СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

АНАЛИТИКА

Насколько свободны мусульмане в России?

Опубликовано

Стремительный распад СССР создал эффект неожиданности и в Турции, пишет турецкая GZT. С упразднением Союза возникли новые государства, с которыми у Турции существуют родственные и религиозные связи. В интервью с профессором-русистом говорится о турецком взгляде на нынешнее положение мусульман в России и о связях РФ с мусульманским миром. Так, по мнению провессора, Сирию Россия расценивает как последнюю крепость.

GZT (Турция): насколько свободны мусульмане в России?

Самир Бабаоглу (Samir Babaoğlu)

Со стороны некоторых автономных республик на мусульманском пространстве, находившихся под контролем России, тоже нарастали требования независимости. Часть из них подавлялась кровопролитием, а некоторые — дипломатией.

Сегодня уже нет России 1990-х. Отныне перед нами большая страна с населением 145 миллионов человек, которая старается обрести былую силу и с которой мы, Турция, в последнее время находимся в тесном контакте. На территории Российской Федерации, население которой на 10% состоит из мусульман, проживают и тюркские народы, исповедующие разные религии. Считается, что их доля в общей численности населения составляет порядка 8-9%, хотя точную цифру назвать сложно. Наряду с тюрками, которые исторически жили на этих территориях, есть еще миллионы человек, приехавших в Россию на заработки из Средней Азии и Кавказа.

К сожалению, из-за проблемы языка мы в течение многих лет затрудняемся наладить устойчивую коммуникацию с мусульманской географией России в контексте религии и культуры. Поэтому даже наши академические работы об этом регионе основываются на том, что пишет Запад. Однако в последнее время у нас появляются ученые, которые преодолели это языковое препятствие, наладили прямой контакт с регионом и, глубоко изучая российские архивы, своими работами проливают свет на эту проблематику, что дает нам определенную надежду.

В этом смысле профессор, доктор Ильяс Кемалоглу (İlyas Kemaloğlu) своими переводами и академическими работами, которых он, несмотря на свою молодость, написал порядка 50, работая с источниками на месте, как относительно истории российско-турецких отношений, так и современного положения России, восполняет серьезный пробел. У нас была возможность побеседовать с Ильясом Кемалоглу, который родился в России и сам является татарином, в его рабочем кабинете в Университете имени Мимара Синана. Полагаем, что это интервью, в ходе которого мы поговорили о нынешнем положении мусульман в постсоветской России, будет полезно и для вас, наши читатели.

Самир Бабаоглу: Когда Советы распались в 1991 году, помимо Азербайджана и тюркских республик Средней Азии, которые были в числе составных частей СССР, в составе России тоже были автономные республики, где проживали тюркские сообщества. В тот период в этих автономных республиках имели место требования независимости? Или, пользуясь обстановкой хаоса, какие требования они предъявляли к центральному правительству?

Ильяс Кемалоглу: Советский Союз состоял из 15 республик, среди которых была и Российская Федерация. С распадом Советского Союза эти республики одна за другой провозгласили независимость. Вместе с тем на территории некоторых из этих республик были и автономные регионы, не только в Российской Федерации, но и в других республиках. Например, Каракалпакстан в составе Узбекистана. В границах Российской Федерации тоже существовали автономные республики и в Волго-Уральском регионе, и в Сибири, и на Северном Кавказе. Даже в настоящее время Россия состоит из 85 субъектов, в том числе 22 республик. Часть этих республик имеет тюркское происхождение. В процессе распада Советов в 1991 году некоторые из автономных республик тоже требовали независимости. Но поскольку они не были союзными республиками в составе Советов, им не предоставили такую возможность. Такого рода требования независимости исходили от Чечни в 1991 году, и война в Чечне обосновалась в российской повестке дня на многие годы.

Еще одной автономной республикой, требовавшей независимости, был Татарстан. Но Татарстан, пойдя по пути решения этой проблемы дипломатическим способом, вел переговоры с Москвой. В результате этого торга стороны достигли согласия. Мы знаем, что и другие автономные республики, как Татарстан, торговались с Москвой по вопросу о разделении полномочий и достигали компромисса. Конечно, в ходе этих переговоров автономные республики добились от центрального правительства определенных прав, таких как проведение независимой политики внутри республики, избрание своих глав республик и законодательных органов, создание своих конституций или объявление региональных языков в качестве основного официального языка. У власти в России в то время был Борис Ельцин. Тогда в силу сложной политической и экономической ситуации в России и, должно быть, идентичности Ельцина как демократа республикам в составе Российской Федерации были предоставлены широкие права.

Российские средства массовой информации часто вспоминают следующую знаменитую фразу Ельцина, которая обобщает его взгляд на автономные республики: «Берите суверенитета столько, сколько сможете взять». Республики, воспользовавшись этим призывом, набрали прав сообразно своим возможностям. Здесь, говоря «возможности», я имею в виду силу республик в экономическом отношении. Иными словами, более сильные получили больше прав, более слабые довольствовались ограниченными правами.

– В 2000-е годы Путин, применяя концепцию управления под названием «вертикаль власти», разделил Россию на семь округов и назначил их главами своих представителей. Кроме того, руководители республик и губернаторы областей в составе Российской Федерации теперь не определялись путем выборов, а назначались президентом, то есть самим Путиным. Когда мы смотрим на эти решения сейчас, какое влияние они имели в целом и какое действие они оказали на республики?

— Мы видим, что в те годы, когда Владимир Путин пришел к власти, на мировом рынке росли цены на энергетические ресурсы. Это можно назвать и везением для Путина. Особенно в связи с растущими ценами на энергоресурсы Россия выровняла свою экономику. Опять же в этой связи мы видим, что Россия решила свои внутренние проблемы и стала преследовать более независимую внешнюю политику. Это, несомненно, напрямую повлияло и на отношения центра с республиками. Путин с первых лет своего правления, особенно с 2004 года, начал проводить политику централизации. У этой политики было несколько этапов. Российская Федерация, состоящая из 85 субъектов, по решению Путина, была поделена на семь округов. Например, Татарстан, Башкортостан, Чувашия вошли в один из этих семи федеральных округов. Главы республик, которые раньше напрямую контактировали с Москвой, теперь должны были иметь дело с главами федеральных округов, назначенными Путиным. Другой важный момент — президенты республик и губернаторы стали назначаться Кремлем. Решение, принятое в 2004 году, продолжало применяться до недавнего времени, пока не была снова возвращена практика определения глав субъектов путем выборов. Таким образом, мы видим, что от прежней системы отказались. Но при проведении выборов на этот раз стала преследоваться другая политика. Народ выбирает главу своего субъекта из трех-пяти кандидатов, определенных Кремлем.

Одно из важных событий, связанных с этой темой, — в соответствии с новым решением, принятым в 2010 году, главы республик в составе Российской Федерации перестали именоваться президентами. Это решение было принято по предложению руководителя Чечни Рамзана Кадырова.

Кадыров заявил: «В России один президент — Владимир Путин. Больше никто не может считаться президентом», — и Кремль поддержал это. В настоящее время с этим согласились и другие республики, кроме Татарстана. Лидер Татарстана до сих пор продолжает называться «президентом». А татары говорят: «Если в России даже владельца компании называют “президентом”, то почему “президентом” нельзя назвать человека, который находится во главе республики?»

Одной из мер, принятых в этот период, было приведение конституций республик в соответствие с Конституцией Российской Федерации. Параллельно с этим всех республик и особенно Татарстана близко коснулся вопрос алфавита. В свое время Татарстан хотел перейти на латинский алфавит. В ельцинский период для этого была даже проведена серьезная подготовительная работа. Но все эти усилия были пресечены путем добавления в законодательство Российской Федерации положения, согласно которому все республики в составе федерации могут использовать только кириллицу. Если говорить с точки зрения республик, то периоды Ельцина и Путина мы можем рассматривать как два разных периода. В противовес риторике Ельцина «берите суверенитета столько, сколько сможете взять» при Путине складывается иная риторика: «государство в государстве неприемлемо».

– Мы знаем, что с созданием Советов политика ассимиляции и христианизации, которая применялась русскими во времена царской России в частности в отношении татар, прекратилась. В настоящее время насколько такого рода попытки христианизации имеют влияние как на татар, так и на других мусульман? Какой метод в этом смысле сейчас используется?

Города России. Казань

– Русские взяли Казань в 1552 году. Затем и другие ханства: Астраханское, Сибирское, Касимовское. После этого начался процесс русификации и христианизации. Мы видим, что с созданием Советов этот процесс прекратился. Потому что советское руководство, особенно Ленин, чтобы привлечь эти народы на свою сторону, пообещало предоставить всем равные права и отказаться от политики, которая применялась в отношении этих народов во времена царской России.

Вообще с Советами религиозный фактор как таковой исчез. Поскольку религия, будь то ислам или христианство, рассматривалась как серьезное препятствие перед советской идеологией. После распада Советского Союза все обрели свободу исповедания своей религии. Когда мы смотрим на день сегодняшний, о политике христианизации речи не идет.

– Сегодня говорится о беспокойстве относительно исчезновения местных национальных языков в России или русификации. Недавно в Государственной Думе было принято дискуссионное решение, согласно которому в республиках желающие могут не выбирать уроки родного языка. Можно ли считать это исключительно демократическим требованием или же у этого решения есть другой смысл?

— В республиках России есть как школы, которые ведут обучение на родном языке, так и смешанные школы. Если мы возьмем, к примеру, Татарстан, наряду со школами, где русские и татары учатся вместе, есть и школы, в которых обучение ведется только на татарском языке. В смешанных школах русские дети тоже изучали татарский язык по четыре-шесть часов в неделю. В соответствии с недавно принятым решением это требование перестало носить обязательный характер. То есть теперь это урок по выбору, и желающие могут его взять. Русским детям больше не обязательно изучать татарский язык. Вместе с тем некоторые татарские семьи — их, возможно, немного, но все же, — тоже отказались от этого урока, чтобы избавить своих детей от дополнительной учебной нагрузки. То же самое можно сказать и о других республиках.

– Хорошо, но как вы оцениваете разговоры о том, что татарский язык все меньше используется среди татар или татарский язык постепенно исчезает?

— Эту тему исчезающих языков я в некотором смысле связываю и с экономическими причинами. Если у республики или народа хорошее экономическое положение, то эта республика или этот народ могут направлять деньги на поддержание языка, науки или культуры. Народ с хорошим экономическим положением сохраняет жизнь и своего языка, и своей религии, и своей культуры, и своих традиций, и своей оперы, и своего театра. Но республика со слабым экономическим положением не может вкладывать много инвестиций в эти сферы. В этом смысле я не считаю, что татарский язык входит в число языков, которые находятся в опасности или начали исчезать. Татарстан — республика, которая выделяется своими научными исследованиями не только в России, но и во всем мире.

В то время как наши университеты в Турции с трудом попадают в топ-500 лучших вузов мира, совсем недавно Казанский университет вошел в число 130 лучших университетов в мировом рейтинге вузов. Принимая во внимание значение, которое придается науке и родному языку в Татарстане, для татарского языка о такой опасности речи не идет. Но в Сибири, в республиках, в которых живут более малочисленные тюркские народы, мы можем говорить о такой угрозе. Для хакасов в Хакасии, алтайских тюрков в Республике Алтай существует такая опасность из-за экономических и демографических причин, о которых я сказал раньше. Наряду с этим есть такие не имеющие своей республики тюркские сообщества, как ногайцы, кумыки. Их положение более серьезное в этом смысле.

– В России в отличие от русских, у которых очень низкий уровень рождаемости и высокий уровень смертности, в мусульманских республиках наблюдается прямо противоположная ситуация. Это послужит причиной для изменений в этих регионах в ближайшие годы? Как российское государство относится к этой тенденции?

— Не могу полностью согласиться с этим тезисом. Может быть, применительно к Кавказу мы можем так сказать, но в других регионах нельзя утверждать, что у русских рождаемость низкая, а у мусульман — выше. Принадлежность к русским или татарам, мусульманам или христианам не многое меняет, потому что в конечном счете их образ жизни, взгляды на жизнь одни и те же. Конечно, есть культурные различия, но во многом они живут одинаково. Потому что с XVI века они проживают на одной территории, что называется, дышат одним воздухом. Следовательно, мы не можем сказать, что русское население сокращается, а тюркское население растет.

По большому счету в Российской Федерации в целом существует проблема нехватки населения. Для решения этой проблемы Владимир Путин, придя к власти, принял ряд стимулирующих рождаемость мер. Ограничения, связанные с потреблением алкоголя, тоже принесли пользу в этом отношении. То, что такого рода государственная политика имела эффект, я могу видеть даже по своим родственникам. Наряду с семьями, которые, как раньше, довольствуются одним ребенком, я вижу новые, молодые семьи, имеющие по два и три ребенка.

– 70 лет коммунистический режим ограничивал религиозные свободы мусульман на советском пространстве, закрывал места богослужения, и руками государства долгое время проводилась пропаганда атеизма. Насколько обладают свободами мусульмане в современной России? Разрешается ли строительство новых мечетей, мест богослужения?

— Мы можем сказать, что с распадом Советов интерес к исламу возрос. И во времена Советского Союза, несмотря на запрет, мусульмане пытались поддерживать магометанство. Мечетей, может быть, не было, но я помню, что по праздникам люди совершали намаз на кладбищах. Так что в этом контексте Советы, конечно, нанесли вред — и немалый — в смысле религии, но усилия в направлении полного искоренения религии из жизни общества не увенчались успехом. А когда мы смотрим на день сегодняшний, мы видим, что люди не испытывают никаких проблем с исповеданием религии. Мечети открыты, строятся новые мечети, в пятничные и праздничные намазы мечети переполнены. В Башкортостане и Татарстане праздники Ураза-байрам и Курбан-байрам отмечаются с установлением официального выходного дня.

В регионах, где проживают мусульмане, не наблюдается какой-либо нехватки мест для богослужения. В каждой деревне, где живут татары, башкиры, у них есть свои мечети, и строятся новые. Но в таких крупных городах, как Москва, Санкт-Петербург, довольно густо населенных мусульманами, мечетей мало, и их не хватает. В пятимилионном Санкт-Петербурге только одна мечеть.

– Когда Советы распались, на Северный Кавказ и в Азербайджан хлынули некоторые салафитские фонды из стран Персидского залива. Многие из них строили новые мечети, занимались определенной просветительской деятельностью. В тот период в другие регионы России тоже прибыли такие салафитские группы?

— Прибыли, но не в таком количестве, как на Кавказ. Эти салафитские группы также воспользовались внутренним хаосом, экономическими трудностями в России в 1990-е. Путин после прихода к власти также начал борьбу с ними, и в результате давления подавляющее большинство этих групп вернулось назад.

В настоящее время в Волго-Уральском регионе мы не можем говорить о распространенности ваххабитского течения, но на Северном Кавказе есть такая проблема. О ее наличии мы можем судить в том числе и по присутствию большого количества граждан России — выходцев с Кавказа в рядах джихадистских групп, воюющих в Сирии.

Российские власти, преследуя очень разумную политику, придавали значение сотрудничеству с Турцией в религиозной сфере и создали хорошую атмосферу для взаимодействия российских муфтиятов с Управлением по делам религии Турции. Как результат этого сотрудничества необходимо рассматривать усилия Управления по делам религии в сфере строительства новых мечетей в Москве, Уфе. Я тоже думаю, что развитие этого сотрудничества с Турцией в религиозной сфере будет очень полезно и для российских мусульман. Потому что размножение экстремистских групп, о которых мы говорим, также угрожает стабильности мусульманских регионов России.

– В последнее время на Западе мы часто сталкиваемся с примерами исламофобии. Во время русско-чеченской войны в определенных слоях российского общества тоже наблюдались такие настроения. Сейчас можно говорить о распространенности исламофобии в России?

— Действительно в русско-чеченскую войну с подъемом национализма в тот период были такие настроения. На лиц кавказского происхождения совершались атаки со стороны российских ультранационалистических групп, известных как «бритоголовые».

Больше всего атакам российских нацистов подвергались лица кавказской внешности, то есть азербайджанцы, армяне, грузины, чеченцы и представители других кавказских народов.

В последнее время, несмотря на то, что в Турции и Европе национализм становится все более популярным особенно среди молодежи, в России очень редко встречаются такие случаи атак ультранационалистов. А одной из важнейших причин уменьшения числа подобных атак, на мой взгляд, является то, что война на Кавказе в значительной мере завершилась.

– И вопрос, сопутствующий предыдущему вопросу: как мусульмане в России оценивают такие события, как участие России в войне в Сирии, ее позиция на стороне Асада и бомбежки российскими самолетами мусульманских населенных пунктов? Какую позицию занимают мусульманские лидеры в этом вопросе?

— У России есть важные интересы на Ближнем Востоке. В этом регионе Россия состояла в тесном сотрудничестве с исламскими странами со времен Советского Союза. Главы, важные лидеры многих из этих исламских стран закончили университеты в Москве. Но арабская весна нанесла огромный вред присутствию России на Ближнем Востоке. Россия потеряла практически всех своих союзников в регионе. Лидеры сменились, к власти пришли новые прозападные лидеры.

У России больше не осталось других союзников в регионе, кроме Сирии и Ирана. Конечно, Иран никогда не считался надежным союзником для России. Следовательно, главная причина, по которой Россия придает такое значение Сирии, — Россия расценивает Сирию как последнюю крепость. Как и другие страны, Россия тоже преследует свои интересы в Сирии. Что же касается вашего вопроса, даже если есть какая-то реакция, связанная с участием России в войне в мусульманской стране, то эта реакция опирается не столько на религиозные, сколько на экономические основания. Участие России в войне в Сирии рассматривается как серьезное экономическое бремя для страны. Поэтому существуют такие возражения, как «насколько нам нужна Сирия» или «что мы делаем в Сирии». Особенно когда возникли экономические трудности, в спорах вокруг закона о выходе на пенсию в последнее время, такого рода реакция озвучивается все чаще.

Продолжение
РЕКЛАМА
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

АНАЛИТИКА

Урду в забвении

Опубликовано

Английский язык применяется повсюду, а урду люди забывают, и если пакистанцу задать вопрос на его родном языке, он не сможет на него правильно ответить. Даже в повседневном общении вместо урду, как пишет автор, пакистанцы пользуются английским языком. Это письмо читателя ведущего пакистанского издания выражает тревогу по поводу языковой ситуации в стране.

Nation (Пакистан): урду в забвении

Пакистанцы забывают родной язык

Гульбахар Юсуф (GULBAHAR YOUSUF)

Говорят, что народ Пакистана забывает свой государственный язык урду. Причина кроется в иностранных языках, которые широко используются и уничтожают наш национальный язык. Мы видим, что английский язык применяется повсюду, а урду люди забывают.

На самом деле, сегодня английский буквально во всем, будь то учебники, экзаменационные материалы или интервью. Даже в повседневном общении вместо урду мы пользуемся английским языком. Если пакистанцу задать вопрос на урду, он не сможет на него правильно ответить. Но если тот же вопрос будет на английском, ответ вы получите незамедлительно. Поскольку язык урду в Пакистане забывается, вместе с ним в забвении может оказаться и многое другое. На эту проблему надо как можно скорее обратить внимание и взяться за ее решение.

Гульбахар Юсуф

Турбат, 1 января

Справка. Письменность урду основана на арабско-персидской графике. Алфавит состоит из 38 букв. В Пакистане для языка урду используется особый почерк насталик, вышедший из употребления в большинстве исламских стран; привычный для большинства исламских стран классический почерк насх используется в Пакистане крайне редко, в основном в Интернете, а до появления компьютерного набора — также в типографских целях. Следует отметить, однако, что ещё до недавнего времени большинство книг не набиралось, а печаталось с изображений текстов, написанных от руки насталиком.

В конце XIX века некоторое время в судах Бенгалии для урду использовалось письмо кайтхи. На сегодняшний день не используется.

В современной Индии для записи языка зачастую используется письмо деванагари, несколько модифицированное для передачи звуков урду. Имеется ряд публикаций на урду с использованием деванагари, например ежемесячный журнал महकता आंचल (Mahakta Anchal), издаваемый в Дели. Стремление к созданию письменности на основе деванагари объясняется тем, что это письмо лучше знакомо большинству индийцев, нежели арабская вязь, которой многие индийские носители не владеют вовсе.

Латиница довольно широко применялась для урду во времена британского правления. Это объясняется более доступной и дешёвой печатью на латинице. В наши дни латиница также довольно популярна, особенно в интернете и в текстовых сообщениях. Кроме того, латиница часто используется молодым поколением носителей урду на западе ввиду частого невладения арабским письмом.

Продолжение

АНАЛИТИКА

Наглая угроза от Трампа! Мы разорим Турцию!

Опубликовано

«Мы начинаем сильно запоздавший вывод американских войск из Сирии, продолжая наносить жесткие удары по тому немногому, что осталось от ИГИЛ. Если она снова усилится, мы снова нападем с близлежащих баз. Мы разорим Турцию экономически, если они атакуют курдов». Турецкое издание «Хабер7» назвало это заявление Трампа в Твиттере наглым. Читатели в выражениях не церемонились.

Наглая угроза от Трампа! Мы разорим Турцию! (Haber7, Турция)

Президент США Дональд Трамп сделал наглые заявления в адрес Турции. «Если Турция нанесет удар по курдам, мы разорим их экономически», — отметил он.

В то время как продолжаются споры о процессе ухода США из Сирии, от Трампа последовало провокационное заявление.

Мы разорим Турцию экономически

Трамп сделал заявление в своем Твиттере: «Мы начинаем сильно запоздавший вывод американских войск из Сирии, продолжая наносить жесткие удары со многих направлений по тому немногому, что осталось от халифата ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Если они снова усилятся, мы снова нападем с близлежащих баз. Мы разорим Турцию экономически, если они атакуют курдов. Создадим 20-мильную зону безопасности. Аналогично мы не хотим, чтобы курды провоцировали Турцию. Россия, Иран и Сирия получат в долгосрочной перспективе больше всего пользы от политики США по уничтожению ИГИЛ в Сирии — естественных врагов. Мы тоже выиграем, но сейчас настало время вернуть наших военных домой. Мы прекратим бесконечные войны».

Официальный представитель президента Калын: Турция воюет с террористами, а не с курдами

Официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын (İbrahim Kalın) ответил на наглое заявление президента США Трампа о Турции: «Турция воюет с террористами, а не с курдами. Мы будем защищать курдов и сирийцев от всех террористических угроз. Фатальная ошибка — приравнивать курдов к Рабочей партии Курдистана (РПК) и ее сирийскому крылу — Партии “Демократический союз” (PYD) / Отрядам народной самообороны (YPG). Мы ждем от США выполнения их обязательств в рамках стратегического партнерства».

Комментарии читателей:

61 li: Враг известен… Америка.

hamdi: США ничего не смогут сделать, все это уже в прошлом.

Vatansever: Мы должны немедленно найти пути не использовать доллар внутри страны и во внешней торговле. Мы не должны хранить доллар в центробанке и банках в качестве резервной валюты. Иначе у нас в руках будет граната с выдернутой чекой, и над нами все время будет висеть угроза.

Musab: Сколько раз вы пытались разрушить Турцию экономически, ничего не получилось и не получится.

Muhammed: В США хаос во внутренней политике. Трамп против Пентагона сознательно приближает Турцию к России.

Osmanoğlu: Давайте выгоним США со всех баз. Этим заявлением США открыто объявили, что они враги нам.

ekonomist: Нужно срочно направить США ноту протеста и начать военную операцию в Сирии.

Aziz: Ответ Турции должен быть буквально следующим: «В таком случае мы закроем американские базы в Турции! Союзничеству придет конец».

61 bayburtlu: Есть ли больший террорист, чем Америка?

Osmam: У них единственный козырь — экономика. Сами же признались в этом.

hakim Yılmaz: Как же страшно! Ты последний президент Америки.

Hasan: А стратегического партнерства, похоже, больше нет. Разве это не открытая угроза? Они говорят: «РПК — мой друг. Тронешь — получишь». Конечно, угроза.

erdem: Ты свою экономику спасай.

…..: США, шайтан, который настолько труслив, что не может даже положить на стол военный вариант, могут ударить по нам только экономически. Поэтому необходим курс на «все отечественное» и полную экономическую независимость.

usari: Огромная страна оказалась в руках сумасшедшего.

Demir Ersoy: После такой угрозы в Турции не должно остаться американских диппредставительств, нужно немедленно закрыть американские базы, это война, и этим негодяям ни в коем случае нельзя разрешать находиться в нашей стране.

Mustafa: Эй, братья, прекратите покупать американские товары, айфоны и прочее. Давайте и мы разорим США. Желтый дьявол открыто показал свою враждебность.

Korkuyor: Если одна страна угрожает другой стране, то по двум причинам. Или страна, которой угрожают, действительно очень слаба, или, наоборот, очень сильна.

Terörist USA: Они не просто так передали тонны оружия. Поэтому они будут пытаться мешать Турции до тех пор, пока там не возникнет государственное образование. Скоро для защиты государства РПК туда всунут Саудовскую Аравию, ОАЭ, Египет и прочих, они же будут осуществлять финансирование.

Battalgazi: Цель США — вызвать гражданскую войну в Турции, это не друзья.

cemal: А давайте отправим четыре миллиона беженцев в Америку, посмотрим, смогут ли они применить экономические санкции.

Selami: Другие страны не смогут причинить вред нашей экономике. Для этого вместо того, чтобы покупать автомобили, оружие у США, мы должны сами производить эту продукцию. Вместо того, чтобы покупать энергетику у России, мы должны использовать свои ресурсы. Вместо того, чтобы покупать множество товаров у Китая, мы должны рассчитывать на собственные заводы. Нам нужно создать как экономику, так и занятость. В противном случае экономика будет козырем в их руках. Это наш единственный выход и в то же время путь борьбы с безработицей.

ahnerede: Давайте немедленно войдем в Сирию.

HalitBinVelit: Америка — террористическое государство! Нормально, что оно защищает РПК / YPG, террористов!!!

kayserili: Собака лает, а караван идет.

Ahmet: Что делает Америка на Ближнем Востоке? Нефть, кровь, слезы, смерть. Долой американский империализм!

Продолжение

АНАЛИТИКА

Турция – Иран: путь к новой исламской оси

Опубликовано

В чем смысл быть «революционером», деятельность которого финансирует контрреволюционная ось стран, задается вопросом египетский журналист. Эти страны представляют систему, которая хочет передать весь регион, а не только Палестину, Америке и Израилю и сохранить местные авторитарные режимы, уверен он. Но сегодня для получения финансирования уже недостаточно враждебно относиться к Ирану и Турции.

Турция – Иран: путь к новой исламской оси (Noonpost, Египет)

Амер Танбакджи

В чем смысл того, чтобы быть «революционером», деятельность которого финансирует контрреволюционная ось стран? Всем известна (и они это не скрывают) враждебность этих стран по отношению к «арабской весне» и всем освободительным силам в регионе, будь то сунниты или шииты, поэтому нет смысла в разговорах оппозиционеров о «революции». Они представляют систему, которая хочет передать весь регион, а не только Палестину, Америке и Израилю и сохранить местные авторитарные режимы.

Те, кто совершают свои «революции» в обмен на подарки бен Салмана и бен Заида и влекомы личными амбициями, не осознают, что могут остаться без работы на долгие месяцы (а кто-то из них уже практически не имел работы в течение последнего времени), потому что не осталось сил, которые заплатят им за то, чтобы они завершили свою миссию.

Они привыкли к легким деньгам, у них нет настоящей работы, чтобы зарабатывать на жизнь и достигнуть «благосостояния». Они стали шпионами и бомбами замедленного действия в своих странах, а также потенциальными агентами разведывательных служб, чья работа зависит от первого же перевода средств на их банковские счета.

Сегодня «бить в барабаны» и враждебно относиться  к Ирану и Турции уже недостаточно для получения финансирования. Началась нормализация отношений с режимом Асада и сионистским образованием, ввиду чего необходимо быть сектантом, враждебным по отношению к «арабской весне», Катару, «Братьям-мусульманам»* (террористическая организация, запрещена в РФ — прим.ред.), Эрдогану и Ирану, сионистом, а также лояльным к Асаду. Меньше, чем этого, от вас не примут, так как это новые «правила рынка».

Война, возглавляемая сионистским образованием и его молодыми агентами в регионе против исламских сил, подталкивает исламистов к сближению с Ираном и альянсу с Турцией и Катаром.

Если взглянуть на нашу ситуацию, то мы увидим масштабы политической и экономической атаки против турецкого и иранского режимов. Если же бросить быстрый взгляд на Персидский залив, то там мы не увидим ничего, кроме огня и кровопролития по причине агрессии ОАЭ и Саудовской Аравии против Йемена, предательство блокады Катара, передачу Бахрейна саудовским военным ведомствам и службам безопасности для защиты короля от своего народа, а также усилия по нормализации отношений с сионистским очагом и передаче ему региона, последним свидетельством чего является прибытие Нетаньяху в Маскат. Там он сфотографировался с султаном Кабусом на фоне карты, используя которую Нетаньяху, по-видимому, объясняет султану проект сионистской экспансии в регионе!

Ас-Сиси сегодня выступает в качестве «младшего сотрудника» израильского посольства в Каире, и все его усилия направлены на службу Израилю. На фоне активизации и увеличения масштаба палестинских демонстраций египетская разведка во главе с сионистским образованием приложила огромные усилия, чтобы убедить палестинцев прекратить эту деятельность. Египет угрожал, что продолжит препятствовать ввозу медикаментов и продовольствия в Газу. Есть ли более сионистская политика, чем эта?

В арабском Магрибе фонды Персидского залива продолжают сжигать оставшуюся часть Ливии, поддерживая силы генерал-майора Хафтара, который, согласно официальным документам, является давним агентом ЦРУ, и снабжают его оружием и боеприпасами, необходимыми для того, чтобы превратить Ливию, а точнее то, что от нее осталось, в пепел. Кроме того, они пытаются противостоять тунисской весне и любому демократическому опыту. Разумеется, мало, что можно сказать в этом отношении о Ливане, чей  премьер-министр был похищен некоторое время назад и получает клеветнические и оскорбительные пощечины от своих саудовских спонсоров!

Если учитывать то, что произошло, сыновья «арабской весны», особенно «Братья-мусульмане»*, имеют право работать над политическими изменениями, чтобы реализовать свои амбиции через турецко-катарско-иранскую ось. Война, которую ведут сионистское образование и его агенты в регионе против исламских сил, подталкивает  исламистов к сближению с Ираном и альянсу с Турцией и Катаром. Однако, в первую очередь им необходимо разработать новую политику и начать мыслить по-новому, чтобы управлять конфликтом, играть роль приближённых этих стран, и тем самым подтолкнуть их к формированию турецко-ирано-катарской оси, которая бы противостояла оси Израиль-Эр-Рияд-Абу-Даби-Каир. Если не сделать это, то все останутся уязвимыми для отравленных кинжалов Израиля и его агентов.

Это новое мышление и ничто другое одержит победу над Израилем и контрреволюционной осью, а не компромиссы и уступки. То, что удержало Саудовскую Аравию и ОАЭ от оккупации Катара, так это быстрое появление турецких сил. То, что сдерживало их в войне в Йемене, это бомбардировка Эр-Рияда. То, что удерживало сионистских оккупантов от развязывания войны против ХАМАС, это военный и организационный потенциал, которым обладает движение, а то, что спасло сирийский Африн от агентов Америки и Израиля — это операция «Оливковая ветвь». И наконец, то, причина неудачной попытки переворота — это миллионы граждан и твёрдая позиция президента Эрдогана и верных ему сил.

Те, кто воюет против «Братьев-мусульман»*, Турции, Ирана и Катара от имени сионистов, сегодня уставшие и измотанные, но для нас, членов освободительного движения, битва еще только начинается, и когда мы видим наших врагов, нашей реакцией не должен быть сарказм. Мы должны помнить, что участвуем в битве, в которой представляем более миллиона мучеников, начиная с площади Рабиа аль-Адавия в Египте и заканчивая Газой, Йеменом, Ливией, Тунисом, Сирией и Бахрейном, а также включая площади Турции, которые столкнулись с военным переворотом и его поражением.

Продолжение

трендовые темы