СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

ЭКОНОМИКА

Если наступит кризис, то где искать спасительную гавань? Аргументы в пользу золота

Опубликовано

Передает ИА “NajmNews” со ссылкой на ИА “ИНОСМИ.РУ”.

Представьте, что вы договорились о свидании в Нью-Йорке. При этом вам не сказали, где вы должны встретиться с другим человеком, и ей не сказали, где вы находитесь. Вы совершенно не понимаете, где она может быть и какие места она обычно посещает. Она тоже ничего о вас не знает. Вы не имеете возможности обмениваться информацией друг с другом. Каким-то образом вы должны понять, как найти друг друга и как ваши пути могут пересечься. Куда вам следует направиться? В какое время дня?

Хороший ответ — это Центральный вокзал Нью-Йорка (Grand Central Station), в полдень. Это был самый частый ответ на вопрос Томаса Шеллинга (Thomas Schelling), специалиста по теории игр и лауреата Нобелевской премии по экономике, в ходе эксперимента, о котором он рассказал в своей книге «Стратегия конфликта» (The Strategy of Conflict), опубликованной в 1960 году. Люди часто способны действовать согласованно, если они знают, что другие будут действовать также, — отмечал Шеллинг. В большинстве ситуаций может появиться ключ к разгадке, «фокусная точка», вокруг которой будут координироваться действия, даже если для этого потребуется использовать воображение, а не только логику.

А теперь представьте, что экономика уходит в штопор. Возникает паника, начинается продажа рискованных активов. Где в таком случае искать спасения? Наличные представляют собой наиболее ликвидный актив, но какая это должна быть валюта? Доллар является естественным фокусом. Однако отсутствие в Америке финансовой дисциплины и ее значительный дефицит по счету текущих операций, возможно, заставят задуматься. У других валют тоже есть свои недостатки. Есть еще одно направление, которое вы, возможно, будете рассматривать и будете делать это, вероятно, только потому, что и другие начнут делать то же самое. Речь идет о золоте.

Многие люди, отвечая на этот вопрос, немного отступают назад и утверждают, что у них назначена важная встреча в другом месте. У золота весьма странная компания. Ярые сторонники золотого стандарта, судя по всему, имеют неплохое представление о стрелковом оружии, о лучших местах для доступа к питьевой воде и лучших местах для сохранения продуктов питания. А в чем же, в конечном итоге, состоят его преимущества? Существует мнение, что золото является защитой от инфляции. Инфляция почти не угрожает стандартному показателю в 2%, существующему в богатом мире. Но после того, как цена за унцию золота превысила отметку в 1000 долларов, ее уже вряд ли можно назвать дешевой с поправкой на инфляцию.

Давайте тогда рассмотрим альтернативные варианты. У евро имеются недостатки. Европейская валюта не имеет суверенного эмитента, который мог бы ее поддержать. А юань — не та валюта, которую легко можно обменять. Иена, как известно, является неплохим вариантом. Зарубежные активы Японии — то, чем владеют за границей жители Японии минус то, что они должны иностранцам, — составляют 3 триллиона долларов или 60% ежегодного ВВП. В условиях кризиса некоторые из этих капиталов возвращаются домой, что повышает котировку иены. За ними следуют те, кто ищет безопасное место. Швейцарский франк имеют похожую привлекательность. Но есть и оборотная сторона. История свидетельствует о том, что обе эти страны, вероятнее всего, установят лимит для роста своих валют за счет дополнительного печатания денег. Краткосрочные проценты уже в течение многих лет являются отрицательными в Японии, Швейцарии, а также в еврозоне, и частично это делается для того, чтобы предотвратить усиление валюты. На этом фоне доходы от владения золотом — ноль — выглядят почти привлекательными.

А что же доллар? Он является глобальной валютой, и равных ему в мире нет. Во время последнего большого кризиса в 2008 году курс доллара повысился. В глобальном масштабе тогда многие брали кредиты в долларах. А когда разразился кризис, возникла борьба за долларовую ликвидность. В мире все еще существует значительное количество коротких позиций в долларах, и за пределами Америки проводится много заимствований в этой валюте. Но и мир в целом тоже представляет собой длинный долларовый актив. Зарегистрированные на бирже американские фирмы составляют основу глобальных биржевых индексов. Рынок государственных облигаций раздут до 100% ВВП. И, кроме того, доллары все еще составляют значительную часть официальных резервов.

Показательно то, что менеджеров фондов черного дня мало беспокоит то, что их согнали в одно место. Доля долларов в глобальных резервах, составляющих, по данным Международного валютного фонда, 10,7 триллиона долларов, после избрания президентом Дональда Трампа понизилась с более 65% до 62%. Частично это, вероятно, является реакцией на возросшие политические риски. Центральная роль доллара в глобальной торговле и финансах позволяет Америке вводить финансовые санкции с высокой эффективностью. Она делает это очень часто, и Россия, например, значительно — до 22% — сократила долю долларов в своих резервах и одновременно увеличила долю в евро и в юанях. Кроме того, Россия активно покупает золото. Закупка Центральный банком золота в прошлом году увеличилась на 74%, и этот показатель стал самым высоким с 1971 года, когда был пробит долларовый ограничитель цены на золото.

Теперь, как и тогда, увеличивается озабоченность по поводу слишком большого количества позиций в долларах. Это можно сравнить с ситуаций на Центральном вокзале Нью-Йорка, когда там скопилось бы такое количество людей, что невозможно было бы никого найти, а если бы вы и нашли там свою знакомую, то все равно не смогли бы так просто оттуда выбраться. Вот почему золото вновь становится притягательным местом. Там вы будете вынуждены общаться с некоторыми странными людьми. Но можете ли вы, на самом деле, сказать, что вы никогда туда не пойдете?

Продолжение
РЕКЛАМА
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЭКОНОМИКА

МОТ: Кризис Сovid-19 затронет 81% трудоспособных в мире

Опубликовано

Экономические последствия пандемии коронавируса сказались на 2,7 млрд трудоспособных во всем мире

 

Полное или частичное закрытие предприятий на фоне пандемии коронавируса нового типа (Сovid-19) затронет 2,7 миллиардов трудоспособных по всему миру, то есть 81 процент мировой рабочей силы. Об этом сообщила Международная организация труда (МОТ).

Многие страны начали принимать новые меры по предотвращению распространения коронавируса, в том числе комендантский час, закрыли границы, приостановили работу учебных заведений. Все это ударило по предприятиям и повышает уровень безработицы.

В условиях пандемии часть предприятий вынуждена приостановить свою деятельность, а некоторые – пересмотреть график работы. Увеличение уровня безработицы в мире в 2020 году в конечном итоге будет существенно зависеть от того, как будет разворачиваться ситуация с пандемией коронавируса в дальнейшем и какие будут приниматься меры для ограничения ее последствий, отметили в МОТ.

В Международной организации труда отметили, что негативные последствия пандемии ощутят на себе 2,7 миллиардов из 3,3 миллиардов трудоспособных людей по всему миру, что эквивалентно 81 проценту рабочей силы.

Кризис, связанный с пандемией COVID-19, как ожидается, приведет к сокращению рабочих часов по всему миру во втором квартале 2020 года. Существенные сокращения ожидаются в арабских государствах, Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Меньше всего экономические последствия скажутся на сектор образования, здравоохранения, социальных услуг, общественных услуг, обороны и инфраструктуры.

 

Продолжение

ЭКОНОМИКА

Надвигается упадок, а затем и падение нефтяной империи Персидского залива

Опубликовано

Ценовые войны имеют незначительное влияние на неизбежное резкое сокращение благосостояния нефтяных империй. Монархии Персидского залива смогли в свое время оседлать нефтяные богатства и усидеть на волне нефтяного бума в течение половины столетия. Будущие поколения уже никогда не получат такого подарка, уверен автор…

Bloomberg (США): надвигается упадок, а затем и падение нефтяной империи Персидского залива

 

Дэвид Фиклинг (David Fickling)

Для большей части мира нефтяное богатство является проклятьем. Такие страны, как Нигерия, Ангола, Казахстан, Мексика и Венесуэла, обладающие большими запасами углеводородов, растратили по мелочам связанные с нефтью преимущества.

Лишь в Персидском заливе нефть была благословением, способствующим процессу формирования государства. Обнаружение запасов нефти в середине XX столетия превратило этот архаичный и крайне бедный регион в одно из самых богатых мест на нашей планете. Катар, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты — все они богаче, чем Швейцария. Даже Саудовская Аравия, Бахрейн и Оман находятся на одном уровне с Японией и Соединенным Королевством.

Эта трансформация была столь полной, что после этого легко поверить в какой-то вечный закон природы, на основе которого и возникает богатство. Однако это неверный вывод. Нынешняя ценовая война на нефтяных рынках лишь ускорит приближение того момента, когда неустойчивой природе экономик стран Персидского залива будет предъявлен жестокий счет.

В настоящий момент все шесть монархий, а также Россия открыли свои задвижки и, заполнив до предела рынок сырой нефти, смыли с него производителей с более дорогой добычей. Пока рост на 2,5 миллиона баррелей в день, запланированный Саудовской Аравией, является самой большой волной этого цунами, однако ее соседи тоже не намерены себя сдерживать. По данным консалтинговой фирмы Rystad Energy, Объединенные Арабские Эмираты ежедневно добавят 200 тысяч баррелей или даже больше, тогда как Кувейт увеличит добычу на 110 тысяч баррелей в день. Россия повысит добычу на 200 тысяч баррелей в день.

Подобная демонстрация возможностей добычи не вызвана соображениями геополитики. Это, по сути, математический результат падения цены на нефть. Поскольку все меньше долларов можно получить за каждую бочку нефти, монархии Персидского залива вынуждены качать все больше нефти, чтобы добиться результата, сопоставимого с нынешними доходами.

В принципе, в этой войне существует достаточное количество огневой мощи. Расходы на добычу одной бочки нефти на нефтяных месторождениях в Персидском заливе сопоставимы с ценой на бутылку хорошей минеральной воды. Даже в случае экстремального сценария, когда цена опустится до 10 долларов за баррель и почти вся глобальная нефтяная отрасль понесет убытки, производители стран Персидского залива получат какую-то прибыль. Проблема, как мы указали на прошлой неделе, связана с их экономиками, которым нужны значительно более высокие цены для балансировки их бюджетов и поддержки привязанных к доллару валют.

Центральные банки этого региона и суверенные фонды накопили суммы, которые помогут им справиться с подобного рода кризисом, а также с более долгосрочными рисками, связанными с сокращением спроса. Однако в результате более низких цен их подушки безопасности могут быстро иссякнуть.

Возьмем, к примеру, все финансовые активы правительства Саудовской Аравии — золотовалютные резервы Центрального банка плюс активы суверенных фондов минус правительственные долги. Они сократились и составляют всего 0,1% валового национального продукта, а в течение четырех лет до 2018 года, они составляли 50%, поскольку цена на сырую нефть в конце 2014 года составляла около 100 долларов за баррель. Однако Саудовское королевство, судя по всему, в обозримом будущем будет чистым должником даже в том случае, если цены на нефть вновь превысят 80 долларов.

В течение тех же четырех лет чистая величина финансовых активов шести монархий Персидского залива сократилась примерно на полтриллиона долларов и составила 2 триллиона долларов. Эти данные приведены в опубликованном в прошлом месяце исследовании Международного валютного фонда (МВФ). Если пика в спросе на нефть не будет раньше 2040 года, оставшаяся сумма, по мнению экспертов МВФ, закончится к 2034 году. А если нефть будет стоить 20 долларов за баррель, то эти активы закончатся еще быстрее, и казна этих стран опустеет уже в 2027 году.

Если цена на нефть будет находится в диапазоне от 50 долларов до 55 долларов, то золотовалютные запасы Саудовской Аравии, согласно прошлогоднему докладу МВФ, уже в 2024 году сократятся примерно до суммы пятимесячных расходов на импорт. Подобный вариант является весьма тревожным, поскольку всего через несколько месяцев королевство саудитов может оказаться в невероятном кризисе в связи с платежным балансом и вынуждено будет отказаться от фиксированного курса доллара, который поддерживал глобальную торговлю нефтью в течение жизни поколения. Но, если учитывать нынешнюю ситуацию, то подобный вариант выглядит почти как оптимистический сценарий.

Еще есть время для того, чтобы избежать такого будущего, однако для этого нужны изменения в наших представлениях относительно стран Персидского залива и их роли в глобальной экономике.

Правительства стран этого региона провели весьма значительное сокращение бюджетов из-за обвала цен в 2014 году, они ликвидировали субсидии и ввели налог с продаж, и сделали этой таким образом, что в результате несколько потрепались края их пышных государств всеобщего благосостояния. Если они опустятся до более низкого уровня, то возникнет необходимость ввести дополнительные налоги и ограничить раздутые государственные аппараты. Ни один из этих шагов не будет поддержан гражданами, которые никогда не имели возможности принять участие в демократическом голосовании. Щедрые расходы на оборону и безопасность, составляющие почти треть бюджета Саудовской Аравии, тоже могут быть сокращены.

Возможно, подойдет к своему завершению тот период, когда государства Персидского залива и их суверенные фонды были магической машиной, готовой заплатить самую высокую цену за активы на любом континенте. Они даже могут быть вынуждены стать чистыми продавцами. Это может затронуть институты от рынка американских облигаций (Саудовская Аравия владеет этими облигациями на сумму 183 миллиарда долларов) до корпорации Softbank Group Corp., которая может посчитать Эр-Рияд менее щедрым партнером для финансирования масштабных проектов Масаеси Сона (Masayoshi Son).

Монархии Залива смогли оседлать замечательную волну богатства и усидеть на ней в течение примерно последнего полстолетия, однако любая волна, в конечном счете, разбивается. Будущие поколения уже никогда не увидят того богатства, которым пользуется сегодня страны Персидского залива. Может быть, они тоже не избавлены от нефтяного проклятья. Просто этот момент для них был немного отсрочен.

 

Продолжение

ЭКОНОМИКА

Эксперты: страны Персидского залива на грани катастрофы из-за нынешней ценовой войны

Опубликовано

Кувейтские аналитики предрекают странам Персидского Залива катастрофу и «нужду» из-за беспрецедентного понижения цены на нефть. По некоторым оценкам, стоимость барреля опустится ниже 10 долларов. Чем это чревато для стран, бюджет которых на 85-90% зависит от доходов с продажи нефти?

Эксперты: страны Персидского залива на грани катастрофы из-за нынешней ценовой войны (Al Jazeera, Катар)

 

Три кувейтских эксперта, специализирующихся на нефтяном рынке, предостерегают Персидский Залив от так называемого «черного сценария» текущей нефтяной войны между Россией и Саудовской Аравией. Если Соединенные Штаты не вмешаются в конфликт и не положат ему конец, вероятно, он будет продолжаться еще долгое время.

По словам экспертов, отсутствие положительных изменений в нынешней ситуации и последствия распространения коронавируса, могут привести нас к катастрофе. Цена на нефть опустится ниже 10 долларов за баррель, а это значит, что страны Персидского залива ожидает «нужда», хотя никто даже не предполагал такое развитие ситуации.

Как утверждают кувейтские аналитики, пессимистический взгляд на последствия торговой войны между Китаем и Соединенными Штатами сформировался еще год назад, когда цена барреля нефти не поднималась выше 60 долларов. С началом распространения коронавируса в Китае — крупнейшем экспортере потребительских товаров в мире и втором самом крупном импортере нефти — ожидалось, что цена не упадет ниже 40 долларов. Страны надеялись на возможность компенсировать снижение потребления в Китае с помощью рынков других стран, а также продления соглашения ОПЕК+ по сокращению добычи нефти.

Однако Россия отказалась поддержать дальнейшее сокращение добычи нефти в рамках общей политики ОПЕК и группы независимых производителей. Соглашение было заключено в 2017 году и продлено в 2018 и 2019 годах, пока в марте не возник кризис и цены на нефть не упали с 45 долларов за баррель до менее чем 30 долларов.

В ходе последней встречи участников соглашения Москва отказалась от своих обязательств, поскольку теряла доли рынка в пользу американской сланцевой нефти, в то время как Саудовская Аравия хотела продолжить принятую политику, позволяющую ограничивать поставки и поддерживать стабильность цен. Однако позже перешла к беспрецедентным мерам — начала производить нефть, не соблюдая ограничения ОПЕК.

Саудовская Аравия наращивает производство

Саудовская Аравия объявила о немедленном увеличении добычи. В настоящее время она составляет 12,2 миллиона баррелей нефти в сутки, и планируется увеличить показатель до 13 миллионов баррелей к маю. Саудовская нефть подешевела примерно на 10 долларов за баррель, и другие страны ОПЕК, такие как Кувейт и ОАЭ, вынуждены также увеличить производство для сохранения своей доли на рынке и снизить цены. Таким образом все оказались вовлечены в ценовую войну, которая ведется в неконкурентной среде из-за низкого спроса на нефть. Как следствие, ситуация будет ухудшаться.

По мнению экономиста Таляля аль-Базали, саудовский подход очень опасен для цен на нефть, поскольку они могут опуститься до уровня 15-20 долларов в течение следующих трех месяцев. И это довольно оптимистичный сценарий, поскольку по другим оценкам, цена барреля нефти в 2020 году опустится ниже 10 долларов.

Как полагает эксперт, американские нефтяные запасы увеличились на два миллиона баррелей с начала кризиса, и с решением Саудовской Аравии производить 13 миллионов баррелей в сутки в течение двух месяцев Кувейт теперь обязан отказаться от текущих обязательств в рамках ОПЕК касательно своей добычи. Ему необходимо конкурировать с другими странами и для этого снижать цены на нефть без каких-либо ограничений.

Аль-Базали считает, что страны Персидского залива могут воспользоваться нынешним кризисом для создания организации ОПЕК для своего региона, решения в которой будут приниматься независимо от других стран, таких как Россия и Мексика. В этом случае она будет контролировать около 53% мировых запасов и около 26% добычи, что позволит им полностью контролировать цены.

Эксперт в области нефтяных стратегий Абдель Хамид аль-Авади утверждает, что значительное падение цен на нефть, на которую приходится 65% объема мировой торговли, обусловило снижение цен на многие другие товары, что объясняет резкий обвал на мировых биржах. Другими словами, все производители понесут убытки от нынешней ценовой войны, включая Россию и Соединенные Штаты, если учесть, что цена на уровне 25 долларов за баррель может не покрыть себестоимость ряда товаров по всему миру.

Последствия для бюджета государств

Как считает Аль-Авади, так как на долю стран Персидского залива приходится 53% добычи ОПЕК, снижение цен окажет негативное влияние на государственные бюджеты, поскольку последние зависят от доходов с продажи нефти на 85-95%.

Ярким примером является Кувейт, чей бюджет на 2020-2021 годы, реализация которого начнется в апреле, составлен на основе ориентировочной цены в 55 долларов за баррель. Он предполагает государственные доходы в размере 16,5 миллиарда динаров (Кувейт производит 2,7 миллиона баррелей в сутки). Дефицит бюджета достигает девяти миллиардов динаров (один динар эквивалентен 3,2 доллара).

При расчете доходов, исходя из цены 25 долларов за баррель нефти и при условии сохранения текущих цен в течение нового финансового года, бюджет получит лишь 7,5 миллиарда динаров, то есть на 55% меньше по сравнению с первоначальными оценками. Он покроет лишь около 45% предполагаемых расходов, а общий дефицит бюджета составит 18 миллиардов динаров.

В результате кризиса обменный курс доллара по отношению к кувейтскому динару значительно вырос. Бюджет был рассчитан по курсу 0,302 филса за доллар, но в настоящее время обменный курс составляет 0,310 филсов.

По мнению аль-Авади, Кувейт, как и другие страны Персидского залива, обязан принять превентивные меры. В первую очередь это значит пересмотреть дорогостоящие проекты, отложить запуск некоторых из них и начать политику оптимизации расходов, чтобы государственные резервы остались целы.

Камаль аль-Харами подтверждает, что страны ожидает настоящая финансовая катастрофа, так как оптимальная цена на нефть для поддержания государственных расходов в большинстве стран ОПЕК составляет от 90 до 95 долларов. Например, в Кувейте это 83 доллара, в Саудовской Аравии — 95 долларов, в Ираке — около 120 долларов, а в Иране и Нигерии — более 150 долларов за баррель. Таким образом все эти государства должны будут задействовать резервы или воспользоваться внешними займами для компенсации разницы.

По мнению эксперта, в России доходы с продажи нефти покрывают 40% бюджета, и приемлемая цена на этот энергоноситель для страны составляет 42 доллара за баррель. Кроме того, она способна адаптироваться к изменениям и обесцениванию рубля, так как помимо нефти у нее есть другие ресурс. Иными словами, убытки понесут все государства, но России это коснется в меньшей степени по сравнению со странами Персидского залива. Производители сланцевой нефти также не пострадают, так как американские власти их поддерживают и защищают.

Аль-Харами считает, что черным сценарием развития ситуации можно считать падение цены на нефть до десяти долларов за баррель. В этих условиях страны Персидского залива столкнутся с «нищетой», а значит мировое сообщество должно прийти к консенсусу и положить конец кризису.

 

Продолжение

трендовые темы