СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

История и современность

АСТРОНОМ ГОРОДА БОЛГАРА МАС’УДИ АЛЬ-БУЛГАРИ

В средние века в странах мусульманского мира астрономия была одной из наиболее развитых и популярных естественных наук

Опубликовано

В статье, на основе разнородных источников, описываются развитие в городе Болгар астрономических знаний, обслуживающие не только нужды мусульманских обрядов, но обогатившие астрономическую науку всего мусульманского мира с наблюдениями в стационарных обсерваториях не только в Болгарах, но и в северных широтах. Одним из ярких представителей булгарской астрономии был Мас’уди аль-Булгари.

В средние века в странах мусульманского мира, в том числе в Волжской Булгарии и в Золотой Орде, астрономия была одной из наиболее развитых и популярных естественных наук. Развитию астрономических знаний способствовала необходимость точного определения сторон света и времени для совершения обрядов мусульманской религии. Намазы совершались в точно определенном астрономическом времени.

Эти вопросы были весьма актуальны для города Болгар, который располагался в Среднем Поволжье – на «северном форпосте» (В.В. Бартольд) исламского мира. Краткость ночи летом в этом регионе создавала большие затруднения для совершения всех пяти намазов, становилась причиной различных суждений и споров. Примечательно, что некоторые путешественники посещали данный регион исключительно с целью наблюдения этого явления. Одним из таких путешественников был знаменитый Ибн Батута (1304-1377)[10, с. 296-297], оставивший потомкам свои записи.

Города, разрушенные войсками Бату хана, впоследствии были быстро восстановлены. Восстановление Болгара было обусловлено, прежде всего, политическим обстоятельством – здесь, после завершения Бату ханом западного похода, располагалась его ставка. В городе в 1240-е гг. началась чеканка золотоордынских монет (продолжалась до 30-х годов XIV в.). Во второй половине XIII – первой половине XIV вв. его территория расширилась до 900 тыс. кв.м. Административный центр болгарского улуса превратился в один из важных экономических, культурных и научных центров Золотой Орды [7, с. 194-195].

В Золотой Орде получили большое развитие искусство и наука. В специальных трактатах звездочеты делали определенные теоретические обобщения. Автором одного из них, судя по данным Хаджи Халифа, был Кемаледдинат-Туркмани, который в городе Гулистан в 755 (1354) г. написал комментарии на астрономическое сочинение известного хорезмийского ученого Махмуда ибн Омар ал-Чагмини «Избранные» из астрономии» [10, с.463]. Имя другого золотоордынского астронома – Уруса Ходжи – зафиксировано на надгробном памятнике конца XIV в. в Крыму. На массивном могильном камне имелась надпись: «Могила покойного астролога Урус Ходжи, сына Хасана» [1, c.152-159].
Памятник завершает полушарие, куда выбитыточечные углубления, как пишет московский искусствовед С.Ю.Червонная, «совокупность которых воспринимается как плеяда звезд на небесном куполе» [11, с.115].

Активный исследователь золотоордынских городов Л.Л. Галкин в статье, специально посвященной астрономическим знаниям в Золотой Орде, на основе исследования рисунков на золотоордынских монетах и изучения состояния астрономической науки в сопредельных и дальних странах, с которыми Золотая Орда поддерживала тесные связи, приходит к выводу о том, что «в Улусе Джучи, по меньшей мере, с эпохи хана Узбека проводились астрономические наблюдения, устанавливалось положение точки весеннего равноденствия на эклиптике для данного времени. Наряду с наличием немногих находок астрономических инструментов это позволяет допустить, что астрономические взгляды в Золотой Орде находились на уровне астрономических знаний и представлений своего времени» [3, с.171-184]. В золотоордынских городах, в том числе и в Болгаре, найдены остатки астрономических инструментов и следы обсерваторий [4, с. 69-75].

Информация о больших достижениях астрономов Золотой Орды запечатлена в художественных произведениях поэтов и писателей. Это, прежде всего, Саиф Сараи (1321-1396), который в своем бессмертном произведении «Сухайль и Гульдурсун» (имя парня и девушки) как бы невзначай, как о совершенно естественном, обычном явлении, пишет, что девушка – героиня поэмы крутится около своего возлюбленного, как Земля вокруг Солнца [9, с. 280].

Другой поэт – Кутб – в своем произведении «Хосров и Ширин» (1342 г.) пишет о далеких мирах, о том, что каждая звезда – это особый мир, между ними – большие расстояния, а во Вселенной существует вечное движение. Одна глава поэмы так и называется: «Движение во Вселенной» [8, с.27-30].

Между тем в Европе только спустя двести лет пришли к подобным научным открытиям. Однако европейское общество во главе с католической церковью по-другому реагировало на эти открытия. Труд Николая Коперника (1473-1543) подвергся долгому запрету и забвению. Джордано Бруно (1548-1600) за это открытие поплатился своей жизнью.

Как известно, в исламе совершению намазов точно в определенное время придавалось чрезвычайно большое значение. Поэтому практически повсеместно в мусульманском мире, начиная с XI века, при крупных мечетях появилась специальная должность хранителя времени, которую занимали астрономы. При соборной (джами) мечети Болгар также имелась должность хранителя времени. В первой половине XIV в. эту должность занимал известный астроном Мас’уди.

Видный арабский ученый, географ, историк и энциклопедист Ибн Фадлаллах ал-Омари (1301-1349) писал, что такие приборы, как астролябия, секстант, квадрант, использовались в золотоордынском Болгаре для наиболее точного определения времени: «Один из известнейших городов его (Кипчака, т.е. Золотой Орды – Г.Д.) – Болгар; самая короткая ночь его (делится) на 4 1/2 часа. Хасан Ар-Руми рассказывает (следующее): «потом я расспросил об этом» Мас’уди, определителя времени (молитв) в Болгаре. «Мы исчислили ее, – сказал он, – посредством астрономических инструментов и нашли, что оно (длится) 4 1/2 часа с небольшим. Что касается «касабы» Акикула, то мы (и там) делали наблюдения над ним и нашли, что самая короткая ночь там (длится) 3 1/2 часа» [10, с. 237].

Вместе со своими учениками астроном Мас’уди, используя приборы типа астролябии, квадранта, секстанта, вел наблюдения за небесными светилами в 700 верстах от Болгара, на севере, в районе Акикула-Афикула. В последние годы пермскими археологами исследовано Рождественское городище (по средневековым арабским источникам “касабаАфикул”) — важным раннегородским центром Предуралья, где жили булгары-мусульмане [2, с. 109-133].

Мас’уди умел заранее вычислять место и время таких астрономических явлений, как затмение солнца, луны, появление комет, движение планет и т.д. Ученые из мусульманских центров не имели возможности выполнять такую работу для северных широт. Упомянутый Ибн Фадлаллахом ал-ОмариМас’удБулгари был не только «определителем времени», но и известным астрономом своей эпохи. Об астрономических наблюдениях, производимых звездочетами г. Болгара на севере в 700 верстах, имеются и другие свидетельства, источники (например, турецкого библиографа XVII в. Хаджи Халифа) [12, с.789].

Одна из практических задач мусульманских астрономов заключалась в определении в населенном пункте направления на Мекку. Для решения этой задачи использовались методы, разработанные греческими и индийскими астрономами, особенно сферическая тригонометрия. Важно отметить, что в Болгаре практически все общественные сооружения: мечети, мавзолеи, здания благочестия, бани – были построены с точным учетом сторон света.

Таким образом, Мас’уди является известным ученым-астрономом золотоордынской эпохи -первой половины XIV в., он проживал в Болгаре – в административном центре болгарского улуса, исполнял обязанности астронома при соборной мечети. Это период расцвета Золотой Орды (период Волжской Булгарии в истории завершается 1236 годом). Благодаря его изысканиям, в рассматриваемый период золоордынский город Болгар был одним из центров мусульманского мира по точному астрономическому определению времени путем наблюдения за небесными светилами.

Г.М. Давлетшин

Литература

1. Акчокраклы О. Старо-крымские 1. Akchokrakly O. Staro-krymskienadpisi (poraskopkam надписи (по раскопкам 1928 г.) // 1928 g.) // IzvestijaTavricheskogoobshhestvaistorii, arheologii i
Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. Симферополь, 1929. Т. III (60). С. 152—159.
2. Белавин А.М., Иванов В.А. Восход золотого полумесяца над восточной Европой (начальные этапы утверждения ислама в Урало-Поволжье). Уфа: Изд-во БГПУ, 2011. 135 с.
3. Галкин Л.Л. Археологические свидетельства астрономических знаний Улуса Джучи // Историко-астрономические исследования. Вып. XIX. М.: «Наука», 1987. С. 171-184.
4. Давлетшин Г.М. Астрономические знания и инструменты в Золотой Орде. // Наследие ислама в музеях России: изучение, атрибуеия, интерпретация: материалы научно-практической конференции 3-4 декабря 2009 г. -Казань: Изд-во МО иН РТ, 2010. -С. 69-75.
5. Давлетшин Г.М. Очерки по истории духовной культуры предков татарского народа (истоки, становление и развитие). Казань: Таткнигоиздат, 2004. С.296-302.
6. История татар с древнейших времен в семи томах. Т. II Волжская Булгария и Великая степь. Казань, 2006. С.170-171.
7. История татар с древнейших времен в семи томах. T.III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII -середина XV в. – Казань, 2009. С.194-195.
8. Котб. ХесрэYвэ Ширин. Казан: “МэгарифНэшрияты, 203. 367.
9. Сараи Сэйф. Гелестан. Лирика. Дастан. – Казан: Татар. Кит. Ншр., 1999. 296 с.
10. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды: В 2 т. Т.1. СПб., 1884. С. 296.
11. Червонная С.Ю. Мусульманская эпиграфика (резные надгробные камни) в Крыму. – Татарская археология. – 1997. – № 1. – С. 107 – 128.
12. Kurat A.N. Bulgar // IslamAnsiklopedisi. Istanbul, 1920.
jetnografii. Simferopol’, 1929. T. III (60). S. 152—159.

Продолжение
РЕКЛАМА
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История и современность

Исполняется 74 года со дня депортации турок-ахыска

Опубликовано

Численность турок-ахыска в 9 странах мира достигает 500 тыс

АНКАРА

Сегодня, 14 ноября 2018 года, исполняется 74 года со дня депортации турок-ахыска.

В ноябре 1944 года по указанию Сталина в Среднюю Азию депортировали 86 тысяч турок-ахыска: 40 тысяч – в Казахстан, 30 тысяч – в Кыргызстан и 16 тысяч – в Узбекистан.

По данным независимых источников, около 20 тысяч турок-ахыска погибли при депортации в пустынных районах Средней Азии.

Численность турок-ахыска в девяти странах мира на сегодняшний день достигает 500 тысяч.

Турция оказывает необходимую помощь туркам-ахыска.

По поручению президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, начиная с 25 декабря 2015 года, на ПМЖ из Украины в Турцию прибыли сотни семей турок-ахыска. Прибывшие размещены в новых городках в провинции Эрзинджан.

Анкара заявила о готовности предоставить гражданство более 20 тысячам турок-ахыска.

В то же время Турция надеется на успешное завершение процесса возвращения турок-ахыска на историческую родину – в Грузию.

Жертвы репрессий до сих пор вынуждены выбирать родину

Депортировано было свыше 115 000 человек. Федералистский союз европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ) распространил заявление по случаю годовщины трагической даты.

В сообщении отмечается, что турки-месхетинцы были изгнаны с родных мест 14 ноября 1944 года решением Сталина. Так, жители Месхетии (область в Грузии) оказались в Центральной Азии и Казахстане. По данным ФСЕНМ, среди депортированных было 45 985 детей, 18 923 стариков, 27 399 женщин. В пути 12 859 человек погибли от голода, холода и болезней.

— Мы продолжим поддерживать турок-месхетинцев в их борьбе за право вернуться в Грузию, — говорится в заявлении на турецком языке.

В мае-июне 1989 года в Узбекистане турки-месхетинцы пережили события, вошедшие в историю как Ферганские погромы, связанные с межэтническим конфликтом между узбеками и турками-месхетинцами.

Значительная часть турок-месхетинцев в итоге осела в России. По данным последней переписи населения, к 2010 году их в этой стране насчитывалось свыше 105 000 человек.

Основная часть представителей этого народа проживает в регионах Северного Кавказа. Больше всего их в Ростовской области (около 36 000), Кабардино-Балкарии (около 14 000), Ставропольском крае (около 10 500) и Краснодарском крае (свыше 8500).

Турки-месхетинцы представлены также в Волгоградской области (свыше 5000), Воронежской области (свыше 4000), Калмыкии (около 4000), в Северной Осетии (свыше 3000).

Турки проживают также в Астраханской области (свыше 1500), Чечне (около 1500), Карачаево-Черкесии (около 1000) и даже в почти моноэтничной Ингушетии (свыше 700).

В 2004 году турки-месхетинцы воспользовались программой Международной организации по миграции и смогли переселиться в США на постоянное место жительства. К сентябрю 2005 года количество переселившихся достигло около 21 000 человек, в основном из Краснодарского края. По сообщениям СМИ, политика местных властей была направлена на то, чтобы воспрепятствовать туркам в получении российского паспорта и прописки, они также подвергались давлению со стороны правоохранительных органов и нападениям местного националистически настроенного населения.

Ряд стран, включая Грузию и Турцию, приняли программы по репатриации и адаптации турок-месхетинцев. Эксперты, знакомые с настроениями среди турок-месхетинцев, отмечают, что среди последних все еще сохраняется желание вернуться на территорию своего традиционного проживания в Грузии.

— Вернулись бы, конечно же, но не все. Часть турок-месхетинцев думают, что по возвращении у них экономическое положение будет хуже, чем сейчас, — признавался Сабир Аскероглу, эксперт по СНГ в Турции.

Специалист по постсоветским государствам отмечал, что сомнения у турок-месхетинцев усиливаются и из-за боязни дискриминации.

— Турки думают, что общество и власть в Грузии не будет считаться с их правами и что их там не ждут, что при малейшем возникновении межэтнических разногласий власть будет не на их стороне, как это было раньше, — отмечал аналитик.

По признанию эксперта, часть населения – в основном, молодежь – считает своей родиной Турцию. Поэтому стремление официальной Анкары предоставить им гражданство кажется ему логичным.

МИД Турции сделал заявление по случаю 74-й годовщины депортации турок-ахыска

Анкара продолжит оказывать активную поддержку справедливой борьбе турок-ахыска. Об этом говорится в заявлении МИД Турции в связи с 74-й годовщиной депортации турок-ахыска.

В сообщении отмечается, что 14 ноября 1944 года до 100 тысяч турок-ахыска были депортированы с исторических земель в Грузии. Часть депортированных погибла. Те, кто выжил, были вынуждены жить в трудных условиях, говорится в сообщении.

«В 74-ю годовщину этого ужасающего события разделяем скорбь турок-ахыска, чтим память погибших при депортации. Внимательно следим за положением 500 тысяч турок-ахыска в девяти странах мира, процессом их возвращения на родные земли», – говорится в заявлении.

Турция оказывает поддержку туркам-ахыска во всем мире

Турецкие структуры реализуют множество проектов по поддержке турок-ахыска

Турция реализует множество гуманитарных проектов по поддержке турок-ахыска.

Поддержка оказывается по линии Турецкого агентства по сотрудничеству и координации (TİKA) и Управления по делам соотечественников за границей и родственных общин Турции (YTB).

Одним из проектов TİKA стала организация поездки группы турок-ахыска из Кыргызстана в Грузию. Поездка состоялась 3-11 мая 2016 года.

TİKA реализовала программу поддержки фермеров из числа турок-ахыска в Грузии.

Кроме того, турецкое агентство также передало 70 тон семян туркам-ахыска в Азербайджане в качестве помощи развитию частного предпринимательства.

Опять же в Азербайджане TİKA организовала передачу 120 инвалидных кресел лицам с ограниченными способностями из числа турок-ахыска.

При поддержке TİKA 14-18 ноября 2012 года в Турции была организована встреча лидеров диаспорских структур турок-ахыска.

В городе Талгар в Алматинской области Казахстана, где компактно проживают турки-ахыска, TİKA построило школу на 320 учащихся.

Справка. Исторически месхетинцы проживали в  исторических областях  – Месхетии (Самцхетии)  и Джавахетии,  которые в 16 веке были завоёваны Османским государством и стали частью провинции Чильдир. Часть этих территорий  по Адрианопольскому договору 1829 года  отошла к России, а затем оказалась в составе Грузинской ССР и независимой Грузии. Сейчас они граничат с турецкими провинциями Артвин, Ардаган и Эрзерум.  На этой территории, площадью в 6000 кв. км. проживало более 115 тысяч человек, народности, называющей себя турками-ахыска, или как их  еще принято называть «турки-месхетинцы».

В 1944 году «в связи с тем, что значительная часть населения была связана с жителями приграничных районов Турции родственными отношениями и проявляла эмиграционные настроения, по обвинению в пособничестве врагам, занятиях контрабандой и служению для турецких разведывательных органов источником вербовки шпионских элементов и насаждения бандитских групп», по постановлению ГКО СССР № 6279 от 31 июля 1944 года турки-месхетинцы  были выселены из Грузии в Казахстан, Киргизию и Узбекистан как спецпереселенцы. Им запрещено было менять место жительства.

По сообщениям национальных активистов турок-ахыска около 30 000 человек умерли во время депортации, а еще 27 000 погибли в рядах Красной Армии во время Великой Отечественной войны. Стоит отметить, что несколько турок-ахыска были удостоены звания Героя Советского Союза: Исрафил Торомонов, Исмаил Каримов, Муртаза Карслиев, Мафиз Жульфаев, Ибрагим Тужигил, Убри Бадалов, Бадир Беймер-оглы Мурадов и Бакир Дурсын-оглы Мустафаев.

Хотя статус спецпереселенцев с турок-ахыска  был снят в 1956 году, им, как и крымским татарам, в отличие от других репрессированных народов не разрешили  вернуться на свою землю.

После распада СССР в Турции в 1992 году был принят специальный закон, позволявший туркам-ахыска переселяться в  эту страну. Первоначально при содействии турецкого правительства 130 семей поселились в городе Игдыр. В последующие годы в Турцию переселились 40-50 тысяч человек из общего числа в 200-300 тысяч турок-ахыска, проживавших на территории бывшего СССР.

Грузия в 2007 году приняла законопроект  «О репатриации лиц, насильно переселенных властями СССР из Грузии в 40-х годах ХХ века», но он не устраивает ахыска тем, что в нем не прописан механизм возвращения утерянной ими собственности и их статуса как отдельного народа, а не как грузинского суб-этноса.

Адаптация в Турции для прибывших туда турок-ахыска не была трудной: их язык похож на турецкий, религиозные обычаи – свадьбы, похороны, пост в Рамадан и прочие важные обряды соблюдаются в стране повсеместно.

Культура ахыска родственна турецкой и вобрала в себя элементы азербайджанской, грузинской и армянской культур.

Ахыска говорят на языке, близком к карсскому диалекту турецкого, в котором сохранились слова, употреблявшиеся до языковых реформ Ататюрка 1928 года.

Многие турки-ахыска подчеркивают, что переехать в Турцию их заставило стремление ощущать себя в безопасности и освободиться от дискриминации, которую они ощущали во времена Советской власти и,  до недавнего времени, в местах своего проживания.

Туркам-ахыска удалось выжить в трудные времена, благодаря взаимопомощи и взаимной выручке. Оказавшись в Турции, они продолжают поддерживать связь между собой, хотя и проживают в разных городах. Здесь они создали 40 культурных организаций, которые кроме всего прочего оказывают вновь прибывшим в страну соплеменникам разного рода помощь, в том числе и в восстановлении прав собственности  в Грузии.

Серьезной проблемой для них остается устройство на работу, так как из-за проводившейся в СССР  их дискриминационной политики среди турок-ахыска мало дипломированных специалистов в различных отраслях.

В Турции они нанимаются в основном на сезонные работы, где трудятся без перерыва и выходных по 10 часов в день, зарабатывая таким образом средства на существование в течение всего остального года. На следующий год ситуация повторяется.  Но турки-ахыска не унывают и подчеркивают, что проживая в странах СНГ, они зарабатывали намного меньше чем сейчас.

Они не питают особых иллюзий по поводу переселения на свою родину, в Грузию, где власти обставили их возвращение рядом условий, в числе которых и фактический отказ от собственной идентичности и признание себя грузинами. Они готовы жить и умереть в Турции, сохраняя свое национальное самосознание.

Стоит отметить, что в Турции проживает около 100 тысяч турок-ахыска. Это вторая по численности община после Казахстана, где проживает 200 тысяч представителей этого этноса.

Продолжение

История и современность

Об отношениях Золотой Орды с Анатолией

Опубликовано

В ЗОЛОТЮ ОРДУ ИЗ АНАТОЛИИ ПЕРЕСЕЛИЛИСЬ УЧЕНЫЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ДЕЯТЕЛИ

Анатолию и Дешти-Кыпчак (одно из названий территории Золотой Орды, — прим. ред.) издревле связывали тесные культурные, религиозные и политические связи. Так было и в татарский период. Джучиды считали, что по завещанию Чингисхана все земли на западе от Центральной Азии должны были принадлежать Улусу Джучи. Конечно же, среди этих земель они рассматривали и Анатолию. В период соправительства Бату и Менгу кагана именно Бату управлял этими землями и установил тесные связи с сельджуками. Его брат, Берке, один из первых мусульман из семьи Чингиз-хана был женат на сельджукской принцессе.

Примечательно, что правитель Крыма Тотлуг Тимур был турком-сельджуком, т. е. из Анатолии. Он был из тех, кто активно участвовал в исламизации Золотой Орды, и был среди сторонников Узбек-хана. Об этом сообщается в «Каландар-наме»: «Тот амир руководящий по корням был сельджуком». То есть уже ранние джучиды привлекали выходцев из Анатолии, связанных с сельджукской элитой, к административной работе, а в период ханов Узбека и Джанибека они стали опорой власти. Безусловно, такое явление было связно с установившимися родственными связями между джучидами и сельджуками, а также с политикой укрепления центральной власти в Золотой Орде, с распространением ислама. Данные «Каландар-наме» отчетливо показывают, что среди активных распространителей ислама в Золотой Орде были выходцы и из Анатолии.

Представители анатолийского тариката каландаров были рядом с ханом Узбеком и Джанибеком. Возможно, их предшественники были уже среди хана Берке. Анатолийские шейхи и беи находились среди последних сельджукских принцев, которые были спасены из византийского плена Берке-ханом. В Золотую Орду из Анатолии переселились ученые и религиозные деятели. Также часть жителей новых построенных золотоордынских городов были выходцами из Анатолии. Известно, что Берке-хан отдал мусульманским миссионерам из Анатолии Крым и Причерноморье, включая Добруджу, современную территорию Молдовы и Румынии.

Эти связи не прекращались и после того, как Хулагу создал новое государство, в состав которого, несмотря на противостояние джучидов, вошла и Анатолия.

«ТАТАРСКИЕ ХАНЫ К ОСМАНАМ ОТНОСИЛИСЬ УВАЖИТЕЛЬНО И СОСТОЯЛИ С НИМИ В ХОРОШИХ ОТНОШЕНИЯХ»

Введение в научный оборот обширного богословского сочинения «Каландар-наме» Абу Бакра Каландара Руми Аксарайи позволило по-новому взглянуть на многие аспекты религиозной жизни в Золотой Орде и неожиданно раскрыло перед исследователями насколько тесными были связи с Анатолией.

С сельджукскими бейликами, в том числе с постепенно начавшим набирать силу бейликом осман, правящий род которых в османских исторических сочинениях считался татарским, Золотая Орда установила тесные связи. Эти связи не прекращались и после того, как Хулагу создал новое государство, в состав которого несмотря на противостояние джучидов, вошла и Анатолия. Как известно, с хулагуидами Золотая Орда очень часто воевала. Поэтому тесные контакты происходили в непростых военно-политических обстоятельствах.

Но связи, которые были заложены во времена Бату и Берке, безусловно продолжились и в последующем, но с образованием отдельного улуса Хулагу из политических они перешли в культурно-религиозные.

Анатолийский след в Золотой Орде прослеживается достаточно четко в архитектуре, где влияние ахлатской школы мы можем увидеть среди сохранившихся памятников золотоордынского периода не только в Крыму, но и в Среднем Поволжье, в золотоордынском Болгаре. Судя по сохранившимся памятникам золотоордынские города, особенно западной части правого крыла, были построены под сильным влиянием сельджукского стиля. Без мастеров из Анатолии он не мог распространяться так далеко на север. И это было характерно именно в период Золотой Орды. Кроме архитектуры и в торевтике, и в искусстве достаточно сильно чувствуется анатолийское влияние, по этому направлению можно назвать десятки работ известного археолога из Государственного Эрмитажа Марка Крамаровского, в которых рассматриваются эти влияния на конкретных примерах достаточно подробно.

В конце XIV века, когда османы превратились в ведущую силу в Анатолии, у этих государств появился общий враг в лице эмира Тимура.

В XIII веке джучиды установили тесные контакты с поздними сельджуками на высоком политическом уровне, что давало возможность привлечь возможности Анатолии, богатой традициями в архитектуре, управлении и искусстве для устройства новых золотоордынских городов. В дальнейшем же, в XIV веке, особенно во времена исламизации Золотой Орды, потребовавшей в большом количестве ученых, проповедников и богословов, на первый план вышли контакты по религиозной линии. Исламизация также должна была усилить влияние Анатолии в архитектуре культовых сооружений, организации научной жизни, упорядочении исламских тарикатов и их взаимосвязей с правящей элитой в Золотой Орде.

Начиная с середины XIV века, события в Золотой Орде начали развиваться быстрыми темпами, происходили политические смуты, потери сфер влияния. Золотая Орда постепенно начала ослабевать. В то же время один из бейликов в западной Анатолии — османы — в это время расширял свою территорию в Анатолии и на Балканах и добился создания мощного государства, которое очень быстро оказало военное сопротивление власти ильханов и вышло из ее подчинения. У османов была своя идеология, которая заключалась в газавате — священной войне против европейских государств, у которых в свою очередь была идеология «освобождения» ближневосточных земель от мусульман.

По письмам золотоордынских ханов султанам Османской империи мы видим, что татарские ханы к османам относились уважительно и состояли с ними в хороших отношениях. Причина всего этого безусловно кроется именно в идеологии газавата, которую формировали суфийские круги, которые были тесно связаны между собой. Например, дети приближенных хана уходили в ученики к анатолийским шейхам, шейх каландаров Абу Бакр из Анатолии преподавал в Крыму. Поэтому идеологически уважение к газавату османов в Золотой Орде вполне объяснимо. Начиная с хана Джанибека, ханские отпрыски были воспитаны аталыками-пирами, имеющими отношение к суфиям.

Несомненно, мусульманская элита обоих регионов была связана между собой, среди османских газиев было много выходцев из Дешти-Кыпчака. В конце XIV века, когда уже османы превратились в ведущую силу в Анатолии, у этих государств появился общий враг в лице эмира Тимура. Золотая Орда и османы решили противостоять вместе против общей угрозы. Была создана антитимуровская коалиция, куда вошли татарский хан Токтамыш, правитель османов Баязид, мамлюкский султан Баркук, эмир Сиваса Ахмед Бурханеддин, правитель Каракоюнлу Кара Юсуф, Джелаириды, правитель Мардина и Туркменский эмират. Переговоры о союзе начались в 1394 году. Тимур, чтобы не допустить образования этого союза, напал на Золотую Орду и разбил татарскую армию, так как инициатором противостояния с Тимуром был Токтамыш-хан. Как известно, благодаря этому разрушительному походу 1395—1396 годов, татары были вытеснены из активной международной политики.

Поражение от Тимура Токтамыша в 1395 году и Баязита в 1402 году стало судьбоносным для обоих государств.

«ЗОЛОТАЯ ОРДА» ХОТЕЛА ПРОДОЛЖИТЬ С ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИЕЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ И ТОРГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ»

Поражение от Тимура Токтамыша в 1395 году и Баязита в 1402 году стало судьбоносным для обоих государств. Поэтому в этот период, когда после поражения оба государства столкнулись с внутренними проблемами, говорить о каких-то взаимоотношениях Золотой Орды с Анатолией невозможно. Вместе с тем, как сообщает придворный историк Тимура Низам ад-дин Шами, разбитая Тимуром золотоордынская группировка войск под управлением эмира Актауа, отступила в низовья Днепра, а затем переселилась на территорию Османской империи, в низовья Дуная. В итоге переселившиеся люди Актауа были расквартированы на юге Дуная и на Балканах. Однако спустя некоторое время Баязит изменил свое мнение и расправился с татарскими эмирами, а народ расселил вокруг Эдирны. Также арабские авторы сообщали, что в конце XIV века на территорию Анатолии «к румийцам» татары переселились в огромном количестве, «которое не поддается ни счету ни исчислению». Безусловно, среди покинувших неспокойную страну были большей частью жители городов.

Последний хан единой Золотой Орды Улуг Мухаммад в 1428 году отправил посольство к султану Мураду II с посланием. В этом письме Улуг Мухаммад остановился и на прежних взаимоотношениях Золотой Орды с Османской империей: «Наши прежние братья-ханы и ваши отцы, султаны вилайета Рум, и старшие братья неоднократно посылали друг другу послов, обменивались подарками и приветствиями, вели торг через купцов-уртаков и находились в хороших отношениях. Затем наш брат-хан Токтамыш-хан и ваш дед гази Баязид-бек в соответствии с добрым старым обычаем обменивались послами, подарками, приветствиями и, пребывая в дружбе и согласии, удостоились милости господней».

Золотая Орда имела торговые отношения с Ближним Востоком, Египтом и средиземноморскими странами, посредниками выступали генуэзцы и венецианцы. Все это происходило через проливы, которые в XV веке перешли в руки османов, и путь итальянцам был закрыт. Этот вопрос ханы пытались решить, но политическая нестабильность мешала выработать стратегию по решению этой проблемы, а османы все шли дальше и захватывали Балканы, окончательно разрушив торговые связи Золотой Орды с итальянцами, тем самым усугубляя ее экономическое положение. Если бы в Золотой Орде смута была прекращена, то несомненно татарские ханы имели бы более четкую позицию в восточноевропейской политике, и, безусловно, все изменения происходили бы с учетом их интересов.

Известно, что и после Улуг Мухаммада золотоордынские ханы переписывались с османскими султанами. Нам известны два письма татарских ханов знаменитому Фатих султан Мехмеду, это отправленные в 1466 году письмо Махмуд-хана и в 1477 году письмо Ахмад-хана.

Последний хан единой Золотой Орды Улуг Мухаммад в 1428 году отправил посольство к султану Мураду II с посланием.

Из содержания письма Махмуд-хана мы узнаем о том, что Золотая Орда хотела продолжить с Османской империей дипломатические и торговые отношения: «послы-посланники наших давних ханов, предков наших, и послы-посланники из лучших прежних людей Ваших друг к другу приходили, купеческие караваны друг к другу ходили, подарками, приветами обменивались, взаимно справлялись о благополучии и здравии; дружбою, братскими отношениями достигли милости всевышнего бога. Благодарение милости Аллаха, когда великое место прежних ханов, предков наших, было милостиво даровано нам и в то время, когда мы, по обычаю наших прежних лучших людей, полагали обмениваться послами-посланниками, купеческими караванами, взаимно справляться о благополучии и здравии, случилось много важных дел; так что наши люди не могли прибыть [к Вам] по той причине. Теперь милостью единого и сущего всевышнего бога, если с этого дня, увеличивая дружбу наших давних добрых людей, умножатся добрые между нами отношения, укрепляя еще более в будущем дружбу между нами, наши добрые люди станут ходить друг к другу, дальний [государь] услышит [об этом], ближний увидит [это]».

В письме Ахмад-хана прослеживается то, что Золотая Орда является безоговорочным союзником Османской империи: «Отправленный посол Карадж Бахатур прибыл; он сообщил нам, что Вы здоровы и благополучны; он привез нам также сведения о завоеванных [Вами] городах. Мы же, услышав эти речи, чрезвычайно и бесконечно обрадовались. Хвала богу всевышнему за благополучное окончание дел. Братские отношения между Вами и нами обнаружились на пути любви. От сих дней и во веки веков пусть не будет недостатка [в дружбе и любви], и послы-посланники наши с дорогими приветами и дешевыми подарками пусть друг к другу ходят. Для того чтобы дружба-братство наше развивалась изо дня в день, к Вам послом я отправил сына брата моего по имени Азиз Ходжа. Одним сыном (потомком) Чингисхана являюсь я, другим его сыном (потомком) является Азиз Ходжа. Впредь милостью бога между Вами и нами [установившаяся] дружба этим путем пусть умножится, так что, если угодно будет богу всевышнему, в последующие времена среди друзей [и] врагов имя этой [дружбы] пусть останется. Далее, в какую сторону Вы направитесь и походом пойдете, мы также с этой стороны готовы усилить Вас».

Ситуация более прояснится, если мы будем учитывать время написания этого письма, так как именно в этот период Золотая Орда переживала последние дни своего существования, а османы завладели Крымским полуостровом и землями вокруг Азовского моря, расширив тем самым свою территорию. Летом 1454 года флот османов под командованием Демир-Кяхьи совершил рейд вдоль берегов Черного моря и встретился с Хаджи Гиреем, который поддержал османов. Он заключил с османами договор, по которому султан получал помощь татар при покорении Каффы и других генуэзских крепостей, а татары — Каффу и все побережье Тавриды.

Летом 1454 года флот османов под командованием Демир-Кяхьи совершил рейд вдоль берегов Черного моря и встретился с Хаджи Гиреем, который поддержал османов.

«НАСЕЛЕНИЕ ПОЗДНЕЙ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ ОКАЗАЛОСЬ ПОД СИЛЬНЫМ ВЛИЯНИЕМ ОСМАНСКОЙ ИДЕОЛОГИИ ГАЗАВАТА»

Активность татарско-османских посольств во второй половине 70-х годов XV века показывает, что отношения на культурном уровне между Анатолией и Дешти-Кыпчаком были на высоком уровне. Теперь же, когда происходили большие политические перемены, золотоордынские ханы, все еще достаточно влиятельные в Восточной Европе, пытались выработать стратегию в своих взаимоотношениях с османами. И нельзя не заметить, что отношение было более чем положительно. Но нужно было соблюсти интересы и Золотой Орды, особенно это касалось новых реалий на Балканах, где район Добруджи, населенный татарами, в будущем всегда будет в центре внимания Османской империи. А также стабилизации торговли на Черном море.

Однако в поздней Золотой Орде политическая нестабильность не заканчивалась, хан Ахмад был убит. При поддержке литовских князей и Польши Крым превращался в независимый татарский юрт с притязаниями на «Тахт эли», но при этом очень скоро попавший под сильное политическое влияние Османской империи. Это также показывает, что население поздней Золотой Орды оказалось под сильным влиянием османской идеологии газавата, что вполне могло бы привести к тесному союзу этих держав.

Золотая Орда распалась на несколько татарских ханств, с которыми у осман уже были в основном периодические связи. Крымское ханство признало вассалитет Османской империи и в дальнейшем уже действовало в фарватере османской политики. Татарские ханства практически непосредственно имели отношения с османами теперь уже только через правителей Крыма Гиреидов.

Ильнур Миргалеев
Руководитель Центра исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А. Усманова Института истории им. Ш. Марджани Академии наук РТ

отношениях Золотой Орды с Анатолией

«В ЗОЛОТУЮ ОРДУ ИЗ АНАТОЛИИ ПЕРЕСЕЛИЛИСЬ УЧЕНЫЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ДЕЯТЕЛИ»

Анатолию и Дешти-Кыпчак (одно из названий территории Золотой Орды, — прим. ред.) издревле связывали тесные культурные, религиозные и политические связи. Так было и в татарский период. Джучиды считали, что по завещанию Чингисхана все земли на западе от Центральной Азии должны были принадлежать Улусу Джучи. Конечно же, среди этих земель они рассматривали и Анатолию. В период соправительства Бату и Менгу кагана именно Бату управлял этими землями и установил тесные связи с сельджуками. Его брат, Берке, один из первых мусульман из семьи Чингиз-хана был женат на сельджукской принцессе.

Примечательно, что правитель Крыма Тотлуг Тимур был турком-сельджуком, т. е. из Анатолии. Он был из тех, кто активно участвовал в исламизации Золотой Орды, и был среди сторонников Узбек-хана. Об этом сообщается в «Каландар-наме»: «Тот амир руководящий по корням был сельджуком». То есть уже ранние джучиды привлекали выходцев из Анатолии, связанных с сельджукской элитой, к административной работе, а в период ханов Узбека и Джанибека они стали опорой власти. Безусловно, такое явление было связно с установившимися родственными связями между джучидами и сельджуками, а также с политикой укрепления центральной власти в Золотой Орде, с распространением ислама. Данные «Каландар-наме» отчетливо показывают, что среди активных распространителей ислама в Золотой Орде были выходцы и из Анатолии.

Представители анатолийского тариката каландаров были рядом с ханом Узбеком и Джанибеком. Возможно, их предшественники были уже среди хана Берке. Анатолийские шейхи и беи находились среди последних сельджукских принцев, которые были спасены из византийского плена Берке-ханом. В Золотую Орду из Анатолии переселились ученые и религиозные деятели. Также часть жителей новых построенных золотоордынских городов были выходцами из Анатолии. Известно, что Берке-хан отдал мусульманским миссионерам из Анатолии Крым и Причерноморье, включая Добруджу, современную территорию Молдовы и Румынии.

Эти связи не прекращались и после того, как Хулагу создал новое государство, в состав которого, несмотря на противостояние джучидов, вошла и Анатолия.

«ТАТАРСКИЕ ХАНЫ К ОСМАНАМ ОТНОСИЛИСЬ УВАЖИТЕЛЬНО И СОСТОЯЛИ С НИМИ В ХОРОШИХ ОТНОШЕНИЯХ»

Введение в научный оборот обширного богословского сочинения «Каландар-наме» Абу Бакра Каландара Руми Аксарайи позволило по-новому взглянуть на многие аспекты религиозной жизни в Золотой Орде и неожиданно раскрыло перед исследователями насколько тесными были связи с Анатолией.

С сельджукскими бейликами, в том числе с постепенно начавшим набирать силу бейликом осман, правящий род которых в османских исторических сочинениях считался татарским, Золотая Орда установила тесные связи. Эти связи не прекращались и после того, как Хулагу создал новое государство, в состав которого несмотря на противостояние джучидов, вошла и Анатолия. Как известно, с хулагуидами Золотая Орда очень часто воевала. Поэтому тесные контакты происходили в непростых военно-политических обстоятельствах.

Но связи, которые были заложены во времена Бату и Берке, безусловно продолжились и в последующем, но с образованием отдельного улуса Хулагу из политических они перешли в культурно-религиозные.

Анатолийский след в Золотой Орде прослеживается достаточно четко в архитектуре, где влияние ахлатской школы мы можем увидеть среди сохранившихся памятников золотоордынского периода не только в Крыму, но и в Среднем Поволжье, в золотоордынском Болгаре. Судя по сохранившимся памятникам золотоордынские города, особенно западной части правого крыла, были построены под сильным влиянием сельджукского стиля. Без мастеров из Анатолии он не мог распространяться так далеко на север. И это было характерно именно в период Золотой Орды. Кроме архитектуры и в торевтике, и в искусстве достаточно сильно чувствуется анатолийское влияние, по этому направлению можно назвать десятки работ известного археолога из Государственного Эрмитажа Марка Крамаровского, в которых рассматриваются эти влияния на конкретных примерах достаточно подробно.

В конце XIV века, когда османы превратились в ведущую силу в Анатолии, у этих государств появился общий враг в лице эмира Тимура.

В XIII веке джучиды установили тесные контакты с поздними сельджуками на высоком политическом уровне, что давало возможность привлечь возможности Анатолии, богатой традициями в архитектуре, управлении и искусстве для устройства новых золотоордынских городов. В дальнейшем же, в XIV веке, особенно во времена исламизации Золотой Орды, потребовавшей в большом количестве ученых, проповедников и богословов, на первый план вышли контакты по религиозной линии. Исламизация также должна была усилить влияние Анатолии в архитектуре культовых сооружений, организации научной жизни, упорядочении исламских тарикатов и их взаимосвязей с правящей элитой в Золотой Орде.

Начиная с середины XIV века, события в Золотой Орде начали развиваться быстрыми темпами, происходили политические смуты, потери сфер влияния. Золотая Орда постепенно начала ослабевать. В то же время один из бейликов в западной Анатолии — османы — в это время расширял свою территорию в Анатолии и на Балканах и добился создания мощного государства, которое очень быстро оказало военное сопротивление власти ильханов и вышло из ее подчинения. У османов была своя идеология, которая заключалась в газавате — священной войне против европейских государств, у которых в свою очередь была идеология «освобождения» ближневосточных земель от мусульман.

По письмам золотоордынских ханов султанам Османской империи мы видим, что татарские ханы к османам относились уважительно и состояли с ними в хороших отношениях. Причина всего этого безусловно кроется именно в идеологии газавата, которую формировали суфийские круги, которые были тесно связаны между собой. Например, дети приближенных хана уходили в ученики к анатолийским шейхам, шейх каландаров Абу Бакр из Анатолии преподавал в Крыму. Поэтому идеологически уважение к газавату османов в Золотой Орде вполне объяснимо. Начиная с хана Джанибека, ханские отпрыски были воспитаны аталыками-пирами, имеющими отношение к суфиям.

Несомненно, мусульманская элита обоих регионов была связана между собой, среди османских газиев было много выходцев из Дешти-Кыпчака. В конце XIV века, когда уже османы превратились в ведущую силу в Анатолии, у этих государств появился общий враг в лице эмира Тимура. Золотая Орда и османы решили противостоять вместе против общей угрозы. Была создана антитимуровская коалиция, куда вошли татарский хан Токтамыш, правитель османов Баязид, мамлюкский султан Баркук, эмир Сиваса Ахмед Бурханеддин, правитель Каракоюнлу Кара Юсуф, Джелаириды, правитель Мардина и Туркменский эмират. Переговоры о союзе начались в 1394 году. Тимур, чтобы не допустить образования этого союза, напал на Золотую Орду и разбил татарскую армию, так как инициатором противостояния с Тимуром был Токтамыш-хан. Как известно, благодаря этому разрушительному походу 1395—1396 годов, татары были вытеснены из активной международной политики.

Поражение от Тимура Токтамыша в 1395 году и Баязита в 1402 году стало судьбоносным для обоих государств.

«ЗОЛОТАЯ ОРДА» ХОТЕЛА ПРОДОЛЖИТЬ С ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИЕЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ И ТОРГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ»

Поражение от Тимура Токтамыша в 1395 году и Баязита в 1402 году стало судьбоносным для обоих государств. Поэтому в этот период, когда после поражения оба государства столкнулись с внутренними проблемами, говорить о каких-то взаимоотношениях Золотой Орды с Анатолией невозможно. Вместе с тем, как сообщает придворный историк Тимура Низам ад-дин Шами, разбитая Тимуром золотоордынская группировка войск под управлением эмира Актауа, отступила в низовья Днепра, а затем переселилась на территорию Османской империи, в низовья Дуная. В итоге переселившиеся люди Актауа были расквартированы на юге Дуная и на Балканах. Однако спустя некоторое время Баязит изменил свое мнение и расправился с татарскими эмирами, а народ расселил вокруг Эдирны. Также арабские авторы сообщали, что в конце XIV века на территорию Анатолии «к румийцам» татары переселились в огромном количестве, «которое не поддается ни счету ни исчислению». Безусловно, среди покинувших неспокойную страну были большей частью жители городов.

Последний хан единой Золотой Орды Улуг Мухаммад в 1428 году отправил посольство к султану Мураду II с посланием. В этом письме Улуг Мухаммад остановился и на прежних взаимоотношениях Золотой Орды с Османской империей: «Наши прежние братья-ханы и ваши отцы, султаны вилайета Рум, и старшие братья неоднократно посылали друг другу послов, обменивались подарками и приветствиями, вели торг через купцов-уртаков и находились в хороших отношениях. Затем наш брат-хан Токтамыш-хан и ваш дед гази Баязид-бек в соответствии с добрым старым обычаем обменивались послами, подарками, приветствиями и, пребывая в дружбе и согласии, удостоились милости господней».

Золотая Орда имела торговые отношения с Ближним Востоком, Египтом и средиземноморскими странами, посредниками выступали генуэзцы и венецианцы. Все это происходило через проливы, которые в XV веке перешли в руки османов, и путь итальянцам был закрыт. Этот вопрос ханы пытались решить, но политическая нестабильность мешала выработать стратегию по решению этой проблемы, а османы все шли дальше и захватывали Балканы, окончательно разрушив торговые связи Золотой Орды с итальянцами, тем самым усугубляя ее экономическое положение. Если бы в Золотой Орде смута была прекращена, то несомненно татарские ханы имели бы более четкую позицию в восточноевропейской политике, и, безусловно, все изменения происходили бы с учетом их интересов.

Известно, что и после Улуг Мухаммада золотоордынские ханы переписывались с османскими султанами. Нам известны два письма татарских ханов знаменитому Фатих султан Мехмеду, это отправленные в 1466 году письмо Махмуд-хана и в 1477 году письмо Ахмад-хана.

Последний хан единой Золотой Орды Улуг Мухаммад в 1428 году отправил посольство к султану Мураду II с посланием.

Из содержания письма Махмуд-хана мы узнаем о том, что Золотая Орда хотела продолжить с Османской империей дипломатические и торговые отношения: «послы-посланники наших давних ханов, предков наших, и послы-посланники из лучших прежних людей Ваших друг к другу приходили, купеческие караваны друг к другу ходили, подарками, приветами обменивались, взаимно справлялись о благополучии и здравии; дружбою, братскими отношениями достигли милости всевышнего бога. Благодарение милости Аллаха, когда великое место прежних ханов, предков наших, было милостиво даровано нам и в то время, когда мы, по обычаю наших прежних лучших людей, полагали обмениваться послами-посланниками, купеческими караванами, взаимно справляться о благополучии и здравии, случилось много важных дел; так что наши люди не могли прибыть [к Вам] по той причине. Теперь милостью единого и сущего всевышнего бога, если с этого дня, увеличивая дружбу наших давних добрых людей, умножатся добрые между нами отношения, укрепляя еще более в будущем дружбу между нами, наши добрые люди станут ходить друг к другу, дальний [государь] услышит [об этом], ближний увидит [это]».

В письме Ахмад-хана прослеживается то, что Золотая Орда является безоговорочным союзником Османской империи: «Отправленный посол Карадж Бахатур прибыл; он сообщил нам, что Вы здоровы и благополучны; он привез нам также сведения о завоеванных [Вами] городах. Мы же, услышав эти речи, чрезвычайно и бесконечно обрадовались. Хвала богу всевышнему за благополучное окончание дел. Братские отношения между Вами и нами обнаружились на пути любви. От сих дней и во веки веков пусть не будет недостатка [в дружбе и любви], и послы-посланники наши с дорогими приветами и дешевыми подарками пусть друг к другу ходят. Для того чтобы дружба-братство наше развивалась изо дня в день, к Вам послом я отправил сына брата моего по имени Азиз Ходжа. Одним сыном (потомком) Чингисхана являюсь я, другим его сыном (потомком) является Азиз Ходжа. Впредь милостью бога между Вами и нами [установившаяся] дружба этим путем пусть умножится, так что, если угодно будет богу всевышнему, в последующие времена среди друзей [и] врагов имя этой [дружбы] пусть останется. Далее, в какую сторону Вы направитесь и походом пойдете, мы также с этой стороны готовы усилить Вас».

Ситуация более прояснится, если мы будем учитывать время написания этого письма, так как именно в этот период Золотая Орда переживала последние дни своего существования, а османы завладели Крымским полуостровом и землями вокруг Азовского моря, расширив тем самым свою территорию. Летом 1454 года флот османов под командованием Демир-Кяхьи совершил рейд вдоль берегов Черного моря и встретился с Хаджи Гиреем, который поддержал османов. Он заключил с османами договор, по которому султан получал помощь татар при покорении Каффы и других генуэзских крепостей, а татары — Каффу и все побережье Тавриды.

Летом 1454 года флот османов под командованием Демир-Кяхьи совершил рейд вдоль берегов Черного моря и встретился с Хаджи Гиреем, который поддержал османов.

«НАСЕЛЕНИЕ ПОЗДНЕЙ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ ОКАЗАЛОСЬ ПОД СИЛЬНЫМ ВЛИЯНИЕМ ОСМАНСКОЙ ИДЕОЛОГИИ ГАЗАВАТА»

Активность татарско-османских посольств во второй половине 70-х годов XV века показывает, что отношения на культурном уровне между Анатолией и Дешти-Кыпчаком были на высоком уровне. Теперь же, когда происходили большие политические перемены, золотоордынские ханы, все еще достаточно влиятельные в Восточной Европе, пытались выработать стратегию в своих взаимоотношениях с османами. И нельзя не заметить, что отношение было более чем положительно. Но нужно было соблюсти интересы и Золотой Орды, особенно это касалось новых реалий на Балканах, где район Добруджи, населенный татарами, в будущем всегда будет в центре внимания Османской империи. А также стабилизации торговли на Черном море.

Однако в поздней Золотой Орде политическая нестабильность не заканчивалась, хан Ахмад был убит. При поддержке литовских князей и Польши Крым превращался в независимый татарский юрт с притязаниями на «Тахт эли», но при этом очень скоро попавший под сильное политическое влияние Османской империи. Это также показывает, что население поздней Золотой Орды оказалось под сильным влиянием османской идеологии газавата, что вполне могло бы привести к тесному союзу этих держав.

Золотая Орда распалась на несколько татарских ханств, с которыми у осман уже были в основном периодические связи. Крымское ханство признало вассалитет Османской империи и в дальнейшем уже действовало в фарватере османской политики. Татарские ханства практически непосредственно имели отношения с османами теперь уже только через правителей Крыма Гиреидов.

Ильнур Миргалеев
Руководитель Центра исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А. Усманова Института истории им. Ш. Марджани Академии наук РТ

Продолжение

История и современность

Падение Казанского ханства

Опубликовано

Ханом был провозгла­шен малолетний сын Сафа-Гирея – Утямыш-Гирей. Пра­вительством руководила от его имени мать Сююмбике. Это была красивая, умная и энергичная женщина, которая пользовалась огромным авторитетом и любовью у наро­да. Однако реальная власть принадлежала крымцам.

Иван IV, недовольный самостоятельностью казанских правителей, встал на путь решительных военных дей­ствий. Зимой 1548-1549 гг., а затем зимой 1550 г. были предприняты два больших похода на Казань. Оба похода возглавлял сам царь, и оба они потерпели пол­ную неудачу. Царское правительство начало более тща­тельно готовиться к завоеванию Казани на основе опре­деленного плана.

24 мая 1551 г. в устье Свияги, на Горной стороне Казанской земли, была заложена русская крепость. Окрестных жителей привели к присяге на верность царю. Водные пути, ведущие в Казань, были перерезаны, и сто­лица оказалась в блокаде.

Военные приготовления Москвы сильно тревожили ка­занцев и одновременно вызвали бурю возмущений, кото­рую они направили на правительство Утямыш-Гирея. Крымский гарнизон в таких условиях решился на бег­ство, оставив столицу совсем беззащитной. Казанское пра­вительство вступило в переговоры с русскими. Было дос­тигнуто соглашение, по которому престол занимал Шах­-Али. Утямыш и его мать Сююмбике подлежали выдаче московским властям. 11 августа 1551 г. их отправили в Москву. Это было днем траура для казанцев.

В августе того же года Шах-Али стал ханом. Состоял­ся курултай, участники которого скрепя сердце под дав­лением Москвы дали согласие на присоединение к Рос­сии правого берега Волги – Нагорной стороны. Казан­цы, услышав это, пришли в негодование. Многим стало ясно, что Иван IV хочет покончить с их государством, мирным путем присоединив казанские земли, которы­ми будет управлять московский наместник.

9 марта 1552 г. произошел переворот, образовалось временное правительство эмира Чапкуна Отучева, которое поставило своей целью вер­нуть Горную сторону, восстановить контроль над всем Казанским ханством. На престол был приглашен астра­ханский царевич Ядыгар.

Неотвратимо надвигалось решительное столкновение. 23 августа 1552 г. огромная 150-ти тысячная армия во главе с Иваном IV подошла к Казани. Город казался неприступным.

По приказу Ивана IV Казань была окружена целой системой осадных сооружений.

4 сентября прогремел первый взрыв, принесший мно­го жертв и разрушений. Но защитники не сдавались. Почти целый месяц шли беспрерывные бои.

Между тем развязка приближалась. 1 октября в рус­ские войска поступил приказ готовиться к последнему штурму. Казанцы ответили: мы дру­гую стену поставим, все помрем или отсидимся».

Русские заняли позиции.

На 2 октября было назначено общее наступление на Казань.

Накануне провели сильную артподготовку. Никто не спал той ночью: казанцы готовились к последней, решающей схватке с врагом, русские заняли свои наступательные позиции в ожида­нии общего сигнала к атаке. И вот перед рассветом у Аталы­ковых и Ногайских ворот одновременно произошли два мощ­нейших взрыва в общей сложности там было заложено 48 больших бочек пороха. Однако численный перевес был явно на стороне противника и он все более начинал теснить осаж­денных.

Но тут победа чуть было не склонилась в пользу татар: московиты стали грабить дома, клети, амбары, началось самое настоящее мародерство. Увидев все это и испытав мощный подъем сил, татары набросились на врага. Свежая русская сила начала теснить татар к кремлю.

Здесь произошла последняя битва. Во главе защитников го­рода стояли Ядигер-хан и Кул Шариф, глава всех мусульман страны. Сеид героически пал в бою, к полудню был взят в плен Ядигер. Самым последним оплотом казанцев стал «Царев двор», где собралось до 10тысяч оставшихся в живых воинов­татар. Лишь незначительная часть казанцев смогла перейти Казанку и уйти в леса.

В городе началась резня. Русские источники сообщают, что мужчин перебили, а женщин и детей раздали русским воинам. Кровь татарская текла рекой, трудно было пройти через множество валявшихся трупов. Ими были пере­полнены берега Казанки под кремлем, ямы, овраги, рвы обо­ронительных укреплений; местами их кучи доходили до высоты городских стен. В 3 часа дня в город въехал на коне Иван Грозный, для чего с трудом очистили проход длиной всего в сто шагов от Муралеевых ворот до ханского дворца.

Казань пала. Иван Грозный въехал в крепость и заложил в ней Благовещенскую церковь.

Казанское ханство прекратило свое существование. Его территорию включили в состав Руси, а Иван Грозный стал именовать себя и «царем Казанским».

Население завоеванного края еще в течение нескольких лет вело вооруженную борьбу. Однако его сопротивление в условиях превосходства сил Русского государства не смогло привести к восстановлению независимости.

Продолжение

трендовые темы