вразрез с традиционным укладом жизни горцев. Стремление Шамиля заменить суд по адату шариатским судом потерпело полный крах. После пленения третьего имама “все население Дагестана немедленно восстановило у себя разбор дел по адату, и от шамилевского шариата осталось только одно воспоминание…” (генерал А.В. Комаров) 3.

Новый порядок насаждался жесткими, а зачастую и просто жестокими методами. Так, в 1844 году по причине убийства своего ставленника, Шамиль поголовно уничтожил всех жителей восставшего аула Цонтери 4.

Во внешней политике Шамиль ориентировался на турецкого султана и с недоверием относился к западным странам, предпочитая не иметь дела с гяурами-неверными. По своей инициативе имам не устанавливал связей с христианскими политиками. В дипломатической переписке Шамиль признавал первенство духовной власти за османским султаном, который также носил титул халифа и претендовал на преемственность с правителями Арабского халифата.

Благодаря реформам Шамилю удавалось почти четверть века сопротивляться военной машине Российской империи 5. После пленения Шамиля начатые им преобразования продолжали проводить в жизнь его наибы, перешедшие на русскую службу. Уничтожение горской знати и унификация судебно-административного управления Нагорного Дагестана и Чечни, осуществленные Шамилем, помогли утверждению российского владычества на Северо-Восточном Кавказе.

Крымская война и падение Имамата

В 1840-х годах Шамиль одержал ряд крупных побед над русскими войсками.

К середине 1850-х годов Шамиль стал суверенным правителем. Ему принадлежала верховная светская и религиозная власть. Он официально принял титул халифа (амир ал-муминин, в переводе с арабского – предводитель правоверных), что должно было придать его власти легитимность в глазах мусульман Кавказа и Ближнего Востока. Тем самым Шамиль прямо связывал себя с преемниками Мухаммеда, четырьмя “праведными халифами”, при которых в мусульманском мире VII веке и появился этот титул.

Однако в 1850-х годах движение Шамиля пошло на спад.

Накануне Крымской войны 1853–1856 годов Шамиль в расчете на помощь Великобритании и Турции активизировал свои действия, но потерпел неудачу. Наладить взаимодействие с турецкими войсками, оперировавшими на Кавказе, не удалось, а действия Англии и Франции ограничивались поставками вооружения и военных материалов.

Заключение Парижского мирного договора 1856 года позволило России сосредоточить против Шамиля значительные силы: Кавказский корпус был преобразован в армию (до 200 тысяч человек). Новые главнокомандующие – генерал Николай Муравьев (1854–1856) и генерал Александр Барятинский (1856-1860) продолжали сжимать кольцо блокады вокруг Имамата.

В 1858 году против Шамиля восстали чеченцы, уставшие от войны и недовольные жесткой авторитарной политикой Шамиля.

В апреле 1859 года пала резиденция Шамиля – аул Ведено. К середине июня были подавлены последние очаги сопротивления на территории Чечни. Шамиль бежал в дагестанский аул Гуниб.

25 августа 1859 года Шамиль вместе с 400 сподвижниками был осажден в Гунибе и 26 августа (по новому стилю – 7 сентября) сдался в плен на почетных для него условиях.

Последние годы Шамиля

10 октября 1859 года Шамиль прибыл в ссылку в Калугу, с ним приехали 22 человека из числа близких родственников и преданных нукеров и слуг. Прибывшие сначала разместились в лучшей калужской гостинице француза Кулона, позже проживали в доме местного помещика Сухотина, который сдавал 13 комнат и сад во дворе внаем за 900 рублей в год. На ежегодное содержание Шамиля Александр II выделил из царской казны 30 тысяч рублей. 26 августа 1866 года Шамиль вместе со своими сыновьями Кази-Магомедом и Шафи-Магомедом в зале калужского Дворянского собрания принял присягу на верность российскому царю.

В 1866 году Шамилю было разрешено переехать жить в Киев.

В 1870 году император Александр II позволил Шамилю выехать в Мекку для паломничества. После совершения хаджа Шамиль посетил Медину, где и скончался 4 февраля (16 февраля по новому стилю) 1871 года 6. Похоронен в Медине (Саудовская Аравия) на кладбище Аль-Бакия.

Семья

Первая жена, Патимат, родившая Шамилю трех сыновей и двух дочерей, и вторая жена, Ждаварат, родившая ему сына, умерли во время войны 7. Также Шамиль был женат на армянке Анне Ивановне Улухановой, которую после принятия ею магометанства стали звать Шуаннат, она была любимой женой имама. Его последнюю жену звали Заидад.

Один из трех сыновей имама, Гази Магомед, стал турецким генералом и во время Русско-турецкой войны 1877-78 годов командовал кавказским добровольческим отрядом. Внук Шамиля от его младшего сына Камила по имени Саид-Шамиль воевал с русскими в Дагестане в 1920-х годах. Третий сын Магомед-Шафи стал русским генералом.

Образ Шамиля в литературе, публицистике и пропаганде

Французский беллетрист Александр Дюма-отец, путешествовавший по Кавказу в 1858 году, на страницах издаваемого им журнала “Монте-Кристо” сравнивал Шамиля с прикованным к горе Кавказа Прометеем, который “борется против русских царей”.

Во французской и английской публицистике XIX века ему придали образ “благородного дикаря”, не пожелавшего променять свободу родных гор на золотые оковы самодержавной России.

Примерно такой же оценки Шамиля придерживались в своих корреспонденциях Маркс и Энгельс, публиковавшие во время Крымской войны (1856-1857) в американской газете New York Herald Tribune свои отчёты о Кавказе и восточном вопросе.

Имя героя национально-освободительной борьбы использовали в своих политических играх любые противоборствующие стороны. Во время Великой Отечественной войны на деньги, добровольно собранные жителями Дагестанской АССР, была сформирована советская танковая колонна “Шамиль”. В директиве вермахта от 11 июля 1942 года говорилось, что целью парашютно-десантной операции в районе Майкопа под кодовым названием “Шамиль” (Schamil) является захват нефтяных промыслов на Северном Кавказе.

Источники:

  1. М. Гаммер. Шамиль. Мусульманское сопротивление царизму. Завоевание Чечни и Дагестана. М. “Крон-Пресс”. 1998 
  2. Имам Шамиль. Биографическая справка. – РИА Новости, 7.09.2009 г. 
  3. Комаров А.В. Адаты и судопроизводство по ним. Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис. 1868. Вып. I 
  4. Казиев Шапи Магомедович. Имам Шамиль. Молодая гвардия, 2003 
  5. Имам Шамиль: почему горцы до сих пор почитают своего предателя? – Еженедельник “Аргументы и Факты” № 36 02/09/2009. 
  6. Гогитидзе М. Д.. Военная элита Кавказа II, Генералы и адмиралы народов Северного кавказа. — Тбилиси : Меридиани, 2011. — С. 108. 
  7. Владимир Романов. Третий имам. – Журнал “Вокруг света”, №6 (2753), Июнь 2003 г. 

    Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/171025/
    © Кавказский Узел

Продолжение

История и современность

Имамат Шамиля и государство ваххабитов: сокрушительная победа и блестящее поражение

Опубликовано

Летом 1994 года в ходе первой своей встречи с довольно известным лидером такфиристского джамаата я спросил его: «В чём различие между тем, что сделал имам Шамиль и шейх Мухаммад ибн Абду-ль-Ваххаб?». Он ответил: «Разница в том, что Мухаммад ибн Абду-ль-Ваххаб одержал блестящую победу, а имам Шамиль потерпел сокрушительное поражение. Причиной тому является то, что имам Шамиль не уделил должного внимания вопросам вероубеждения мусульман», иначе говоря, он считал, что имам Шамиль собирал под знамя джихада всех-всех мусульман.

Однако, согласно непререкаемому авторитету ваххабитов Ибн Таймийе: «После веры в Аллаха нет ничего важнее, чем отражение напавшего на мусульман врага, и для этого не ставятся никакие другие условия, каждый защищается в меру своих сил и возможностей».

1. Имам Шамиль, да смилостивится над ним Аллах, воевал против Российской Империи, а шейх Мухаммад ибн Абду-ль-Ваххаб — против Исламского халифата;

2. Имам Шамиль убивал исконных неверующих, посягнувших на землю мусульман, их религию, честь и достоинство, а Ибн Абду-ль-Ваххаб убивал мусульман халифата, дозволяя пролитие запретной крови и покушение на честь, достоинство и имущество верующих;

3. Несмотря на отсутствие помощи со стороны османского халифа, Шамиль, в отличие от Ибн Абду-ль-Ваххаба и его последователей, не выносил ему и его армии такфир, а напротив, признавал его халифом мусульман всего мира;

4. Имам Шамиль со своей армией защищал дальние рубежи халифата и проливал кровь для сохранения целостности Исламского государства, а Ибн Абду-ль-Ваххаб со своими последователями внёс раскол в самом сердце халифата — на Аравийском полуострове, в колыбели исламской религии — и ради сохранения своей власти проливал кровь мусульман;

5. Имам Шамиль, согласно его биографам, был крупным знатоком исламского права (фикх) и основ законоведения (усулу-ль-фикх), в совершенстве владел арабским языком, но он не писал трактатов по единобожию, а ценой собственной жизни и жизни своих родных и близких защищал Единобожие от посягательств неверующих и установил на подконтрольных ему территориях в Дагестане и Чечне шариат, что является обязательным требованием единобожия, а Ибн Абду-ль-Ваххаб писал трактаты о единобожии на бумаге и нарушал это самое Единобожие на деле, дозволяя запретное, как это имело место в случае с Мухаммадом ибн Саудом, которому он дозволил взымать с подданных запретное имущество, а также дозволяя пролитие запретной крови мусульман и захват их имущества в качестве трофеев;

6. Имам Шамиль был избран имамом с соблюдением всех требований шариата, когда был созван съезд (маджлису-ш-шура) учёных, старейшин племён и полководцев, именуемых в шариате «ахлю-ль-халль ва-ль-акд», которые и выбрали его имамом, а Мухаммад ибн Абду-ль-Ваххаб и Мухаммад ибн Сауд не были избраны никем из мусульман, не говоря уже о представителях «ахлю-ль-халль ва-ль-акд», а являлись самозванцами, в корыстных целях узурпировшими власть и использовавшими её не ради укрепления единства мусульман, а ради внесения раскола в их ряды, в то время когда их слово было едино, их враг был един и их правитель был един;

7. Имам Шамиль совершал джихад на пути Аллаха, защищая религию Аллаха, а Мухаммад ибн Абду-ль-Ваххаб следовал путём хариджитов, защищая интересы врагов ислама;

8. Имам Шамиль, да смилостивится над ним Аллах, сражаясь на пути Аллаха, десятками тысяч убивал врагов Аллаха из числа царских солдат, тем самым, укрепляя мощь мусульман и препятствуя дальнейшему продвижению вражеских войск на земли халифата, а Мухаммад ибн Абду-ль-Ваххаб, сражаясь против Исламского халифата, убивал десятки тысяч мусульман, в том числе крупных учёных, ослабляя мощь и силу Исламского государства;

9. В ходе только одной Даргинской экспедиции (экспедиция в чеченские сёла Дарго-Ведено, в которых на тот момент находилась столица Имамата) в 1845 году от рук муджахидов Имамата Российская империя потеряла более 30.000 солдат и офицеров убитыми, что превысило потери России за двухлетнюю войну с Персией. В то же время последователи Мухаммада ибн Абду-ль-Ваххаба убили не меньшее количество мусульман в ходе их военных походов на земли халифата в Ираке и Шаме, тем самым ускоряя падение Исламского государства и открывая дорогу европейским колониалистам в страны мусульман;

10. Имам Шамиль шёл путём наших праведных предшественников (ас-саляф ас-салих), а Мухаммад ибн Абду-ль-Ваххаб следовал по пути ранних хариджитов обвиняя в неверии мусульман, дозволяя пролитие их крови, захват их имущества и покушение на их честь и достоинство. Тем же путём сегодня следуют и его единомышленники на Востоке и Западе, причём всё это делается ими под прикрытием защиты единобожия и шариата. Как же сегодняшний день похож на вчерашний!

Автор: Абу Мухаммад ад-Дагистани

Дарульфикр.ру

Продолжение

трендовые темы