СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

АНАЛИТИКА

Насколько свободны мусульмане в России?

Опубликовано

Стремительный распад СССР создал эффект неожиданности и в Турции, пишет турецкая GZT. С упразднением Союза возникли новые государства, с которыми у Турции существуют родственные и религиозные связи. В интервью с профессором-русистом говорится о турецком взгляде на нынешнее положение мусульман в России и о связях РФ с мусульманским миром. Так, по мнению провессора, Сирию Россия расценивает как последнюю крепость.

GZT (Турция): насколько свободны мусульмане в России?

Самир Бабаоглу (Samir Babaoğlu)

Со стороны некоторых автономных республик на мусульманском пространстве, находившихся под контролем России, тоже нарастали требования независимости. Часть из них подавлялась кровопролитием, а некоторые — дипломатией.

Сегодня уже нет России 1990-х. Отныне перед нами большая страна с населением 145 миллионов человек, которая старается обрести былую силу и с которой мы, Турция, в последнее время находимся в тесном контакте. На территории Российской Федерации, население которой на 10% состоит из мусульман, проживают и тюркские народы, исповедующие разные религии. Считается, что их доля в общей численности населения составляет порядка 8-9%, хотя точную цифру назвать сложно. Наряду с тюрками, которые исторически жили на этих территориях, есть еще миллионы человек, приехавших в Россию на заработки из Средней Азии и Кавказа.

К сожалению, из-за проблемы языка мы в течение многих лет затрудняемся наладить устойчивую коммуникацию с мусульманской географией России в контексте религии и культуры. Поэтому даже наши академические работы об этом регионе основываются на том, что пишет Запад. Однако в последнее время у нас появляются ученые, которые преодолели это языковое препятствие, наладили прямой контакт с регионом и, глубоко изучая российские архивы, своими работами проливают свет на эту проблематику, что дает нам определенную надежду.

В этом смысле профессор, доктор Ильяс Кемалоглу (İlyas Kemaloğlu) своими переводами и академическими работами, которых он, несмотря на свою молодость, написал порядка 50, работая с источниками на месте, как относительно истории российско-турецких отношений, так и современного положения России, восполняет серьезный пробел. У нас была возможность побеседовать с Ильясом Кемалоглу, который родился в России и сам является татарином, в его рабочем кабинете в Университете имени Мимара Синана. Полагаем, что это интервью, в ходе которого мы поговорили о нынешнем положении мусульман в постсоветской России, будет полезно и для вас, наши читатели.

Самир Бабаоглу: Когда Советы распались в 1991 году, помимо Азербайджана и тюркских республик Средней Азии, которые были в числе составных частей СССР, в составе России тоже были автономные республики, где проживали тюркские сообщества. В тот период в этих автономных республиках имели место требования независимости? Или, пользуясь обстановкой хаоса, какие требования они предъявляли к центральному правительству?

Ильяс Кемалоглу: Советский Союз состоял из 15 республик, среди которых была и Российская Федерация. С распадом Советского Союза эти республики одна за другой провозгласили независимость. Вместе с тем на территории некоторых из этих республик были и автономные регионы, не только в Российской Федерации, но и в других республиках. Например, Каракалпакстан в составе Узбекистана. В границах Российской Федерации тоже существовали автономные республики и в Волго-Уральском регионе, и в Сибири, и на Северном Кавказе. Даже в настоящее время Россия состоит из 85 субъектов, в том числе 22 республик. Часть этих республик имеет тюркское происхождение. В процессе распада Советов в 1991 году некоторые из автономных республик тоже требовали независимости. Но поскольку они не были союзными республиками в составе Советов, им не предоставили такую возможность. Такого рода требования независимости исходили от Чечни в 1991 году, и война в Чечне обосновалась в российской повестке дня на многие годы.

Еще одной автономной республикой, требовавшей независимости, был Татарстан. Но Татарстан, пойдя по пути решения этой проблемы дипломатическим способом, вел переговоры с Москвой. В результате этого торга стороны достигли согласия. Мы знаем, что и другие автономные республики, как Татарстан, торговались с Москвой по вопросу о разделении полномочий и достигали компромисса. Конечно, в ходе этих переговоров автономные республики добились от центрального правительства определенных прав, таких как проведение независимой политики внутри республики, избрание своих глав республик и законодательных органов, создание своих конституций или объявление региональных языков в качестве основного официального языка. У власти в России в то время был Борис Ельцин. Тогда в силу сложной политической и экономической ситуации в России и, должно быть, идентичности Ельцина как демократа республикам в составе Российской Федерации были предоставлены широкие права.

Российские средства массовой информации часто вспоминают следующую знаменитую фразу Ельцина, которая обобщает его взгляд на автономные республики: «Берите суверенитета столько, сколько сможете взять». Республики, воспользовавшись этим призывом, набрали прав сообразно своим возможностям. Здесь, говоря «возможности», я имею в виду силу республик в экономическом отношении. Иными словами, более сильные получили больше прав, более слабые довольствовались ограниченными правами.

– В 2000-е годы Путин, применяя концепцию управления под названием «вертикаль власти», разделил Россию на семь округов и назначил их главами своих представителей. Кроме того, руководители республик и губернаторы областей в составе Российской Федерации теперь не определялись путем выборов, а назначались президентом, то есть самим Путиным. Когда мы смотрим на эти решения сейчас, какое влияние они имели в целом и какое действие они оказали на республики?

— Мы видим, что в те годы, когда Владимир Путин пришел к власти, на мировом рынке росли цены на энергетические ресурсы. Это можно назвать и везением для Путина. Особенно в связи с растущими ценами на энергоресурсы Россия выровняла свою экономику. Опять же в этой связи мы видим, что Россия решила свои внутренние проблемы и стала преследовать более независимую внешнюю политику. Это, несомненно, напрямую повлияло и на отношения центра с республиками. Путин с первых лет своего правления, особенно с 2004 года, начал проводить политику централизации. У этой политики было несколько этапов. Российская Федерация, состоящая из 85 субъектов, по решению Путина, была поделена на семь округов. Например, Татарстан, Башкортостан, Чувашия вошли в один из этих семи федеральных округов. Главы республик, которые раньше напрямую контактировали с Москвой, теперь должны были иметь дело с главами федеральных округов, назначенными Путиным. Другой важный момент — президенты республик и губернаторы стали назначаться Кремлем. Решение, принятое в 2004 году, продолжало применяться до недавнего времени, пока не была снова возвращена практика определения глав субъектов путем выборов. Таким образом, мы видим, что от прежней системы отказались. Но при проведении выборов на этот раз стала преследоваться другая политика. Народ выбирает главу своего субъекта из трех-пяти кандидатов, определенных Кремлем.

Одно из важных событий, связанных с этой темой, — в соответствии с новым решением, принятым в 2010 году, главы республик в составе Российской Федерации перестали именоваться президентами. Это решение было принято по предложению руководителя Чечни Рамзана Кадырова.

Кадыров заявил: «В России один президент — Владимир Путин. Больше никто не может считаться президентом», — и Кремль поддержал это. В настоящее время с этим согласились и другие республики, кроме Татарстана. Лидер Татарстана до сих пор продолжает называться «президентом». А татары говорят: «Если в России даже владельца компании называют “президентом”, то почему “президентом” нельзя назвать человека, который находится во главе республики?»

Одной из мер, принятых в этот период, было приведение конституций республик в соответствие с Конституцией Российской Федерации. Параллельно с этим всех республик и особенно Татарстана близко коснулся вопрос алфавита. В свое время Татарстан хотел перейти на латинский алфавит. В ельцинский период для этого была даже проведена серьезная подготовительная работа. Но все эти усилия были пресечены путем добавления в законодательство Российской Федерации положения, согласно которому все республики в составе федерации могут использовать только кириллицу. Если говорить с точки зрения республик, то периоды Ельцина и Путина мы можем рассматривать как два разных периода. В противовес риторике Ельцина «берите суверенитета столько, сколько сможете взять» при Путине складывается иная риторика: «государство в государстве неприемлемо».

– Мы знаем, что с созданием Советов политика ассимиляции и христианизации, которая применялась русскими во времена царской России в частности в отношении татар, прекратилась. В настоящее время насколько такого рода попытки христианизации имеют влияние как на татар, так и на других мусульман? Какой метод в этом смысле сейчас используется?

Города России. Казань

– Русские взяли Казань в 1552 году. Затем и другие ханства: Астраханское, Сибирское, Касимовское. После этого начался процесс русификации и христианизации. Мы видим, что с созданием Советов этот процесс прекратился. Потому что советское руководство, особенно Ленин, чтобы привлечь эти народы на свою сторону, пообещало предоставить всем равные права и отказаться от политики, которая применялась в отношении этих народов во времена царской России.

Вообще с Советами религиозный фактор как таковой исчез. Поскольку религия, будь то ислам или христианство, рассматривалась как серьезное препятствие перед советской идеологией. После распада Советского Союза все обрели свободу исповедания своей религии. Когда мы смотрим на день сегодняшний, о политике христианизации речи не идет.

– Сегодня говорится о беспокойстве относительно исчезновения местных национальных языков в России или русификации. Недавно в Государственной Думе было принято дискуссионное решение, согласно которому в республиках желающие могут не выбирать уроки родного языка. Можно ли считать это исключительно демократическим требованием или же у этого решения есть другой смысл?

— В республиках России есть как школы, которые ведут обучение на родном языке, так и смешанные школы. Если мы возьмем, к примеру, Татарстан, наряду со школами, где русские и татары учатся вместе, есть и школы, в которых обучение ведется только на татарском языке. В смешанных школах русские дети тоже изучали татарский язык по четыре-шесть часов в неделю. В соответствии с недавно принятым решением это требование перестало носить обязательный характер. То есть теперь это урок по выбору, и желающие могут его взять. Русским детям больше не обязательно изучать татарский язык. Вместе с тем некоторые татарские семьи — их, возможно, немного, но все же, — тоже отказались от этого урока, чтобы избавить своих детей от дополнительной учебной нагрузки. То же самое можно сказать и о других республиках.

– Хорошо, но как вы оцениваете разговоры о том, что татарский язык все меньше используется среди татар или татарский язык постепенно исчезает?

— Эту тему исчезающих языков я в некотором смысле связываю и с экономическими причинами. Если у республики или народа хорошее экономическое положение, то эта республика или этот народ могут направлять деньги на поддержание языка, науки или культуры. Народ с хорошим экономическим положением сохраняет жизнь и своего языка, и своей религии, и своей культуры, и своих традиций, и своей оперы, и своего театра. Но республика со слабым экономическим положением не может вкладывать много инвестиций в эти сферы. В этом смысле я не считаю, что татарский язык входит в число языков, которые находятся в опасности или начали исчезать. Татарстан — республика, которая выделяется своими научными исследованиями не только в России, но и во всем мире.

В то время как наши университеты в Турции с трудом попадают в топ-500 лучших вузов мира, совсем недавно Казанский университет вошел в число 130 лучших университетов в мировом рейтинге вузов. Принимая во внимание значение, которое придается науке и родному языку в Татарстане, для татарского языка о такой опасности речи не идет. Но в Сибири, в республиках, в которых живут более малочисленные тюркские народы, мы можем говорить о такой угрозе. Для хакасов в Хакасии, алтайских тюрков в Республике Алтай существует такая опасность из-за экономических и демографических причин, о которых я сказал раньше. Наряду с этим есть такие не имеющие своей республики тюркские сообщества, как ногайцы, кумыки. Их положение более серьезное в этом смысле.

– В России в отличие от русских, у которых очень низкий уровень рождаемости и высокий уровень смертности, в мусульманских республиках наблюдается прямо противоположная ситуация. Это послужит причиной для изменений в этих регионах в ближайшие годы? Как российское государство относится к этой тенденции?

— Не могу полностью согласиться с этим тезисом. Может быть, применительно к Кавказу мы можем так сказать, но в других регионах нельзя утверждать, что у русских рождаемость низкая, а у мусульман — выше. Принадлежность к русским или татарам, мусульманам или христианам не многое меняет, потому что в конечном счете их образ жизни, взгляды на жизнь одни и те же. Конечно, есть культурные различия, но во многом они живут одинаково. Потому что с XVI века они проживают на одной территории, что называется, дышат одним воздухом. Следовательно, мы не можем сказать, что русское население сокращается, а тюркское население растет.

По большому счету в Российской Федерации в целом существует проблема нехватки населения. Для решения этой проблемы Владимир Путин, придя к власти, принял ряд стимулирующих рождаемость мер. Ограничения, связанные с потреблением алкоголя, тоже принесли пользу в этом отношении. То, что такого рода государственная политика имела эффект, я могу видеть даже по своим родственникам. Наряду с семьями, которые, как раньше, довольствуются одним ребенком, я вижу новые, молодые семьи, имеющие по два и три ребенка.

– 70 лет коммунистический режим ограничивал религиозные свободы мусульман на советском пространстве, закрывал места богослужения, и руками государства долгое время проводилась пропаганда атеизма. Насколько обладают свободами мусульмане в современной России? Разрешается ли строительство новых мечетей, мест богослужения?

— Мы можем сказать, что с распадом Советов интерес к исламу возрос. И во времена Советского Союза, несмотря на запрет, мусульмане пытались поддерживать магометанство. Мечетей, может быть, не было, но я помню, что по праздникам люди совершали намаз на кладбищах. Так что в этом контексте Советы, конечно, нанесли вред — и немалый — в смысле религии, но усилия в направлении полного искоренения религии из жизни общества не увенчались успехом. А когда мы смотрим на день сегодняшний, мы видим, что люди не испытывают никаких проблем с исповеданием религии. Мечети открыты, строятся новые мечети, в пятничные и праздничные намазы мечети переполнены. В Башкортостане и Татарстане праздники Ураза-байрам и Курбан-байрам отмечаются с установлением официального выходного дня.

В регионах, где проживают мусульмане, не наблюдается какой-либо нехватки мест для богослужения. В каждой деревне, где живут татары, башкиры, у них есть свои мечети, и строятся новые. Но в таких крупных городах, как Москва, Санкт-Петербург, довольно густо населенных мусульманами, мечетей мало, и их не хватает. В пятимилионном Санкт-Петербурге только одна мечеть.

– Когда Советы распались, на Северный Кавказ и в Азербайджан хлынули некоторые салафитские фонды из стран Персидского залива. Многие из них строили новые мечети, занимались определенной просветительской деятельностью. В тот период в другие регионы России тоже прибыли такие салафитские группы?

— Прибыли, но не в таком количестве, как на Кавказ. Эти салафитские группы также воспользовались внутренним хаосом, экономическими трудностями в России в 1990-е. Путин после прихода к власти также начал борьбу с ними, и в результате давления подавляющее большинство этих групп вернулось назад.

В настоящее время в Волго-Уральском регионе мы не можем говорить о распространенности ваххабитского течения, но на Северном Кавказе есть такая проблема. О ее наличии мы можем судить в том числе и по присутствию большого количества граждан России — выходцев с Кавказа в рядах джихадистских групп, воюющих в Сирии.

Российские власти, преследуя очень разумную политику, придавали значение сотрудничеству с Турцией в религиозной сфере и создали хорошую атмосферу для взаимодействия российских муфтиятов с Управлением по делам религии Турции. Как результат этого сотрудничества необходимо рассматривать усилия Управления по делам религии в сфере строительства новых мечетей в Москве, Уфе. Я тоже думаю, что развитие этого сотрудничества с Турцией в религиозной сфере будет очень полезно и для российских мусульман. Потому что размножение экстремистских групп, о которых мы говорим, также угрожает стабильности мусульманских регионов России.

– В последнее время на Западе мы часто сталкиваемся с примерами исламофобии. Во время русско-чеченской войны в определенных слоях российского общества тоже наблюдались такие настроения. Сейчас можно говорить о распространенности исламофобии в России?

— Действительно в русско-чеченскую войну с подъемом национализма в тот период были такие настроения. На лиц кавказского происхождения совершались атаки со стороны российских ультранационалистических групп, известных как «бритоголовые».

Больше всего атакам российских нацистов подвергались лица кавказской внешности, то есть азербайджанцы, армяне, грузины, чеченцы и представители других кавказских народов.

В последнее время, несмотря на то, что в Турции и Европе национализм становится все более популярным особенно среди молодежи, в России очень редко встречаются такие случаи атак ультранационалистов. А одной из важнейших причин уменьшения числа подобных атак, на мой взгляд, является то, что война на Кавказе в значительной мере завершилась.

– И вопрос, сопутствующий предыдущему вопросу: как мусульмане в России оценивают такие события, как участие России в войне в Сирии, ее позиция на стороне Асада и бомбежки российскими самолетами мусульманских населенных пунктов? Какую позицию занимают мусульманские лидеры в этом вопросе?

— У России есть важные интересы на Ближнем Востоке. В этом регионе Россия состояла в тесном сотрудничестве с исламскими странами со времен Советского Союза. Главы, важные лидеры многих из этих исламских стран закончили университеты в Москве. Но арабская весна нанесла огромный вред присутствию России на Ближнем Востоке. Россия потеряла практически всех своих союзников в регионе. Лидеры сменились, к власти пришли новые прозападные лидеры.

У России больше не осталось других союзников в регионе, кроме Сирии и Ирана. Конечно, Иран никогда не считался надежным союзником для России. Следовательно, главная причина, по которой Россия придает такое значение Сирии, — Россия расценивает Сирию как последнюю крепость. Как и другие страны, Россия тоже преследует свои интересы в Сирии. Что же касается вашего вопроса, даже если есть какая-то реакция, связанная с участием России в войне в мусульманской стране, то эта реакция опирается не столько на религиозные, сколько на экономические основания. Участие России в войне в Сирии рассматривается как серьезное экономическое бремя для страны. Поэтому существуют такие возражения, как «насколько нам нужна Сирия» или «что мы делаем в Сирии». Особенно когда возникли экономические трудности, в спорах вокруг закона о выходе на пенсию в последнее время, такого рода реакция озвучивается все чаще.

Продолжение
РЕКЛАМА
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

АНАЛИТИКА

Не геноцид, а переселение!

Опубликовано

Ресул Тосун (Resul Tosun)

Star (Турция)

24 апреля — дата, когда на повестке дня возникает так называемый «геноцид армян».

Дабы отыграться за прошлое на Турции, наследнице Османской империи, западный мир принимал и принимает в своих парламентах решения о так называемом «геноциде армян», делая вид, что сам не совершал геноциды в Африке, Азии, на Ближнем Востоке. А ведь и эти действия стоили миллионов человеческих жизней.

Турция говорит: давайте создадим международную комиссию историков, заинтересованные стороны (Турция, Великобритания, Россия и другие) откроют свои архивы, обвинения в геноциде будут подробно изучены, и все мы признаем полученные результаты.

Но квазидемократические западные страны не соглашаются на это предложение.

Турция делает его со спокойной совестью — у нас есть веские доказательства, что геноцида не было.

***

Да, это был не геноцид, а переселение в силу необходимости (вынужденная миграция).

События имели место в 1915 году, когда шла Первая мировая война. С началом войны, к сожалению, некоторые наши граждане армянского происхождения выступили на стороне России против Османской империи, а кое-кто сформировал партизанские отряды и начал нападать на мусульманские деревни.

Российские силы при поддержке армян убили около 120 тысяч мусульман. И государство в качестве вынужденной меры переселило граждан армянского происхождения с востока на юг страны, а именно — тех из них, что были способны вести боевые действия. Тем, кто находился на западе страны, не причинили вреда.

Перед переселением были созданы комиссии для обеспечения сохранности имущества армянского населения. Эти комиссии регистрировали собственность переселенцев, чтобы по возвращении они могли получить ее обратно. Были приняты меры по обеспечению переселенцев продуктами питания, с точки зрения безопасности государство мобилизовало все возможности того времени.

***

В ходе этого переселения погибло около 60 тысяч армян, кто-то — от эпидемий, а кто-то — в атаках партизан.

Власти предали суду 1397 лиц, которых посчитали виновными в недостаточном обеспечении безопасности, и вынесли разного рода приговоры, включая смертную казнь!

Когда война кончилась, 22 декабря 1918 года, власти приняли правовые меры, позволившие переселенцам вернуться в свои дома, и выделили бюджет в размере 120 миллионов лир (по нынешним временам — около миллиарда долларов).

Порядка 200 тысяч граждан армянского происхождения вернулись в свои дома.

Совершенно очевидно, что события, которые я попытался коротко обобщить, однозначно не были геноцидом, а были переселением в качестве вынужденной меры в условиях войны.

Ведь чтобы те или иные события можно было назвать «геноцидом», они должны соответствовать определению геноцида в конвенции ООН, принятой 9 декабря 1948 года.

***

Теперь о преувеличенных цифрах. Диаспора распространяет ложь о том, что тогда было убито полтора миллиона армян, в то время как общая численность армян в Османской империи всего составляла около полутора миллионов.

Самая большая из называемых цифр, согласно Джастину Маккарти (Justin Mc.Carthy), составляет 1,698 миллиона человек. Если были убиты полтора миллиона, то должно было остаться порядка 200 тысяч (отталкиваясь от цифры Маккарти).

Однако все исследования говорят о том, что в 1919 году в Османской империи было 1,4 миллиона армян.

Из 1,698 миллиона погибло 1,5 миллиона и осталось 1,4 миллиона? Как это возможно?

***

По османской статистике, всего армян в стране было полтора миллиона. Потери во время переселения составили около 60 тысяч.

Судя по тому, что в 1919 году насчитывалось 1,4 миллиона армян, максимальное число жертв должно быть не более 100 тысяч. С учетом тех, кто мигрировал на запад!

Конечно, мы не преуменьшаем цифру 100 тысяч. Это большое горе.

Потери среди мусульман — 120 тысяч.

Большое горе для обеих сторон, но не геноцид!

Османская империя предала суду и наказала всех, кого посчитала виновным.

Турецкие власти под руководством Эрдогана тоже в своих заявлениях разделяют эту боль.

От Запада мы ожидаем объективного отношения и передачи этого вопроса на рассмотрение международной комиссии историков, как предлагает Турция, а не принятия решений по историческим событиям путем голосования в парламентах.

Продолжение

АНАЛИТИКА

Теракты на Шри-Ланке: последнее звено войны четвертого поколения

Опубликовано

На Шри-Ланке на Пасху прогремели восемь взрывов. Эксперт по терроризму Абдулла Агар в беседе с турецкой газетой «Ени шафак» заявляет, что мир столкнулся с войной четвертого поколения. В цепи насилия появляются такие звенья, как «религиозная» и «сектантская» ненависть. Автор статьи вспоминает и трагедию в Новой Зеландии, и недавние пожары в Нотр-Даме и мечети Аль-Акса.

Теракты на Шри-Ланке: последнее звено войны четвертого поколения (Yeni Şafak, Турция)

Сертач Аксан (Sertaç Aksan)

Сотрясаемый терактами, которые в последнее время происходят один за другим, пожарами в исторически важных местах, природными катастрофами и другими катаклизмами, мир практически оказался на острие ножа. На этот раз новость о терактах пришла из Шри-Ланки. Взрывы прогремели одновременно в трех церквях и трех роскошных гостиницах в день празднования Пасхи, когда, как верят христиане, Иисус Христос воскрес после распятия. Это событие в очередной раз обозначило на повестке дня понятие «знаковый терроризм». Эксперт по терроризму и безопасности Абдулла Агар (Abdullah Ağar) в беседе с «Ени шафак» (Yeni Şafak) отмечает, что пока мир затрудняется понять войну четвертого поколения, и говорит: «Теракты такого масштаба способны напрямую повлиять на лиц, принимающих решения. Если и здесь, как в Мьянме, счет будет выставлен мусульманам, это будет иметь очень серьезные последствия».

В результате восьми взрывов, прогремевших на Шри-Ланке практически одновременно, по первым данным, 185 человек погибли и более 400 получили ранения. Местные источники сообщили, что теракты с высокой долей вероятности были совершены смертниками.

По мнению экспертов, каждый из актов терроризма, участившихся в последнее время, заслуживает отдельного рассмотрения не только в силу человеческих жизней, которые он уносит, но и с точки зрения исторического значения места, где он происходит, влияния теракта на общество, его последствий.

Мы имеем дело с войной четвертого поколения

Эксперт по терроризму и безопасности Абдулла Агар в беседе с «Ени шафак» сделал важные предупреждения о том, что такого рода теракты однозначно выходят за рамки устоявшихся представлений. В терактах нового периода есть такие звенья, как «религиозная ненависть», «враждебность в религии», «сектантская ненависть», «политическая ненависть».

«Мы имеем дело с атаками, которые прямо направлены на конструирование обществ, — говорит Агар. — Структура, принимающая решение об этих атаках, ведет страны к разделу, а, если не к разделу, то к дестабилизации, поляризации. Пример Сирии налицо. Может быть, пока на карте нет отчетливого разделения, но общество пережило религиозный, этнический, духовный раскол. То же самое касается Ирака. В отношении Турции также настойчиво пытаются применить этот метод».

На территории Шри-Ланки проживают христиане (6,7% от общей численности населения), индусы (7,7%), мусульмане (8,9%), буддисты (76,7%). И теракты происходят одновременно в трех церквях и трех роскошных гостиницах в день празднования Пасхи, когда, как верят христиане, Иисус Христос воскрес после распятия.

Последнее звено — Шри-Ланка

Мир сталкивается с войной четвертого поколения, отмечает Агар. Подчеркивая, что эти теракты будут иметь очень большие последствия, эксперт останавливается на примере Мьянмы: «Как известно, общество Мьянмы было во многом затерроризировано, и всю цену пришлось заплатить мусульманам. В результате миллионы мусульман лишились своих земель и были вынуждены массово эмигрировать. Если счет за теракты на Шри-Ланке также будет предъявлен мусульманам по вине ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) или другой подобной террористической организации, то это будет иметь тяжелые последствия. В этих терактах столько погибших и раненых, что можно без труда манипулировать даже здравомыслящими людьми, ответственными за принятие решений. Мы говорим о терактах, которые могут напрямую повлиять на идеи общества и лиц, принимающих решения».

Президент Реджеп Тайип Эрдоган написал в Твиттере: «Решительно осуждаю теракты на Шри-Ланке во время праздника Пасхи. Это нападение на все человечество. От себя лично и от имени моего народа выражаю соболезнования семьям погибших и всему народу Шри-Ланки, желаю скорейшего выздоровления пострадавшим».

Как известно, после трагедии в мечетях Новой Зеландии, унесшей жизни 50 человек, также обсуждался вопрос о том, что нападавший не мог в одиночку спланировать ни саму акцию, ни сигналы, которые он дал до и во время нее.

А на днях во власти огня оказался Собор Парижской Богоматери, который имеет большое значение не только как исторический, туристический объект, но и с религиозной точки зрения. Собор оказался под угрозой полного разрушения. В те часы, когда загорелся собор, пожар возник и в мечети Аль-Масджид Аль-Акса в Иерусалиме.

Продолжение

АНАЛИТИКА

Sabah (Турция): давайте признаем геноциды, которые совершила Европа

Опубликовано

Мевлют Тезель (Mevlüt Tezel)

Когда министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) поставил на место якобы всезнающую и заносчивую депутатку французского парламента Соню Крими (Sonia Krimi, осудила позицию Анкары по событиям 1915 года в Османской империи — прим. перев.), это было достойно восхищения. Чавушоглу дал подобающий ответ (отметив, что Франция не имеет права учить Турцию истории, — прим. перев.), но этого мало.

Да, в 1915 году произошли трагические события, были погибшие, но мы не можем убедить европейские страны в том, что произошедшее не было систематическим геноцидом. Европа использует 1915 год, чтобы загнать Турцию в угол и добиться политических выгод. В ответ на признание многими европейскими странами событий 1915 года геноцидом и проведение дней памяти мы должны делать соответствующие шаги.

В Индонезии, бывшей колонии Нидерландов, голландские военные расстреляли 3,1 тысяч индонезийских мужчин. С XVII века Нидерланды создавали колонии, в частности на территории Кот-д’Ивуара, Ганы, Южной Африки, Анголы, Намибии, Сенегала, и устраивали геноцид на этих землях.

В Руанде и Конго под колониальным господством Бельгии более 10 миллионов человек стали жертвами геноцида. А Франция в 1954-1962 годах истребила 1,5 миллиона алжирцев.

Великобритания в 1788-1938 годах систематически уничтожала аборигенов — коренное население Австралии. Из 750 тысяч местных жителей Австралии смогли выжить только 31 тысяча человек.

Еще раз повторю: история многих европейских стран полна геноцидов, но они все время обвиняют в геноциде нас.

Давайте и мы сделаем то же самое — признаем геноциды, которые совершили страны Европы, организуем памятные церемонии, откроем мемориалы жертвам.

Продолжение

трендовые темы