СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

АНАЛИТИКА

Давайте не забывать о крымских татарах

Опубликовано

Осман Аталай (Osman Atalay)

Татары, отправленные в изгнание в 1944 году, получили право вернуться на родину в 1989 году. Но и это возвращение было совсем не простым для них. Присоединение Крыма к России в марте 2014 года стало для крымских татар отдельной странной превратностью судьбы и истории. Возвращение русскими крымских земель, переданных Украине в 1954 году, больше всего обеспокоило крымских татар.

Татары, которые с распадом Советов стали возвращаться на родину, на протяжении 30 лет в крайне непростых условиях вели борьбу за свои дома, рабочие места, сады, мечети, культуру. 30 лет крымчане, живя под украинским флагом и по законам Украины, на самом деле за все это время так и не получили ожидаемой поддержки и внимания со стороны киевского руководства.

Новые поколения, которые потеряли своих бабушек и дедушек в изгнании и выросли с этой травмой, с момента своего возвращения на родину чувствовали себя людьми третьего сорта. Прежде чем они обрели земли, дома, мечети, право обучаться на родном языке и право на религиозное образование, они, к сожалению, постоянно сталкивались с давлением и препятствиями.

В то время как Меджлис крымскотатарского народа (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) и его лидеры вели борьбу за идентичность в сложных условиях при ограниченных возможностях, крымскотатарская диаспора, увы, в этот период была подавлена грузом политических интриг.

С присоединением Крыма к России крымские татары столкнулись с новой реальностью: республика в составе Российской Федерации. 60% русских и 23% украинцев, проживающих в Крыму с населением 2,5 миллиона человек, кажется, совсем не жалуются на эту ситуацию.

Создание Россией свободной экономической зоны в Крыму, выделение 250 миллионов долларов в рамках проектов по развитию, решение проблем, связанных с покупкой земли и документами на землю, претворение в жизнь туристических проектов — все это русские и украинцы, проживающие в Крыму, рассматривают как новые возможности. А татары при меньшинстве численности населения (около 450 тысяч) хотят с верой и надеждой смотреть в будущее.

Киевское руководство не вкладывало необходимых инвестиций ни в Крымскую автономную республику, ни в обеспечение нужд крымских татар. А ответ на вопрос о том, что крымские татары могут получить или потерять с приходом русских, даст время.

Печально, что сегодня в Крыму до сих пор не были решены политические проблемы татар. Членство Турции в НАТО и обязательная дипломатическая позиция в рамках отношений с ЕС требуют защищать политику территориальной целостности Украины. Тем не менее давление, оказываемое на Турцию со стороны Европы и США, по вопросу о «соблюдении санкций в отношении Крыма и России» не должно заставить нас бросить крымских татар в одиночестве.

В то время как в этом процессе крымских татар должны поддерживать неправительственные организации, к сожалению, настойчивая, односторонняя, украиноцентристская политическая позиция татарской диаспоры пока обрекает будущее крымских татар на неопределенность.

В Акмесджиде, Бахчисарае, Гезлеве, Джанкое жизнь продолжается. НПО, ученые, представители СМИ, торговые ассоциации и корпорации должны как можно скорее начать посещать Крым. Давайте не будем забывать о крайней важности оценки межгосударственных проблемных политических процессов гражданскими инициативами.

Решение социокультурных, экономических потребностей и проблем крымских татар через призму политического конфликта Украина — Россия и путем отрицания не представляется возможным. Пренебрежение гражданским обществом больше всего ранит татар, проживающих в Крыму. Многие годы крымские татары бессильны и одиноки в политическом, экономическом и культурном отношениях по сравнению с российской и украинской религией, языками, культурами.

Поколению, которое жило в Крыму с 1989 года под флагом и по законам Украины, сегодня 30 лет. Большинство из них — молодые люди, которые родились в Узбекистане и вернулись на родину грудными детьми на руках своих матерей.

За все эти годы крымские татары в условиях законов украинского государства, к сожалению, ничего не смогли обрести, кроме безопасности в сфере языка, земли, гражданского равноправия, культурных и политических прав. Что касается татарской диаспоры, откровенно говоря, если сравнить с проживающими в Турции балканскими мигрантами, то мы видим плачевную картину.

У татар не наблюдается и десятой части того культурного, социального, экономического и политического интереса, какой проявляют к родным землям проживающие у нас боснийцы, албанцы, черкесы. Присоединение Крыма к России в результате референдума 2014 года было воспринято татарами как возвращение к синдрому 1944 года, но Украина, которая положилась на ЕС и США, к сожалению, не рассчитала, что крымская проблема падет жертвой западной политики в Сирии.

Тот факт, что утомленное и одинокое поколение татарских политиков среднего возраста было застигнуто врасплох войной между Украиной и Россией, заставил нас взглянуть в глаза новой крымской реальности. Политический раздор между крымскими татарами и диаспорой негативным образом сказывается на религиозной и социокультурной идентичности татар.

Цену за наше пренебрежение Крымом из-за политической позиции заплатят новые поколения. Очень важно посещать Крым, обеспечивать необходимые культурные, торговые, социальные потребности и укреплять связи с новыми поколениями. Наши братья-татары, которые испытывают геополитическую обиду, должны брать пример с албанцев, боснийцев, наших братьев-тюрок, которые ни за что не разрывают отношений со своими родными регионами, даже несмотря на большие проблемы.

Отдельную проблему представляет собой то, что руководство России подходит к политическим, религиозным, культурным желаниям и ожиданиям крымскотатарского народа сквозь призму политики безопасности.

Yeni Akit — ежедневная газета, публикуемая в Турции.

Продолжение
РЕКЛАМА
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

АНАЛИТИКА

«Мы единственная нация, которая вышла на поле битвы против ДАИШ»

Опубликовано

Генконсул в Казани рассказал о позиции Турции по операции «Источник мира» и пообещал, что товарооборот с Татарстаном достигнет $1 миллиард

В Сирии Турция преследует только две цели — уничтожение курдских террористов и возвращение на родину 3,5 млн беженцев. Перевод статьи министра иностранных дел Чавушоглу с этими тезисами раздал журналистам на сегодняшней пресс-конференции новый консул Исмет Эрикан. О том, вернутся ли турецкие лицеи, какой продукт шокировал консула халяльной маркировкой и может ли Турция спасти от китайских «лагерей перевоспитания» двух студентов КФУ, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Исмет Эрикан: «Наша единственная цель — обезвредить и уничтожить террористов. Какой-либо проблемы с курдами, проживающими в нашей стране или за ее пределами, у нас нет»Исмет Эрикан: «Наша единственная цель — обезвредить и уничтожить террористов. Какой-либо проблемы с курдами, проживающими в нашей стране или за ее пределами, у нас нет»

Фото: Андрей Титов

«ВОЕННАЯ ОПЕРАЦИЯ «ИСТОЧНИК МИРА» ОДНОЗНАЧНО НЕ НАПРАВЛЕНА НА КУРДОВ»

«Предвосхищая ваши вопросы, давайте я на некоторые из них отвечу сразу: я рад находиться в Казани, мне она очень понравилась», — обращаясь к журналистам с этими словами, генеральный консул Турции в Казани Исмет Эрикан попытался сразу пресечь поток стандартных вопросов. Кажется, что он за две недели пребывания в новой должности уже устал отвечать, как он находит столицу Татарстана. «Пасторальной и поэтичной», — ответил дипломат на этот вопрос. В Казань он уже приезжал в феврале 2009 года. «Тогда было очень холодно, но в этот раз атмосфера оказалась теплой в прямом и переносном смысле», — сделал Эрикан очередной комплимент городу.

Консул кратко рассказал о своей основной функции — защищать интересы турецких граждан и организовывать визиты высокопоставленных лиц. В зоне ответственности Эрикана — Татарстан, Башкортостан, Марий Эл, Чувашия, Мордовия и Самарская область. За развитием в регионе турецкого бизнеса он тоже следит и будет продолжать работу своих предшественников в этом направлении. В ближайшие дни дипломат посетит ОЭЗ «Алабуга», где встретится с руководителями турецких предприятий.

«Есть еще одна тема, которую я коротко хотел бы затронуть», — заметил он, покончив с вводной информацией. Речь зашла о проходящей в эти дни в Сирии турецкой операции «Источник мира». Чувствовалось, что именно эта тема стала поводом для проведения пресс-конференции: все остальные прозвучавшие на встрече вопросы и ответы были либо уже известны, либо Эрикан пока не успел их изучить и воздерживался от комментариев. Сам генеральный консул отметил, что обсуждение политических вопросов является компетенцией посольства в Москве, а не казанского консульства, но обратил внимание на вышедшую позавчера в газете The New York Times статью министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, в которой тот объясняет цели и задачи этой операции. Стопка распечатанных переводов статьи на русский язык лежала на столе перед Эриканом, и после окончания пресс-конференции их раздали журналистам. По всей видимости, в консульство сверху поступила директива ознакомить широкие массы со статей министра в американской газете.

«Если коротко говорить о цели данной операции, то это формирование зоны безопасности в Сирии, отдаление от наших границ террористических организаций РПК (Рабочая партия Курдистана — прим. ред.) и YPG (курдские отряды народной самообороны — прим. ред.)», — пояснил дипломат. Вторая цель — вернуть домой 3,5 млн сирийских беженцев, которые сейчас находятся на территории Турции.

Консул обратил внимание на присутствие дезинформации в некоторых СМИ. «Военная операция „Источник мира“ однозначно не направлена на курдов, — подчеркнул он. — Наша единственная цель — обезвредить и уничтожить террористов. Какой-либо проблемы с курдами, проживающими в нашей стране или за ее пределами, у нас нет».

«Наше основное право и обязанность — охранять наши границы», — отметил Эрикан. Также он обратил внимание на то, что на пятый день операции нет сообщений о потерях среди мирного населения от действий турецких военных, но есть информация об их гибели от рук террористов. Так генеральный консул подчеркнул смысл статьи Чавушоглу, в которой министр разъясняет, что YPG не столько борцы с ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» прим. ред.), сколько сообщники запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана. РПК они поставляют взрывчатку, а пленных ДАИШ отправляют в Турцию. «Любое описание ситуации как „турки против курдов“ является злонамеренным и ложным. Курды не наши враги», — четко обозначает линию партии Чавушоглу. Если раньше РПК и YPG «шантажировали» мировое сообщество тем, что они борются против ДАИШ, то теперь союзникам лучше сотрудничать с Турцией. «Мы единственная нация, которая вышла на поле битвы против ДАИШ», — ничтоже сумняшеся пишет министр иностранных дел Турции.

Консул напомнил, что президенты России и Турции поставили цель поднять товарооборот между странами с нынешних $35 млрд до $100 млрд, и заявил, что наращивание оборота между Татарстаном и Турцией следует рассматривать в этих рамках

Фото: Андрей Титов

«ВЕРНУТЬ ТОВАРООБОРОТ НА ПРЕЖНИЙ УРОВЕНЬ — ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ!»

Отвечая на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» о реальности возврата турецко-татарстанского товарооборота к былому уровню в $1 млрд с нынешних $314 млн, Эрикан ответил уверенным да. «Вернуть товарооборот на прежний уровень — обязательное условие!» — подчеркнул он. Консул напомнил, что президенты России и Турции поставили цель поднять товарооборот между странами с нынешних $35 млрд до $100 млрд, и заявил, что наращивание оборота между Татарстаном и Турцией следует рассматривать в этих рамках. «Если 314 миллионов долларов возрастут хотя бы до 1 миллиарда, то мы сделаем вклад в достижение общей цели, поставленной лидерами двух стран. Если мы достигали таких цифр в прошлом, то реально получить их и сейчас, каких-либо препятствий для этого нет», — сказал Эрикан.

Отчасти тому поможет сотрудничество Татарстана и Турции в сфере «халяль»: по словам консула, интерес к этой продукции растет с каждым днем и здесь есть большой потенциал. «Мы можем плодотворно работать в данном направлении», — отметил он, но подчеркнул, что одно дело — производить продукцию «Халяль», а совсем другое — ее сертифицировать. Дипломат вспомнил курьезный случай: в одной стране, где он работал прежде, увидел этикетку «Халяль» даже на рыбе, что его сильно удивило. Поэтому к вопросу надо подходить «целесообразно и достаточно серьезно», благо при турецком министерстве торговли есть специальный центр сертификации халяльной продукции.

Вернуть товарооборот на прежний уровень поможет сотрудничество Татарстана и Турции в сфере халяль: по словам консула, интерес к этой продукции растет с каждым днем, и здесь есть большой потенциалВернуть товарооборот на прежний уровень поможет сотрудничество Татарстана и Турции в сфере «халяль»: по словам консула, интерес к этой продукции растет с каждым днем и здесь есть большой потенциал

Фото: «БИЗНЕС Online»

Новый консул продолжит начинания своих предшественников не только в экономическом, но и в культурном плане: 25–28 октября в кинотеатре «Мир» стартует четвертая Неделя турецкого кино, в рамках которой покажут четыре фильма. «Надеемся, что в дальнейшем покажем больше картин и не ограничимся только Казанью», — отметил Эрикан. Не отказался он и рассказать о своей семье: дочь работает в турецком МИДе, а сын занимается гостиничным бизнесом в Алма-Ате. Причем невестка консула русская. «Сын плохо говорит по-русски, невестка — плохо по-турецки, так что между собой они общаются на английском», — с улыбкой рассказал дипломат. Сам он по возможности русский и татарский выучит, благо уже владеет родственными языками — болгарским и турецким. «Я не так умен и молод, как Турхан Дильмач», — пошутил Эрикан, вспоминая своего одного из самых ярких и полюбившихся татарстанцам предшественника. А вот китайский язык новому консулу не поддался, хоть он и проработал на Тайване несколько лет. Что касается русской классики, то с ней дипломат познакомился еще в юности, а сейчас есть возможность перечитать «в новой атмосфере».

«Вернутся ли турецкие лицеи?» — поинтересовался один из журналистов. Никакой информации о подобных планах у консула не оказалось.

Вопрос о возможной помощи Турции двум татарским студентам из Китая, которые опасаются вернуться на родину, оказался в числе тех, на которые Эрикан не смог ответить, так как ничего об этом не слышал. Также он не стал отвечать на вопрос об официальной позиции Турции по проходящим в Китае гонениям на тюркоязычных мусульман, однако после пресс-конференции выразил готовность ознакомиться с ситуацией двух китайских татар из КФУ и попросил прислать материалы на электронную почту.

Линар Фархутдинов

Продолжение

АНАЛИТИКА

Рост исламофобии – угроза безопасности Европы

Опубликовано

Рост исламофобии влияет на все сферы общественной жизни Европы

 

На фоне роста популярности ультраправых в странах Европы выросло количество преступлений на почве исламофобии. Об этом говорится в докладе Фонда политических, экономических и социальных исследования Турции (SETA) на тему: «Ситуация в сфере исламофобии в Европе в 2018 году», основанном на анализе процессов и факторов, прямо или косвенно способствовавших росту ксенофобии в европейских странах.

Авторы доклада отмечают, что рост преступности на религиозной почве представляет угрозу не только для мусульман, но и для безопасности и стабильности во всей Европе.

В докладе отмечается, что рост исламофобии проявляется во всех сферах общественной жизни Европы, в том числе бизнесе, сферах образования и юстиции.

К примеру, в Бельгии в прошлом году зафиксировано 70 инцидентов на почве исламофобии. При этом в 74 процентах случаев имели место оскорбления и нападения на мусульманок, говорится в докладе.

В Австрии количество преступлений на почве исламофобии в 2018 году составило 540, что на 74 процента больше показателя 2017 года (309), отмечается в документе.

По данным доклада, во Франции в 2018 году также зафиксирован рост числа нападений на мусульман. Мусульмане в этой стране в прошлом году подверглись атакам 676 раз, что на 54 процента больше, чем в 2017 году.

В Германии в прошлом году зафиксировано 678 нападений на мусульман, 40 провокаций в районе мечетей. Ультраправые в Германии 173 раза нападали на центры размещения мигрантов.

В Норвегии в прошлом году зафиксировано 151 преступление на религиозной почве. В 91 проценте случаев имели место оскорбления и нападения на мусульман.

В Великобритании в 2011-2018 годах зафиксирован 415-процентный рост преступности на почве исламофобии.

 

Продолжение

АНАЛИТИКА

Американский план «Большой Ближний Восток» или российский проект «Большая Евразия»?

Опубликовано

Каков план проекта США «Большой Ближний Восток»?

С 2020 года Россия будет активно реализовывать Традиционную исламскую стратегию в ответ на проект США «Партнерство для совместного будущего и прогресса в расширенном регионе Ближнего Востока и Северной Африки», который также называют проектом «Большого Ближнего Востока», целью которого является формирование нового глобального мира.

Хотя администрация США до сих пор не представляет официальных документов, связанных с проектом «Большой Ближний Восток», он продолжает реализовываться на Ближнем Востоке и особенно в Иране, и в него часто вносятся поправки. Основная цель этого проекта была определена как борьба с «глобальным терроризмом и фундаменталистским исламом». После нападения на башни-близнецы 11 сентября 2001 года проект «Большой Ближний Восток» стал внедряться ещё активнее. По данным Соединенных Штатов, все нападения на них осуществлялись организациями, в основе которых лежит ваххабизм. Американцы считают, что географическим районом, питающим глобальный террор, является исламская география, которая охватывает более 50 стран, от Мавритании до Индонезии.

В плане проекта «Большой Ближний Восток» действия, которые должны предпринять США для контроля над исламским миром, перечислены в следующих пунктах:

• В первую очередь будет поддерживаться умеренный ислам. Поддержка будет расширена за счет предоставления финансовой поддержки, построения модели лидерства и создания лидеров, соответствующих этой модели.

• Недостатки традиционных исламистов будут подвергаться критике, но их будут поддерживать против фундаменталистов.

• Будет вестись борьба с фундаменталистами. В этом контексте будут выявляться незаконные действия, выноситься на повестку дня негативные последствия актов насилия, и будет  предотвращена их героизация.

• Выборочно будут поддерживаться секуляристы. В этом контексте будет поощряться восприятие фундаментализма как общего врага, и будут сломлены амбиции по установлению связей с антиамериканскими силами на основе национализма и левизны.

В Плане реализации проекта «Большой Ближний Восток»  предусмотрено, что урегулирование палестино-израильского конфликта повысит репутацию США в исламской географии. Также предусмотрено, что входящие в рамки проекта богатые нефтью тоталитарные и теократические режимы (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Объединенные Арабские Эмираты)  перейдут к парламентской демократии, сохраняя при этом свои королевства или эмираты. Планируется свергнуть теократические и / или репрессивные режимы в странах, которые США считают бандитскими или оказывающими поддержку терроризму (Иран, Сирия, Ливия, Судан) и заменить их умеренными исламскими демократическими режимами. В соответствии с планами США, беспорядки в этих четырех странах продолжаются. Что же касается Турции, США внедряют проект, направленный на снижение влияния турецких вооруженных сил.

В чем заключается проект «Большая Евразия» в рамках Традиционного Исламского Проекта России?

В ответ на инициированный Соединенными Штатами проект «Большой Ближний Восток» Россия разработала проект «Стратегия для Ближнего Востока и Северной Африки – проект Большая Евразия». Новый план, который Россия частично начала реализовывать с 2019 года, направлен на то, чтобы освободить народы региона от колониализма, ограничить разрушительный эффект США, сбалансировать геополитические интересы и создать региональные альянсы со странами региона с традиционным пониманием ислама.

Россия стремится уменьшить влияние ваххабитов, распространяющееся с Ближнего Востока на Северном Кавказе, и предотвратить радикальные исламские взгляды, которые в будущем могут разрушить традиционный ислам на Кавказе. Реализуя проект «Большой Ближний Восток», США сделали так, что страны Персидского залива стали зависеть от них в военном и финансовом плане. Альтернатива, выдвинутая Россией против этого плана Соединенных Штатов, в целом может быть объяснена как попытка предотвращения появления террористических организаций путем поддержки традиционного ислама. Цели этого нового плана России заключаются в следующем:

• Остановить проект «Большой Ближний Восток» США на Ближнем Востоке и в Северной Африке,

• Реализовать Евразийский проект посредством традиционной исламской философии,

• Создать зону регионального сотрудничества, положив конец конкуренции и конфликтам между исламскими странами,

• Поддержав страны региона, зависящие от США, убедить их выйти из этого партнерства.

Традиционная исламская политика России зависит прежде всего от ее отношений с мусульманами в Российской Федерации.

В этом новом плане России предусмотрено вынесение на первый план исторических личностей и идей, представляющих традиционный ислам. В этом смысле, особенно на Кавказе, были успешно реализованы проекты поддержки Тасаввуфа в исламе. Успех России в противопоставлении традиционного ислама ваххабизму в Чечне, Дагестане и Средней Азии позволил сделать выводы о том, что этот проект может быть реализован во всем исламском мире. Турция рассматривается как важный партнер России в этом плане. Согласно плану, при партнерстве с Турцией, в которой суфизм имеет глубокие корни, и поддержке традиции Юнуса Эмре, Мевланы и Бекташи,  можно будет реализовать этот план на Ближнем Востоке и в Северной Африке, главным образом, на Кавказе, в Средней Азии и на Балканах. Наряду с планом использования партнерства с Турцией для противопоставления традиционного ислама ваххабизму, Россия также планирует вместе с Ираном использовать шиизм. Таким образом, планируется создать совместный план действий в регионе с учетом неотъемлемого национального элемента России – русского православия, традиций турецкого тасаввуфа и иранского шиизма.

Предлагая Евразийскую цивилизацию, Россия стремится к религиозному миру

Согласно ожиданиям, Турция, используя традиции Мавляны, Бекташи и Юнуса Эмре, сможет стать истиным лидером суннитов, Иран с шиитскими традициями сможет собрать под одной крышей все шиитские общины в регионе, а Россия со своим православием сможет стать лидером всех христиан.

Партнерства России с Турцией и Ираном опираются на совершенно разные идеи. В области влияния Турции будет поддерживаться тасаввуф, в области влияния Ирана –  шиизм. В основе плана,  в соответствии с которым Россия активизирует евразийскую стратегию, лежит религиозная философия, основанная на тасаввуфе, православии и шиизме. Россия предлагает новую альтернативу в условиях беспорядков и атмосферы безнадежности на Ближнем Востоке после арабской весны. Она стремится установить многополярный и справедливый мировой порядок вместо однополярного мирового порядка США.

В Евразийском плане, опирающемся на традиционные религиозные верования, приоритетами являются борьба с колониализмом и политикой США, балансирование геополитических интересов и предотвращение формирования террористических организаций посредством традиционной философии ислама. В соответствии с этим планируется создание новых альянсов с участием России и Турции против НАТО и ЕС. Евразийская стратегия направлена не на создание христианского союза, такого, как ЕС, а на создание союза государств, в котором все сохранят свою идентичность, культуру и традиции. Согласно планам России, в это новое образование  обязательно должны войти имеющий хорошие отношения с Турцией Пакистан, и имеющий хорошие отношения с Россией Египет. Россия, в религиозном плане имеющая исторические корни, как империя, считает, что новый блок, который будет сформирован между Турцией и Ираном, будет способствовать балансу в мире.

Сможет ли российский План использования традиционного ислама решить проблемы Карабаха, Кипра, Крыма и так далее?

Российский план использовани традиционного ислама имеет два уровня: шиитский и суннитский. Возможно, Ирак, Сирия, Ливан, Йемен, Бахрейн и Афганистан смогут войти в евразийский блок из-за влияния Ирана и шиитского фактора на Ближнем Востоке. Турция же, благодаря устоявшимся традициям тасаввуфа, может иметь успех  почти во всех странах на Ближнем Востоке и в странах Магриба. Если Турция использует эту силу, можно будет одержать победу там, где доминируют ваххабизм, салафизм и т.д. В этом смысле можно будет установить прочные связи между имеющими суфийские традиции Египтом, Иорданией, Суданом, Ливией, Алжиром, Марокко, Афганистаном, Пакистаном и другими странами и блоком Турция-Россия.

В традиционной исламской стратегии России привлекается внимание к тасаввуфу, делается это для  решения проблем курдов и палестинцев и содействия реконструкции таких государств, как Афганистан, Ирак, Ливан, Сирия и Ливия. Однако до реализации этого плана должны быть обсуждены такие проблемы, как Карабах, Крым и Кипр. В противном случае проект «Большая Евразия» может завершиться, даже не начавшись.

Анализ преподавателя университета им. Йылдырыма Беязыта, главы Центра российских исследований (RUSEN) Салиха Йылмаза

Продолжение

трендовые темы