СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

АНАЛИТИКА

Дамир Исхаков: «Окончание «четвертой татарской революции»

Опубликовано

Разрешение «языковой проблемы» в варианте, спущенном из федерального центра, означает новую ситуацию для Татарстана, уверен известный историк Дамир Исхаков. Автор «БИЗНЕС Online» считает, что фактически речь идет о завершении проекта Шаймиева — Хакимова «Модель Татарстана», начавшегося складываться еще четверть века назад. О рисках ситуации для судеб не только татар, но и русских и большой Родины, истории «татарстанской» нации и последствиях заявлений полпреда Бабича — в авторском тексте.

«…Для игры  в «Замки» … мы должны убедиться,
что эти парни присланы сюда в наказание за провинность,
а не для того, чтобы выполнять данное им поручения»

Стивен Кинг. Серия «Темная башня»

НЫНЕШНИЕ РЕАЛИИ

Стоит признать, что после известного и крайне грубого наезда прокуратуры на школы республики местное политическое руководство оказалось застигнуто врасплох, затем оно судорожно стало пытаться решить оказавшийся для него совершенно неожиданным (из-за полного отсутствия аналитики в профильных службах) крайне сложный «языковой вопрос». Почему он такой, поймете далее.

Действительно, если не быть полным идиотом, то что означает два часа в неделю госязыка (в нашем случае — татарского) в вариативной части учебной программы? Это означает факультативное изучение данного языка, да и то, если того захотят родители. Сюда еще добавим: для того чтобы договориться с федеральной стороной в отмеченном духе, пришлось пожертвовать экзаменом по татарскому языку в 9-м классе, что не прибавит у родителей и детей стремления овладеть этим факультативным предметом. Дошло? Вот именно — никакого компромисса нет и в помине, нас ждет дальнейшее обрушение республиканской модели школьного образования, точнее, ее старого варианта.

«Формулировка Бабича о стремящихся (кто и как, не было разъяснено) «нажить» на обсуждении языковой проблематики некий «политический капитал», к тому же «ненужный» (для кого?), подкрепленная прокурорским предостережением Нафикова об экстремизме, конечно, настораживают»

«Формулировка Бабича о стремящихся «нажить» на обсуждении языковой проблематики некий «политический капитал», конечно, настораживает»Фото: «БИЗНЕС Online»

Читая о выступлении полпреда президента РФ в ПФО Михаила Бабича, в ходе недавнего своего посещения Татарстана заявившего: «Очень прошу (на самом деле это отнюдь не просьба, а требование — прим. авт.) перестать политизировать эту проблему (т. е. «языковой вопрос» — прим. авт.) и наживать ненужный политический капитал», — я припомнил, что нечто похожее уже звучало и из уст наших политиков во время предыдущего заседания Госсовета Татарстана, когда еще была надежда на то, что с федеральной стороной удастся договориться. Сейчас уже известно, что договориться не удалось. И «хитрый» татарский «ход» по Энгелю Фаттаховупотерпел полное фиаско. А позиция татарстанской стороны, как показало только что прошедшее заседание Госсовета республики от 29.11.2017, в конечном итоге вылилось в то, чтобы без обсуждения, дабы «не возбуждать» общественность, принять предложение федеральной стороны. Перед тем как наши доблестные местные депутаты в республиканском парламенте единогласно проголосовали за это и тем самым совершили коллективное «политическое харакири» — татары им этого точно не простят — было, правда, выступление прокурора Илдуса Нафикова, предостерегшего от всякого рода «экстремистских выступлений», связанных с «языковой проблематикой». Но это, кажется, было обращено не к парламентариям, так как они сдались заранее…

Формулировка Бабича о стремящихся (кто и как, не было разъяснено) «нажить» на обсуждении «языковой проблематики» некий «политический капитал», к тому же «ненужный» (для кого?), подкрепленная прокурорским предостережением Нафикова об экстремизме, конечно, настораживают. Но так как я уже в пенсионном возрасте и не стремлюсь заиметь какой-либо, тем более «ненужный», «политический капитал», позволю себе все же порассуждать сугубо в академической плоскости относительно тех проблем, которые в последнее время стали предметом жарких дискуссий в Татарстане.

...

«Сейчас уже и невооруженным взглядом видно, что правящая элита республики не вполне отдает себе отчета в том, в какой ситуации оказался Татарстан и татарский народ тоже»
Фото: prav.tatarstan.ru

«СПОКОЙНОЙ ЖИЗНИ НА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ НИВЕ РЕСПУБЛИКИ НЕ ОЖИДАЕТСЯ, КАК, ВПРОЧЕМ, И В ДРУГИХ СФЕРАХ»

Моя принципиальная позиция такова: предпринятые вслед за выступлением Владимира Путинав Йошкар-Оле действия (говорят, что указания президента не было, но что-то же последовало) являлись далеко не правовыми, но по своим последствием они на самом деле способны серьезно подорвать единство народов РФ, создавая тем самым угрозу будущности страны. Как патриот своей Родины, за которую в войнах ХХ века воевали мой отец и дед, а до этого многие поколения моих предков, считаю своим долгом разъяснить общественности внутреннюю логику происходящего сейчас.

На мой взгляд, она такова: если татарский (или любой функционирующий в РФ республиканский язык), конституционно признанный одним из государственных в Татарстане (в равной степени другие языки, признанные в таком же качестве в остальных республиках), не будет изучаться хотя бы половиной населения (слово «граждан» применительно к народу республик употреблять уже нельзя) данного национально-территориального образования, он тем самым для указанного субъекта перестает быть государственным, несмотря на все формально-юридические обозначения его статуса в основополагающих конституционно-правовых актах. Почему? По очень простой причине: государственный язык — это тот язык, на котором госучреждения и чиновники, сидящие там, общаются с населением, а раз это самое население в значительной массе не владеет одним из языков, остается общаться на другом госязыке — в нашем случае это будет русский, признаваемый Конституцией РФ государственным языком на всей территории страны. Таков финальный сценарий.

При таком раскладе, как думается, несмотря на все заверения республиканских политиков, не за горами сокращения учителей татарского языка и литературы. Более точную картину мы увидим, как можно полагать, ближе к осени следующего года, но окончательно — где-то через пару лет. А там уже дойдут и до обязательного ЕГЭ по иностранному, что вряд ли усилит пыл родителей к изучению их детьми татарского.

Так что спокойной жизни на образовательной ниве республики не ожидается, как, впрочем, и в других сферах.

Сейчас уже и невооруженным взглядом видно, что правящая элита республики не вполне отдает себе отчета в том, в какой ситуации оказался Татарстан и татарский народ тоже. На самом деле мы стоим перед полным крахом того политического проекта, на котором в последнюю четверть века зижделось татарстанское общество.

Тут необходимо пояснение.

Речь идет о том, что явившийся прямым результатом общественного движения (я его именую «четвертой татарской революцией»), проходившего в республике в 1980 – 1990-х годах, политический компромисс, достигнутый между татарами и русскими, впоследствии вылившийся в «Модель Татарстана» — в проект безэтничной «татарстанской» нации (основной идеолог — Рафаэль Хакимов, в те годы бывший советником президента Минтимера Шаймиева), перестает существовать. Два наиболее заметных признака сигнализируют об этом:

— Между татарами и русскими, вопреки слащавым речам наших верхов, явственно пролегло отчуждение. Особенно удручающим оно выглядит на бытовом уровне, где-то из-за традиционной у нас политкорректности открытой конфронтации в целом нет, но есть скрытое «неприятие сердцем» целыми группами татар случившейся коллизии, что не могло не сказаться и на русских. Местные русские, живущие тут с давних пор, сразу почувствовали это. На самом деле именно такое последствие непродуманных действий скрытых стратегов из Москвы (а может, и не только оттуда) и есть самое страшное, гибельное для будущности России.

— Как на дрожжах растет недоверие немалого числа татар к федеральным властям, оно скоро перекинется, — когда всем станет понятно, что местные власти, являющиеся по большому счету всего лишь филиалом (вспомните, кто у нас возглавляет «Единую Россию»!) властей федеральных, — и на республиканский уровень, который начнет реализовывать (иного ему на дано) не просто совершенно не правовое, но и глубоко безнравственное решение, основанное на высказываниях (а не на законе, заметьте) «верховного» по «языковому вопросу». Причем высказываниях, которые могут иметь двусмысленную трактовку, а выбрали ту, которую посчитали нужным… Помните, в нашей истории уже бывали такие высказывания о языках в прошлом…

...

«Спокойной жизни на образовательной ниве республики не ожидается, как, впрочем, и в других сферах»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«БАБУШКА, ГОВОРИТЕ ПО-РУССКИ, ТАТАРСКИЙ ЯЗЫК УЖЕ ЗАПРЕЩЕН»

Я не хочу сейчас доказывать, что складывающаяся из-за «языковой проблемы» в республике общественно-политическая обстановка в Татарстане из рук вон плоха — это и так понятно. Два примера, иллюстрирующие положение дел сейчас, считаю нужным привести, ибо они взяты из жизни, а не из елейных речей наших политиков.

Первый случай был рассказан очевидцем и был опубликован даже в интернете. Однако не все о нем читали. Дело было в Казани в ходе прокурорских проверок, когда едущая в трамвае старенькая бабушка-татарка громко спросила на татарском про свою остановку, услышав в ответ не от кондуктора, а находившихся там пацанов (национальность неизвестна, могут быть и русскоязычными татарами): «Бабушка, говорите по-русски, татарский язык уже запрещен». Это было восприятие на детском уровне происходящего. Так сказать, устами младенца…. Услышав эту формулировку, я внутренне вздрогнул, ибо такое наблюдалось только в далеких 1970-х — первой половине 1980-х годов. Именно тогда отдельные носители «великого и могучего» могли неодобрительно высказаться по поводу публичного использования татарского языка. Президент РТ был прав, мы действительно откатились назад, но значительно дальше, чем он думает.

Второй пример из жизни одной из татарских гимназий Казани (не буду уточнять, какой, мало ли чего может затем быть). Так вот, знакомый преподаватель мне сообщил, что в ходе нынешних изменений в учебных программах (у них еще минимальных) ему все же пришлось отдать часть своих часов (по татарскому) другому учителю, которому не хватило учебного объема. Взамен ему добавили часы по русскому языку и литературе. По простоте сердечной получивший такую нагрузку учитель сказал: «О, сейчас на уроках [русской литературы] я буду сравнивать Пушкина и Тукая». Наверное, так и сделает, однако тут на это событие я взглянул по-другому: представьте, что происходящее в русских школах (там обучается большинство), где из-за неизбежного изменения сетки часов у преподавателя татарского отбирают часы и передают преподавателю русского языка и литературы. Первые обычно татарской национальности, а вторые во многом — русской. Так как вместе с часами уходит и зарплата, происходящее принимает совершенно другой оборот, какой, думаю, и без комментариев ясно.

Вот эти примеры лучше слов политиков показывают, в какую «навозную жижу» нас втаскивают.

Конечно, отрезвление народных масс произойдет, многие из местных русских уже осознали, что происходящее способно нарушить с большим трудом установившийся в республике баланс, подорвать взаимное согласие и общее благополучие. Такое понимание, хотя и наступающее с запозданием, может перерасти и в политические результаты, например, в рамках Татарстана оно способно привести уже на предстоящих выборах президента РФ к совсем другим итогам, нежели ожидают в официальной Москве (и это при традиционном высоком в республике рейтинге Путина). Не исключена и смена настроений татарстанцев на будущих выборах главы республики, правда, до этого еще есть приличное время и предугадать такой поворот сложно.

А пока из-за того что мы видим откат республиканского сообщества, который происходит на наших глазах из-за «языкового вопроса», на память приходит старый советский анекдот, когда ожившие Ленин и Дзержинский встречаются и первый говорит второму: «Феликс Эдмундович, тут все надо начинать заново…» Точно, как будто бы не было четвертьвекового развития.

Именно в таких весьма специфических условиях важно попытаться понять, как республиканское сообщество, местное политическое руководство и отдельно татарский мир допустили подобное. Понятно, что действует «федеральный каток», и его мы просто так остановить не можем, в том числе и потому, что в РФ татар менее 4%. Но в этом ли только дело? Вряд ли. А вот для того, чтобы разобраться в происходящем сейчас, нам придется вернуться к событиям 1980 – 1990-х годов, так как именно тогда сформировалась логика политических событий, которая в конце концов и привела к обрушению политического проекта  «татарстанской» нации, являвшейся  фундаментом  постсоветского Татарстана.

РОЖДЕНИЕ ПРОЕКТА «ТАТАРСТАНСКОЙ» НАЦИИ

Теперь можно придумывать сколь угодно множество разных ухищрений в трактовках вот этого логически неуклонно следующего из анализа результата, итог будет один — татарский (чувашский, башкирский и т. д.) перестает быть государственным, а конституционные нормы (как республиканские, так и федеральные), закрепившие этот статус после политических событий конца ХХ века как основы новой России, оказываются ликвидированным явочным порядком. Как же при таком раскладе не рассматривать происходящее в политической плоскости? Кто хочет еще раз убедиться в этом, может заглянуть на «БИЗНЕС Оnline», где помещено интервью с хорошо знакомой татарстанцам Ольгой Артеменко.

...Ольга Артеменко: «Одно дело, когда народ защищает своих детей, а другое дело, когда национальная элита защищает свою политику, играя на этнических чувствах этого народа»Фото: стоп-кадр видео

Сейчас уже отчетливо видно, что главным ядром политических баталий конца ХХ века в нашей республике был вопрос о статусе татарского языка, напрямую связанный с вопросом о политическом статусе Татарстана и вот почему. Во-первых, до распада СССР основные протатарские политические группы, действовавшие у нас, выступали за статус союзной республики для Татарстана. А все союзные республики тогда в качестве государственных имели языки своих титульных этносов. Во-вторых, государственный статус татарского языка не был политическим новшеством – он в таком качестве был закреплен еще в Конституции предшественника ТАССР штата Идел-Урал, затем — в конституционном акте советского времени –декрете ВЦИК и СНК Татарской АССР от 25 июня 1921 года. Заметим, что в обоих случаях речь шла о татарском как втором после русского, но равным ему по статусу государственном языке.

Положение о двух государственных (официальных) языках в Татарской АССР присутствовало и в проекте Конституции республики, разработанном к 1925 году, но не утвержденном тогда Москвой. Затем начался длительный период «автономного» существования Татарстана, когда статусы государственных языков в автономных республиках не были конституционно закреплены, существуя лишь в неявной форме (право говорить на родном языке в судах и т. д.). Но в ходе конституционных реформ брежневского периода языки отдельных народов «автономных» республик снова обрели статус государственных (наряду с русским языком). Показательно, однако, что в процессе разработки Конституции СССР в 1977 году у нас были параллельно подготовлены предложения по преобразованию Татарской АССР в союзную республику и даже написан проект Конституции с учетом желаемого статуса. Когда этого не случилось, постепенно накапливавшееся массовое недовольство завершилось революционным подъемом конца 1980 – начала 1990-х годов.

Все это закончилось распадом СССР, для татар, являющихся «внутренним» государственнорганизованным народом, была уготована иная историческая судьба – по референдуму 1992 года они, при участии части русских, для Татарстана в рамках РФ добились особого политического статуса, закрепленного в договоре 1994 года. Это внешняя сторона процессов, тогда происходивших тут. Однако у них имелось и внутреннее измерение, о чем надо сказать отдельно.

...

«Отрезвление народных масс произойдет, многие из местных русских уже осознали, что происходящее способно нарушить взаимное согласие и общее благополучие»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ТОГДАШНЕГО ИСТЕБЛИШМЕНТА ТАТАРСТАНА ПОДДЕРЖИВАЛСЯ И ЧАСТЬЮ РУССКИХ»

Дело в том, что весьма трудное нахождение компромисса между татарами и русскими — двумя основными общинами Татарстана — имевшими в парламенте собственные функции – произошло именно через закрепление статусов двух языков – татарского и русского, как равноправных государственных языков в Татарстане. В этой связи специально отмечу, что в первом варианте Декларации о государственном суверенитете Татарстана (1990) в качестве государственно фигурировал только один – татарский язык. Но в данном случае надо иметь в виду, что тогда еще существовал СССР, Татарстан стремился стать союзной республикой, остальные же союзные республики как раз имели в качестве государственных языки титульных народов. Тем не менее, в результате сложных согласований позиций – а тогда, поверьте мне, участнику событий того времени, существовала подлинная демократия и настоящая политическая парламентская и внепарламентская борьба —  в окончательной версии названного документа появилась формула (она была, как уже была сказано и в декрете 1921 года) о «равноправном» функционировании в республике двух государственных языков – татарского и русского. С одной стороны, это похоже на возврат к ситуации раннего «автономного» Татарстана. Но с другой стороны, это был путь в будущее, гарантия равноправного сосуществования двух главных этнических составных республики. Правда, это еще была только заявка на данное политическое будущее.

Исходя из того, что общие положения отмеченной выше Декларации вошли затем в Закон РТ «О языках народов РТ» (1992), а также в том же году в Конституцию РТ, принятую уже после референдума, относительно суверенитета республики, проходившего 21 марта 1992 года, можно констатировать, что политический курс тогдашнего истеблишмента Татарстана поддерживался не менее чем 61,4 % населения республики, т.е. и частью русских. А курс этот на языке политологии можно квалифицировать как стремление формировать на основе паритетного национализма «татарстанскую» нацию. Базой такой модели, как вполне понятно, являлась паритетность языков.

Сейчас можно высказывать разные гипотезы относительно того, почему наша политическая элита тогда выбрала эту модель. Вопрос интересный, ибо, например, в соседнем Башкортстане выбрали другой путь, вскоре получивший определение «этнократического». Можно думать, что в нашем случае конечный выбор диктовался двумя главными обстоятельствами. Во-первых, конечно, «интернациональным» воспитанием тогдашней политичной, да и всей общественной элиты (наследие коммунистической идеологии). Однако также обстояло дело и у наших соседей в  Башкортстане, где элита выбрала другой путь. Стало быть, надо искать другие причины происходившего тогда в Татарстане. Думается, что еще одним главным фактором рассматриваемого выбора нашей элиты было то, что она стремилась опереться (и это ей, как показал референдум 1992 года, удалось) на большинство народа республики. А такого у наших соседей, вошедших в клинч с многочисленными в Башкортстане татарами, не случилось, и там установился этнократический режим. Еще раз повторю, одним из краеугольных и там, и тут, был языковой вопрос. У нас он был решен более фундаментально.

Таким образом, в начале 1990-х годов в формально-правовом отношении базовые аспекты постсоветского политического бытия Республики Татарстан были определены и закреплены договором 1994 года.

Но нам необходимо осознавать, что за юридическими нормами, которые тогда получили с некоторыми компромиссами признание федеральной стороны, имелись глубокие, сущностные аспекты, о которых стоит сказать отдельно потому что без этого невозможно понять то, что скрывалось за проектом «татарстанской» нации, т.е. за той политической моделью постсоветского Татарстана, которая стала в некоторой степени фундамент устойчивости и спокойствия «новой России»,  устойчивого развития нашей экономики (что видно отчетливо на фоне многих регионов) и которой со всеми вытекающими последствиями сейчас угрожает опасность полного обрушения.

Окончание следует.

Дамир Исхаков

business-gazeta.ru/article/366452

АНАЛИТИКА

Российский депутат: если Эрдоган увидит это место, он влюбится в него

Опубликовано

Наталья Поклонская отметила, что в Крым невозможно не влюбиться, и если Реджеп Тайип Эрдоган посетит полуостров, крымчане заразят его своей любовью к этому полуострову. Реакция турецких читателей на слова бывшего прокурора Крыма не заставила себя долго ждать: «Какой же коварный народ эти русские. Надеюсь, мы не бросимся сломя голову принимать приглашение, чтобы угодить Москве».

Российский депутат: если Эрдоган увидит это место, он влюбится в него (Haber7, Турция)

Президент России Владимир Путин заявил, что пригласил президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана на открытие мечети в Крыму и получил положительный ответ.

Путин на встрече с представителями неправительственных организаций в Крыму сказал: «Президента Эрдогана я уже пригласил. Он знает об этом, насколько я понимаю, положительно отнесся к этому приглашению. Посмотрим, как будет на самом деле, будет ли у него время, возможность приехать».

Если Эрдоган увидит Крым, то влюбится в него

Депутат Государственной Думы РФ и бывший прокурор Крыма Наталья Поклонская отметила: «Президент Путин пригласил своего турецкого коллегу на открытие мечети в Крыму. Теперь мы ждем ответа президента Турции. Но, если Эрдоган приедет в Крым, то он обязательно влюбится в него. Крым — такое место, в которое невозможно не влюбиться. Люди его очень любят, потому что это райский уголок на земле. В Крыму можно найти все, что пожелаешь. Президент Турции полюбит наш Крым. Увидит своими глазами крымчан, которые радуются тому, что они дома, у себя на родине. Мы заразим его своей любовью к Крыму, и он тоже вместе с крымчанами разделит эту любовь. В конце концов у Турции особое отношение к Крыму».

Соборная мечеть строится в районе водохранилища на юге Симферополя. Согласно проекту, мечеть состоит из двух частей: основное здание (размером 37 на 37 метров) с куполом высотой 28 метров и внутренний двор с колоннадами и шадырваном (фонтан для омовения верующих перед молитвой — прим. пер.). У мечети четыре минарета, каждый из которых высотой 50 метров. Весь религиозный комплекс включает в себя три здания и инфраструктуру.

Комментарии читателей:

Haso: Да будет во благо исламскому миру.

Reis: Тогда мечеть надо назвать в честь Реджепа Тайипа Эрдогана, пусть влюбится вся Турция.

Atakan 53: С одним условием: президент Украины тоже должен поехать, и Крым должен иметь автономный статус. Турция, Россия и Украина должны быть гарантами. Конечно, пока.

Ramazan Gani: Atakan 53, пожалуй, это лучший комментарий, в данный момент это кажется самым правильным решением.

ahmet varlı: Поехать в Крым — значит признать, что Крым находится в руках России, и, кроме того, оставить Крым России. Нелогично в период хороших отношений с Украиной. Нужно делать все от нас зависящее, это на самом деле тюркская земля.

misafir: Украинский, российский или автономный — неважно, главное, чтобы в конечном счете был нашим, а до этих пор нужно проводить политику в соответствии с интересами государства.

Misafir: Нам нужно пригласить г-на Путина в ТРСК [Турецкую Республику Северного Кипра]. Как вы думаете, приедет?

Misafir: Misafir, точно, давайте пригласим Путина на открытие мечети в ТРСК. Если приедет, тогда и Эрдоган приедет в Крым.

Hasan: Misafir, Россия в Крыму — оккупант. А Турция на Кипре — гарант. В Крыму — тюрки, у которых отняли родину, а на северном Кипре греков нет… Так что это не одно и то же.

CCC: Политический блеф! Лучше поехать или остаться? Увидим.

Beşiktaş liyiz: Это явная ловушка, попытка столкнуть нас лбами с Украиной.

KaraDenizli: Да, возможно, райский уголок, но рай — это Стамбул, и я жизнь отдам за его землю.

Tatariko: Я как татарин очень рад этой новости. По материнской линии у нас в роду есть крымские татары.

Gyrex: Какой же коварный народ эти русские. Бог знает почему, это событие приходится на то время, когда мы заключили соглашение об оружии для Украины. Надеюсь, мы не бросимся сломя голову принимать приглашение, чтобы угодить Москве.

Ayhan: Gyrex, если ты будешь вечно враждовать, ты будешь постоянно воевать. Подобно диалогу с твоим соседом за стенкой с соседними странами тоже можно построить в меру добрые и честные отношения. Пакистан, Япония, Южная Корея, несмотря на то, что они очень далеко от нас, Катар, Кувейт, Судан, Украина, Грузия, Венесуэла… есть еще много стран, дорогой брат…!!!

Şamil: Если президент поедет в Крым, то официально признает российскую оккупацию. Поставим условие: пусть Путин тоже приедет на северный Кипр. Посмотрим, чей ход выиграет.

Spasibo Natalya: Из-за англичан и немцев мы много лет воевали с русскими, англичане и немцы никогда не были нам друзьями, жить мирно прекрасно.

Baybars: Мечети открывают где угодно и ездят на их открытие. Наши братья — мусульмане, которые там живут, должны видеть, что мы рядом. Но мы не должны говорить о политической ситуации в Крыму. Если дерутся два немусульманских государства, нам остается только пожелать удачи.

Ddd: Baybars, что значит два немусульманских государства, Крым — в прошлом мусульманская земля и родина татар. Украина появилась позже.

eee: Теракт в Новой Зеландии и последовавшие за ним призывы о превращении Айя-Софьи в мечеть, угрозы ЕС в этой связи, совершенно очевидно, представляют собой игру католиков и православных, между которыми существуют серьезные разногласия. Турцию пытаются спровоцировать, вбив посредством Айя-Софьи клин между ней и Россией. Путин ответил на это приглашением на открытие мечети в Крыму. Посмотрим, Эрдоган поедет в оккупированный Крым?

kadir: Русские тоже проводят бдительную политику. Приглашая на открытие мечети в оккупированном Крыму, они хотят сказать: «Турки приняли оккупацию», — и дать сигнал США и ЕС. В этой связи институты, которые считают, что подчинили нас, США, НАТО, ЕС, разумеется, набросятся на нас. Крымский вопрос очень сложен. Может быть, участие в открытие мечети — хорошая возможность для того, чтобы дать США и ЕС сигнал: «У нас хорошие отношения с русскими, не давите на нас, мы строим партнерство с Россией».

Misafir: Эрдоган знает, что делать.

adnan: У вас холодно, если Путин увидит наш Кипр, то останется в восторге.

Ahmet C.: Крым действительно очень красив, и я верю, что визит нашего президента чрезвычайно обрадует наших тюркских братьев там.

Продолжение

АНАЛИТИКА

Неожиданное заявление США об С-400, Ф-35 и Турции!

Опубликовано

Председатель объединенного комитета начальников штабов ВС США Джозеф Данфорд прокомментировал сделку о покупке Турцией С-400: «Я не думаю, что сейчас Путин намерен атаковать союзников по НАТО в обычном смысле слова, поскольку цена, которую ему придется заплатить за это, будет гораздо выше того, что он надеется получить». Но турецкие читатели не верят в эти заигрывания.

Председатель объединенного комитета начальников штабов ВС США Джозеф Данфорд (Joseph Dunford) сделал заявления об отношениях с Турцией, Ф-35 (F-35) и С-400.

Данфорд отметил, что приобретение Турцией системы противовоздушной обороны С-400 у России — это достаточно сложный вопрос с точки зрения двусторонних отношений, но он надеется, что с ним удастся справиться.

Генерал Данфорд выступил в Атлантическом совете в Вашингтоне.

Отвечая на вопрос о покупке Турцией С-400, Данфорд отметил: «Я постараюсь ответить осторожно. Турция — союзник и очень важный союзник. Областей, в которых между нами существует согласие, больше, чем сфер, по которым мы расходимся. Если смотреть на 5-10 лет вперед, наши турецкие союзники для нас весьма важны».

Данфорд, говоря о том, что отношения Турции и США очень хорошо работают, отметил: «С тех пор как я возглавил комитет начальников генштабов, я посетил Турцию 12 раз. Не уверен, что в другой какой-нибудь стране я бывал так же часто. Вопрос С-400 достаточно сложный, и здесь у нас есть трудности. Как исполнительной, так и законодательной власти в США весьма сложно согласиться на компромисс относительно того, что наш самый современный самолет Ф-35 будет находиться рядом с С-400. Мы достаточно четко изложили Турции нашу позицию, и я надеюсь, что мы найдем выход из этой непростой ситуации».

«Путин не намерен атаковать союзников по НАТО»

Данфорд ответил также на вопросы, связанные с прогнозом о «возвращении конкуренции великих держав», который озвучивается в американской стратегии национальной обороны. Он отметил, что Россия стремится пошатнуть влияние США в Европе, Евразии и других регионах, где она имеет влияние, и идет по пути наращивания военных инвестиций в этом направлении.

Отвечая на вопрос о том, есть ли у президента России Владимира Путина возможности реализовать свое намерение бросить вызов США, Данфорд сказал: «Я не думаю, что сейчас Путин намерен атаковать союзников по НАТО в обычном смысле слова, поскольку цена, которую ему придется заплатить за это, будет гораздо выше того, что он надеется получить».

Данфорд напомнил, что в прошлом году российская армия предпринимала попытки непрофессионального, опасного приближения к американским военным силам, и после переговоров с его российским коллегой эти проблемы на данном этапе были решены.

А на вопрос о том, сможет ли Россия бросить вызов США в Европе, Данфорд ответил: «Сегодня уже не сможет, но, если бы такая ситуация сложилась 10-20 лет назад, то сейчас США не могли бы претендовать на влияние в Европе».

Комментарии читателей:

evla: Все, вопрос решен, мы не будет отказываться от своего слова и унижаться.

behzat taşkın: С-400 — оборонительные вооружения, откуда это беспокойство? Или завтра, послезавтра вы думаете на нас напасть? Вы обеспокоены тем, что мы защищаем себя с помощью С-400?.. США, Израиль, европейские страны, то есть сообщество гяуров, хотят, чтобы наше воздушное пространство оставалось уязвимым. Эрдоган видит это, идиоты.

Türk Genci: Ваша позиция давно известна: угрозы, шантаж, террор, оккупация. Наша позиция тоже ясна: вы еще долго будете приходить и уходить ни с чем.

xxlxx: Ваше содействие РПК [Рабочей партии Курдистана] и YPG [Отрядам народной самообороны], ваша поддержка вскормленным вами же путчистам есть доказательство того, что вы никогда не скрывали своей позиции в отношении Турции.

Vatann sever: Мы тоже считали вас союзником.

Misafir: Значит, на ближайшие пять-десять лет у них есть другие планы. Про себя хотят сказать: «Они снова упадут в наши объятия». Пусть народ хорошо понимает этот план.

Dadas: С-400 нарушат все замыслы США. Вот и сходят с ума. Полный вперед.

Mehmet Sahin: Мы больше вам не верим, игра кончена, идиоты.

kaptan: Турция не должна идти на попятную, Америке нельзя доверять.

Vatansever: Наш союзник — Россия, и точка.

dürüst değiller: Американский генерал через слово произносит: «Сложная ситуация». Но на самом деле все не так. Эти «сложности» они сами выдумывают. Когда они говорят, что присутствие в Турции Ф-35 и С-400 — это сложная ситуация, и при этом закрывают глаза на наличие ракет С-300 российского производства у Греции, это нечестное и неубедительное заявление. Если американцы действительно считают Турцию важным союзником, они должны быть честны с ней и поддерживать ее. Их нынешнее отношение говорит об обратном. Они и сами знают, чем все закончится. Турция, конечно, будет рассчитывать на свои силы.

hasan: Они хотят и дальше иметь важную марионетку, поэтому С-400, как они говорят, ставят их в сложную ситуацию.

Kırımlı: Страх США связан с безопасностью Израиля.

Misafir: В этот же день США выразили поддержку Греции, Израилю и Южному Кипру в вопросе природного газа. И заключили четырехстороннее соглашение. Они всегда будут действовать вместе против Турции. Война подходит к нашему порогу. Мы должны быть крайне осторожны. Как только купим С-400, нужно заняться покупкой С-500. И Турция просто обязана стать ядерной державой!

efe: Вы оснастили Израиль вплоть до атомной бомбы и посчитали, что «Пэтриоты» (Patriot) для нас — это слишком много. Почему вам больше нравится беззащитная Турция? Вы думали, мы будем рыдать у вас под дверью и ждать своих «Пэтриотов»? В мире нет ничего незаменимого, ни НАТО, ни союзников, ни систем вооружения.

Eninde Sonunda: Вы делали шаги, которые должны были столкнуть Турцию с русскими, посредством FETÖ [террористическая организация Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen)], но, когда, несмотря на все это, Турция купила С-400, вы естественно стали сходить с ума.

vatandaş: Нам было бы полезно обратить внимание на аналоги Ф-35.

bulent: США, держитесь подальше от нас, мы не друзья и не союзники. Если вы друзья, тогда у нас нет врагов.

C.Türk: С-400 положат конец многолетнему давлению Америки на Турцию.

ihsan: С-400 ударят по вам в Сирии и Ираке, разве не этого вы боитесь, вруны?

Ihtiyar: Они угрожают нам нашим будущим.

Ihtiyar: С-400 — это только начало, их настоящая цель — АЭС «Аккую», то есть не позволить нам обрести ядерное оружие.

Передает ИА “NajmNews” со ссылкой на ИА “ИНОСМИ.РУ”.

Продолжение

АНАЛИТИКА

Оккупированные сирийские Голаны: израильская вода и вино

Опубликовано

«Тот, кто решит спуститься с Голанских высот — даже в мирных условиях! — подвергает нестерпимой угрозе безопасность Израиля».

Ицхак Рабин

Во время и после войны 1967 года Израиль контролировал 80% Голанских высот, или 1158 квадратных километров, но в ходе войны 1973 года Сирия вернула около 100 квадратных километров. К 4 июня 1967 года на Голанах в 139 деревнях проживало около 130 тысяч человек, принадлежащих разным этническим (арабы, туркмены и черкесы) и религиозным группам (в основном мусульмане-сунниты и христиане). На оккупированной северо-западной части Голан оставалось около шести тысяч человек. Сегодня приблизительно 26 тысяч сирийцев проживают на оккупированных сирийских Голанах в пяти крупных населенных пунктах. Среди них: Мадждаль-Шамс, Буката, Масаада, Эйн-Киния и Гаджар. Большинство населения составляют друзы-унитарианцы и небольшая часть общины алавитов, проживающая в деревне Гаджар.

Этнические чистки и аннексия Голанских высот

До израильской оккупации в ходе войны 1967 года, Голаны были примером этнического и религиозного разнообразия в Сирии. На их территории в мире и согласии проживали черкесы, туркмены, курды, армяне и арабы. Религиозная толерантность позволяла сосуществовать разным религиозным течениям, таким как сунниты, христиане, друзы, алавиты, исмаилиты и шииты. Голаны были миниатюрной моделью традиционной Сирии, возникшей на руинах Османской империи. В качестве независимого государства Сирия возникла при короле Фейсале I, но Султан Паша аль-Атраш поднял восстание против французского мандата под лозунгом «Религия — для Бога, родина — для всех».

Израильский историк Илан Паппе считает, что этническая чистка представляет собой попытку уничтожить этническое разнообразие страны путем разрушения жилищ и превращения людей в беженцев. Несомненно, идея депортации в сионистском мышлении имеет глубокие корни. В своем выступлении перед «Сионистским лагерем» в Англии в 1919 году Хаим Вейцман сказал: «Когда я говорю о еврейском национальном очаге, я имею в виду создание условий, которые позволят нам, по мере развития страны, привлечь большое количество еврейских иммигрантов и, в конечном счете, создать такое общество в Палестине, чтобы она стала еврейской, так же как Англия является английской, а Америка американской».

В своих мемуарах член Ассоциации еврейской колонизации Палестины (PICA), основанной бароном Ротшильдом, Шабтай Леви рассказал, что барон высоко оценил его деятельность по покупке земли: «Он отметил, что я хорошо выполняю свою работу, но сказал, что было бы лучше не оставлять арабов в Сирии и восточной части Иордании. Эти территории являются частью израильской земли, как и страна с двумя реками (Ирак)». Рехавам Зеэви на встрече с начальником штаба Израиля заявил, что «мы должны очистить высоты от местного населения».

«Логика поселенческой колонизации — это устранение», — считает Патрик Вулф, имея в виду ликвидацию коренных народов силой оружия. То, что произошло на Голанах, было подлинной этнической чисткой, проводимой Израилем во время и после агрессии 1967 года, с целью завершения колониального проекта по строительству сионистских поселений. Разве возможно переместить 130 из 139 тысяч человек?

Таким образом, мы столкнулись с насильственной ликвидацией населения во всем регионе. Процесс поселенческой колонизации продолжался почти шесть месяцев после войны. Разрушались деревни, прекращалась подача воды и продовольствия. А люди, отказавшиеся от переселения, подвергались угрозам смерти. Голаны были захвачены 9 июня 1967 года. Всего через месяц израильские бульдозеры начали ровнять с землей и уничтожать арабские деревни, а местному населению пришлось бежать в районы, не находящиеся под оккупацией.

Инцидент с жителями деревни Сахита — это один из таких примеров. Израильская армия эвакуировала жителей в деревню Масаада после того, как израильские власти пообещали не причинять вреда их домам. Кроме того, жителям было обещано, что их вернут в деревню после улучшения условий. Однако израильская армия разрушила все дома после эвакуации жителей деревни. Даже сегодня израильская оккупация не позволяет жителям вернуться. Деревня и значительная часть ее территории объявлены закрытой военной зоной, в которую жителям запрещено входить.

Установление контроля Израиля над Голанами было узаконено Кнессетом в 1981 году. Израиль насильственно навязал израильское гражданство населению. Однако оно категорически отвергло его и сохранило арабскую национальную идентичность, раскидав израильские паспорта по обочинам дорог. Одни жители были приговорены к длительным срокам тюремного заключения, другие были подвергнуты административному аресту из-за закона о чрезвычайном положении, принятому Британией в 1945 году. Правительство Израиля последовательно исключает жителей Голан из участия в централизованных программах планирования, ссылаясь на сложные условия строительства домов. Оно меняет систему образования, чтобы лишить жителей Голан арабской идентичности путем отделения школ на Голанах от арабского сектора. Правительство Израиля активно занимается друзским сектором, создает для друзов образовательные программы, чтобы укрепить их религиозную принадлежность за счет национальной идентичности. Следует отметить тот факт, что община на Голанах не участвует в подготовке этих учебных программ.

Поселения на Голанах

С первого дня оккупации Израиль объявил, что Голаны — это закрытая военная зона, куда гражданским запрещен вход, так что он может завершить «чистку» и взять под контроль средства массовой информации, чтобы оградить себя от шумихи. Это та реальность, которую нельзя изменить. Первое израильское поселение на оккупированных территориях Голанских высот появилось 14 июля 1967 года. Это был кибуц Мером Голан.

В конце 1970-х годов Давид Бен-Гурион сказал: «Необходимо как можно скорее создать 20 еврейских поселений на Голанских высотах, вдобавок к уже существующим. На мой взгляд, это одно из самых успешных средств, с помощью которых мы сможет удержать высоты под нашим контролем. Тогда мир не сможет изгнать евреев из этого региона».

На оккупированных Голанах Израиль основал 34 поселений, в которых проживают около 26 тысяч человек. Все они живут на руинах разрушенных арабских деревень. Самым крупным из них является Кацрин, в котором насчитывается 1414 человек. Он был основан в 1973 году вместе с несколькими торговыми центрами, общественным центром, зоопарком и социальными службами. В Кацрине много парков с привлекательной для туристов природой. Вслед за ним в 1978 году появилось поселение Хаспин. В нем насчитывается 1455 человек. Хаспин — религиозное поселение, которое считается центром религиозного сионизма на оккупированных Голанах. Оно располагается неподалеку от природного заповедника «Новис Ирис». Самое маленькое поселение — поселок Нимрод, который был основан в 1982 году. На его территории проживает всего 13 израильских семей.

Если мы внимательно посмотрим на карту поселений на Голанах, то заметим, что военный фактор является определяющим в создании поселений. Они располагаются в двух направлениях: первое в форме арки, которая начинается со склонов горы Хермон возле Банияса и следует вдоль линии прекращения огня (10.06.1967) и главной оси (дорога Масаада — Эль-Кунейтра — Ар-Рафид — Аль-Хамма), а второе на юго-западе Голан на границе (04.06.1967) вдоль восточного берега озера Тверия. Население многих поселений не превышает 700 человек. Неве Гордон и Моррилль Рам в своей статье об этнической чистке и формировании моделей колониальной географии поселений так объясняют это явление: «Этнические чистки и строительство поселений на Западном берегу и Голанах тесно связаны. Степень и процент этнических чисток — вот, что определило характер и пределы колониализма. Например, Западный берег и Голаны были относительно «чистыми», и поэтому именно там начались активные действия по созданию гражданских поселений с помощью военной силы. Поселенцы рассматривались как метод контроля над коренными народами, чтобы предотвратить создание их собственного государства. Не было большой потребности в большом количестве поселенцев на Голанах, поскольку они подверглись практически полной этнической чистке. Из 139 сирийских деревень всего пять остались под израильской военной оккупацией, а остальные были полностью уничтожены, и их жители изгнаны. Именно поэтому еврейских поселенцев на Голанах достаточно для обеспечения демографического баланса в этой области.

Инвестиции в Голаны и виноделие

Согласно базе данных Израильского независимого исследовательского центра (Who Profits 18), на оккупированных Голанах насчитывается 73 действующих инвестиционных компаний, в основном из частного сектора. 48 компаний являются израильскими и базируются в Израиле, а 17 — на оккупированных сирийских Голанах. Оставшееся число распределено между китайскими, американскими, южнокорейскими и голландскими компаниями, расположенными на оккупированном Западном берегу. Наиболее значительные инвестиции поступают в сельскохозяйственный сектор, пищевую промышленность и в сектор природных ресурсов. Эта область инвестиций составляет около трети от общего объема инвестиций на Голанах. Неудивительно, что все эти компании базируются в Израиле или в поселениях на Голанах и Западном берегу. Например, сельскохозяйственная компания «Алума» (Aluma) экспортирует овощи и фрукты, компания «Ассаф Вайнери» (Assaf Winery) экспортирует вино и базируется в поселке Кедмат Цви, компания «Баркан Вайнерис» (Barkan Wineries) также экспортирует вино и является одним из крупнейших винодельческих предприятий в Израиле. Компания «Базелет Хаголан Вайанери» (Bazelet Hagolan Winery) занимается производством вина на Голанских высотах, которое славится своим высоким качеством и ароматом, компания «Берешит» (Beresheet) занимается выращиванием и продажей сезонных фруктов, таких как яблоки, вишня и другие. Она не только базируется на Голанах, но и имеет множество филиалов в других населенных пунктах. Если мы еще раз посмотрим на вышеупомянутые компании, то заметим, что на выращивание винограда и производство вина на Голанах поступают значительные инвестиции. Они необходимы для завершения сионистского колониального проекта.

Другие компании работают в различных секторах, включая газ, электричество и водоснабжение. Например, «Афек оил энд газ» (Afek oil and gaz) или «Агротоп» (Agrotop), занимающаяся строительством поселений на оккупированных палестинских территориях. А также американская компания по бронированию жилья «Эрбиэнби» (Airbnb), которая недавно вывела свои инвестиции с оккупированных территорий в ответ на призывы международного движения. Голландская компания «Элтайс» (Altice) занимается телекоммуникациями, а также вопросами контроля и безопасности. Ряд банков, таких как «Бэнк остар хахайяль» (Bank ostar hahayal), предоставляют банковские и финансовые услуги поселенцам на Голанских высотах, Западном берегу и в Восточном Иерусалиме. Ведущая технологическая компания со штаб-квартирой на оккупированном Западном берегу «И-пи-эр системс» (EPR Systems) разрабатывает специализированное программное обеспечение для информационных и финансовых систем в населенных пунктах. Одна из пяти крупнейших в мире компаний по производству тяжелой техники южнокорейская «Хёндай хэви индастрис» (Hyundai Heavy Industries) также работает на оккупированных территориях.

© REUTERS, Ronen Zvulun/File Photo
Друзы Израиля на Голанских высотах

В 2016 году Комитет северного региона объявил, что он позволил израильской компании «Афек» (Afek) продолжить бурение нефтяных скважин на оккупированных Голанах еще два года, несмотря на возражения Ассоциации по защите окружающей среды. Она настаивала на том, что по закону компания не может продолжать бурение из-за «ущерба, нанесенного воде и здоровью населения в Израиле». При этом компания заявила, что продолжение буровых работ позволяет ей «обеспечить существование крупного нефтехранилища на юге Голан, что может привести к восстановлению экономики и сокращению социального неравенства в Израиле».

Израиль и Голаны

С момента провозглашения своей независимости, Израиль отказался разграничить три основных вопроса: землю, воду и безопасность, поскольку считает их одинаково важными. На Голанах находится стратегическое водохранилище и основной источник воды для Израиля. Ицхак Рабин сказал членам Кнессета: «В мире нет такой силы, которая сбила бы нас с пути. И не было бы настоящего и всеобъемлющего мира без помощи мер безопасности (…) Я считаю, что безопасность Израиля подвергается риску при любых уступках Сирии. Мы делаем ставки на безопасность и мир, но мы не подпишем никакого мирного соглашения с Дамаском, если не будем уверены в том, что нам будет гарантирована безопасность». Биньямин Нетаньяху подчеркнул важность контроля над водными ресурсами для водной безопасности миллионов еврейских поселенцев: «Стратегические запасы воды также важны, когда речь идет о будущем Голанских высот. На Голанах сосредоточены источники реки Иордан и озера Тверия. Они обеспечивают 40% запасов воды в Израиле, а отказ от контроля означает, что мы передадим в руки сирийцев власть обезводить Израиль».

В книге «Сионизм и мировая политика» говорится о том, что «будущее Палестины в целом находится в руках государства, которое контролирует реки Литани и Ярмук, а также источники реки Иордан. А это означает контроль над Голанами». Для оккупированных Голан характерно обилие дождевой воды. Ежегодно осадки выпадают в течение восьми месяцев. В год их количество составляет около 1,38 миллиарда кубометров, что считается хорошим показателем в Сирии. Голанские высоты частично переходят в заснеженную вершину Джебель-эш-Шейх, которая располагает самыми большими запасами воды в арабском регионе. Дождевая вода хорошо сохраняется в грунте, и поэтому эта область богата подземными водами, источниками и колодцами, такими как Бейт-Джанн, Аль-Ваззани, Аль-Нахила, Дибба и Сайяда. Многие источники и подземные колодцы образуются благодаря главным притокам реки Иордан, реке Ярмук, Вади аль-Рукада и озерам Тверия и Масаада.

В целях установления контроля над водными ресурсами Голан Израиль реализует ряд проектов, таких как: проект Барах Рам. Это старая вулканическая впадина (около 400 тысяч кубометров) является основным источником воды для сельского хозяйства на северных Голанах. Проектом занимается израильская компания «Мекорот». Также существует водный проект Эль-Кунейтра, над которым начала работу израильская сельскохозяйственная компания «Мэй Голан» (Mei Golan) в 2006 году. Его разработка началась на 200 дунамах в нескольких метрах от линии прекращения огня, установленной между Сирией и Израилем в 1973 году.

Водные ресурсы важны как для арабского региона, так и для Израиля. Они являются ключевым фактором в арабо-израильском конфликте, потому что водная безопасность связана с вопросом продовольственной безопасности. Оккупационные власти будет твердо держаться за Голанские высоты, чтобы обеспечить выживание миллионов евреев, живущих на Голанах.

Вывод

Израиль активно работает над установлением своего присутствия на Голанах с помощью строительства поселений и реализации инвестиционных проектов. Он пытается использовать все ресурсы этого региона, привлекая капитал и поселенцев для расселения на оккупированных Голанах. Израиль не дает арабам задуматься об изменении существующей реальности и делает ставку на увеличение поселений и инвестиций. Сегодня, 41 год спустя, Израиль говорит об «историческом существовании» евреев на Голанских высотах. Он оказывает давление на нынешнюю администрацию США, чтобы та признала суверенитет Израиля над Голанами. Практически каждая израильская партия делает акцент на «стратегическое значение оккупированных Голан для Израиля». Несколько дней назад во время предвыборной кампании глава партии «Щит Израиля» Бенни Ганц заявил: «Мы не уйдем с Голанских высот», практически буквально повторяя историческое высказывание Рабина.

Конечно, это не означает неизбежный конец. За Израилем не всегда будет последнее слово. Остальные жители Голан по-прежнему привержены своей национальной идентичности и арабизму, в то время как весь регион переживает большие перемены. И сам Израиль прекрасно понимает, что не все переменные в его пользу.

Передает ИА “NajmNews” со ссылкой на ИА “ИНОСМИ.РУ”.

Продолжение

трендовые темы